Перейти на главную страницуНовости и событияО сайте
С вопросами, предложениями и замечаниями по содержанию текстов и материалов, а также оформлению и работе сайта, Вы всегда можете обратиться по адресу: koyus@glazychev.ru
БиографияПроекты и программы, в которых участвовал или принимает участие Вячеслав ЛеонидовичОформительские, архитектурные и другие работыРаботы по городской среде и жилищуСтатьи, публикации, рецензии, доклады, интервьюКурсы, лекции и мастер-классные занятия, которые проводил или ведет Вячеслав Леонидович Книги, написанные Вячеславом Леонидовичем Глазычевым


Аристотель Фьораванти

Предисловие

Длинна череда архитекторов-иноземцев, нашедших вторую родину в нашей стране, вложивших знания, мастерство, силы в развитие российской архитектуры. Аристотель Фьораванти был первым.

Фьораванти принадлежит истории Италии и истории России в равной мере. Как истый человек Кватроченто, он и мыслит, и поступает то по нормам предренессансной Европы, то сообразно меркам крепнущего Возрождения. Человек на перекрёстке истории, Фьораванти всегда будет интересен. К моменту выхода этой книги в свет исполняется предположительно (ибо точной даты нет) 500 лет со дня смерти мастера.

Это далеко не первая книга о мастере Аристотеле из Болоньи. Две были изданы в Милане в конце прошлого столетия[1], одна в Москве полвека назад[2]. Исследования жизни и творчества болонского инженера отражены во множестве статей, опубликованных по преимуществу в научных сборниках, что делает их труднодоступными для широкого читательского круга. Историки архитектуры предпочитают сейчас исследовать бурное строительство XVI и XVII вв., однако время Фьораванти было и остается ключевым для понимания всего дальнейшего развития зодчества и в Западной, и в Восточной Европе.

Юбилейные конференции в Москве и Болонье, приуроченные к 500-летию завершения строительства Успенского собора в Московском Кремле (1479-1979), подвели итог тому, что известно в наши дни об итальянском и московском периодах творчества замечательного болонца. Вновь были перечитаны летописи, перерыты архивы. Сенсации не произошло. К тому, что было известно уже сто лет назад, удалось добавить лишь несколько деталей. Однако знать и понимать — разные вещи, и каждое поколение заново переосмысливает совокупность известных фактов.

В задачу авторов не входило детальное освещение полемики между специалистами относительно "тёмных пятен" в творческой биографии Фьораванти. Для нас было важно попытаться максимально полно осветить содержание того, что уже было собрано другими, несколько расширить контекст идей и событий вокруг известных фактов, рискнуть предположениями, строго доказать которые нет возможности. После некоторого колебания мы оставили в тексте домыслы — чисто логические реконструкции, не противоречащие строго установленным фактам. Если иные из наших гипотез вызовут конструктивную полемику, тем лучше: попытка понять мастера сегодня нужнее, чем простая констатация безусловно известного, ведь описаний, и весьма подробных, довольно и без этой книги.

В музеях хранится немало предметов-загадок. Среди них — небольшие серебряные монеты, чеканенные в Москве. На лицевой стороне монеты — всадник с мечом в Руке. Вокруг надпись: "КНЗ Вели IВАН ВАСИЕВИЧ". Меж копыт коня — цветок о пяти лепестках.

На обороте медали с портретом венгерского короля Матиаша I Корвина, под надписью изображен тот же цветок[3].

Время позднеготической, куртуазной культуры — это время шарад, загадок, анаграмм. Ренессанс унаследовал эту увлеченность: в канцонах Данте, в гравюрах Дюрера или композициях Брейгеля Старшего зашифровано множество смыслов, и нужен немалый труд, чтобы извлечь их из-под якобы простых, едва ли не тривиальных образов. Серебряная монета Ивана III, датируемая 1475-1483 гг. Пятилепестковую "розу" под копытами коня большинство ученых считает своеобразной подписью Аристотеля Фьораванти, тогда как начертание имени на реверсе монеты не получило однозначного объяснения. — См. крупнееАристотель Фьораванти — человек, разделявший пристрастия своего времени. Не удивляет поэтому, что собственное имя он сделал темой изобразительного ребуса, Фьор — значит цветок, Фьор — а — венти: цветок, гонимый ветром. Избранный мастером знак служит точно найденной метафорой его богатой событиями, бродячей, не слишком удачливой жизни.

Да Прато:

Источник невежества мутнотекущий,
Жалкая тварь, рассужденья лишённая,
Тень фонаря, светлячок незажженный,
Алхимии призрак жалостносущий.
Плебс неразумный теряет надежду
Верить тому, что достойно доверия,
Лишь в невозможное жаждет поверить,
Что позволяет светиться невежде.
Если же баркас твой, тонуть лишь пригодный,
Будет закончен (во что я не верю),
Прочь Данте и школу, и смерти холодной
Своими руками открою я двери.
Сомнительно, впрочем,- ведь дар твой природный:
Начав, не достичь и окончить потерей.

Брунеллески:

О, тварь, воплощенье души неимущей,
Знай: когда свыше нисходит надежда,
В прах распадутся земные одежды
И останется сияние сущего.
Ложных суждений грязная муть
В сиянии Опыта слабнет и тает.
Мудрый все сущее взором пронзает -
Лишь то, чего нет, непрозрачно ему.
(В ложную мудрость и школа не верит.
Измышлениями судьбу не сложить.
Чтоб не краснеть от стыда за дверью
— Природа кроит, а искусству — шить, -
Отщипни у стихов лишние перья.
Иначе... как же ты будешь жить?)

Не вдаваясь в подробности конфликта, заметим: эти строки (пер. В. Г., в скобки заключены 6 строк, расшифровка которых, по мнению некоторых итальянских учёных, спорна) свидетельствуют, что XV в. — счастливая эпоха в истории культуры, не был временем счастливых людей.


К оглавлению
Введение

 


Примечания

[1]
Gualandi M. A. Aristotele Fioravanti, meccanico ed ingegnere del secolo XV. Bologna, 1870;Beltrami L. Aristotele da Bologna. 1458-1464. Milano, 1888.

[2]
Снегирев В. Л. Аристотель Фьораванти и перестройка Московского Кремля. М., 1935. К числу работ о Фьораванти следует причислить книгу Овсянникова Ю.М. Кремлевские мастера (М., Молодая гвардия, 1970), где автор удачно связывает имя болонца с именем Василия Ермолина.

[3]
Оригинал не сохранился. В Венском историческом музее хранится серебряная копия XVII в. 


...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... — см. подробнее



Недвижимость в Крыму и Севастополе