Перейти на главную страницуНовости и событияО сайте
С вопросами, предложениями и замечаниями по содержанию текстов и материалов, а также оформлению и работе сайта, Вы всегда можете обратиться по адресу: koyus@glazychev.ru
БиографияПроекты и программы, в которых участвовал или принимает участие Вячеслав ЛеонидовичОформительские, архитектурные и другие работыРаботы по городской среде и жилищуСтатьи, публикации, рецензии, доклады, интервьюКурсы, лекции и мастер-классные занятия, которые проводил или ведет Вячеслав Леонидович Книги, написанные Вячеславом Леонидовичем Глазычевым


Глубинная Россия: 2000 — 2002

5. Погружение в район

Неопознанное движение людей

Вторую экспедицию ЦСИ организовал силами профессиональных эконом-географов летом 2002 года. Естественно было, наряду с контрольным Бузулукским районом, ещё раз обработать территорию того же Кувандыкского. На этот раз следовало уточнить картину миграции, относительно которой наш семинар более поставил вопросов, чем дал ответов.

Немцы выехали почти отовсюду, часто сохранив за собой права собственности, ещё чаще — продав землю по схеме «дарения». На их место пришли отнюдь не российские фермеры. Демографические карты устарели до неопознаваемости, и остается уповать на то, что обработка данных состоявшейся переписи отразит хоть часть правды. Новые земляческие поселения — армянские, чеченские, курдские, не говоря о казахских с их специфическими формами родства, — всё это образует собой причудливый мозаичный рисунок, никому не ведомый в подробностях.

Кстати, вторя работе географов в микромасштабе, я объехал часть пограничного Акбулакского района, где, в частности, выяснилось, что в областном центре в десять раз преувеличивали численность чеченских поселенцев, что тамошние казахи, к примеру в селе Карасай[1], обрусели настолько, что вот уже четыре года не находится преподаватель, чтобы вести факультатив казахского языка в школе.

Детальная работа географов[2] показала, что начиная с 2000 года миграция в Россию (официальная) резко сократилась и за все последние пять лет в Кувандыкский район прибыло из ближайшего зарубежья немногим более тысячи человек — из них 500 русских, 430 казахов, таджиков, татар, узбеков, 120 чеченцев[3].

В 2000 году из села выехало больше, чем туда прибыло, хотя общее сальдо по району ещё оставалось положительным, а в 2001 году миграционная убыль увеличилась в сельской местности в полтора раза и из Кувандыка выехало на 50 человек больше, чем туда перебралось. Постоянно растущая естественная убыль населения как в городе, так и в сельской местности определила стабильное снижение численности населения района. Если до 2000 года это происходило только за счёт того, что естественная убыль превышала миграционный прирост, то с 2001 года отрицательные величины миграционного движения и естественной убыли стали складываться.

В 2001 году среди прибывших в район 93% составляли внутрироссийские мигранты (из них 59% из других районов области), среди выбывших их было 96% (57% внутри области). Среди участников внутрирегиональных миграций 71% прибыли в район из городов, 29% — из сельской местности; среди выбывших — 82% из Кувандыка, из сельской местности — 18%. В потоках межрегиональных миграций среди прибывших примерно равны доли выходцев из городов и сельских поселений; среди выбывших из района жители Кувандыка составляют 58%, а жители сельских поселений — 42%, что соответствует разделению жителей района на городское и сельское население.

Из общего числа прибывших в 2001 году в район 83% составляли граждане России, около 12% — Казахстана, 3% — граждане среднеазиатских республик, 1% — Белоруссии, Украины и Молдовы (вместе) и меньше 1% — граждане республик Закавказья. Распределение лиц с разным гражданством по городу и сельским поселениям практически одинаково. Среди иммигрантов значительную долю (как и в Бузулукском районе) составляют возвращающиеся на родину — особенно это относится к иммигрантам из зарубежья.

Отметим лишь, что из 143 прибывших в Кувандык из стран ближнего зарубежья 86 человек (60%) прибыли из Казахстана, из 35 выбывших в ближнее зарубежье в Казахстан выехало 29 человек (83%). В сельские поселения из заграницы прибыло 98 человек, в том числе 67 (68%) из Казахстана, выехало в Казахстан 9 человек.

Так же, как и в Бузулукском, в Кувандыкском районе с миграциями связана количественная и качественная концентрация населения в наиболее крупных поселениях — обычно в центральных поселках сельских администраций при некоторой депопуляции широтной периферии, но меньшей, чем в Бузулукском районе, вследствие периферийного размещения многих инонациональных (не русских) населённых пунктов.

Табл. 1. Миграция в Кувандыкском районе, 1997—2001

1997 1998 1999 2000 2001
Прибыло Всего 1162 1316 1376 1289 852
в г. Кувандык 652 650 688 641 381
в сельские поселения 510 666 688 648 471
Родилось Всего 566 545 536 558 560
в г. Кувандык 292 280 274 н. д. н. д.
в сельской местности 274 265 262 н. д. н. д.
Умерло Всего 742 736 755 795 832
в г. Кувандык 393 378 406 н. д. н. д.
в сельской местности 349 358 349 н. д. н. д.
Сальдо Всего -176 -191 -219 -237 -272
в г. Кувандык -101 -98 -132 н. д. н. д.
в сельской местности -75 -93 -87 н. д. н. д.

Как и в Бузулукском районе, здесь появляются «дачные» поселения в зоне, ближайшей к Кувандыку и Медногорску, но, в отличие от Бузулукского района, где появление таких поселков почти целиком определяется расстоянием до Бузулука, в Кувандыкском районе значительную роль играют и природные условия: дачники перезаселяют здесь не только бывшие сельскохозяйственные деревни, но и посёлки баз отдыха.

Разумеется, эти сведения неполны, но, судя по опросу местных экспертов, представления о едва ли не нашествии из Казахстана, распространяемые прессой не без корыстного интереса губернских властей, сильно преувеличены.

Магнитное поле приграничья распространяет своё влияние на губернские центры, в полутрущобных кварталах которых скрывается добрая половина неофициальных переселенцев. В пределах этого поля обнаруживается немало диких парадоксов: например, нет места для цивилизованного размещения (и цивилизованной фильтрации) сотен несчастных людей, тогда как в часе езды непременно обнаружатся ещё почти пригодные для жизни военные городки. Эти городки брошены Министерством обороны, но никому не переданы, как никому не передаются и преют на мобилизационных складах военные формы образца 1944 и даже 1931 года.

Если перевести всё это и многое другое на язык пространственных представлений, то придется констатировать: несколько баламутная жизнь пограничья образует собой протяженный неопознанный объект. Познавать его природу в неспешном академическом режиме невозможно. Во-первых, для этого недостает ни сил, ни средств. А во-вторых, ситуация видоизменяется быстрее, чем на изменения способна реагировать академическая наука. Остается включённое исследование, т.е. изучение через действие, точнее, взаимодействие с региональными и местными властями, с заинтересованными профессионалами, с вменяемой общественностью.


Предыдущая

Глубинная Россия — Содержание

Содержание книги


Примечания

[1]
По сведениям, полученным в сельсовете, на октябрь 2002 года русских насчитывалось 226, казахов 214, украинцев 74, чувашей 65, татар 58, армян 7 и 2 аварца (при этом общая численность, названная председателем, превышала на 100 сумму приведенных выше данных).

[2]
Здесь я пользуюсь рабочими материалами, которые любезно предоставил мне коллектив учёных: С.С. Артоболевский, И.М. Бадыштова, Ж.А. Зайончковская, Д.Н. Лухманов, Н.В. Мкртчян.

[3]
Следует заметить, что преимущественно перебирались в Оренбуржье, на когда-то вынужденно (ссылка) насиженные места, жители равнинной Чечни, нашедшие в Оренбуржье приемлемые условия для занятий овцеводством и коневодством.


...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... — см. подробнее



Недвижимость в Крыму и Севастополе