Городская среда. Технология развития: Настольная книга

Технология соучастия

Очевидно, что вовлечение местных жителей в роли экспертов (а в дальнейшем и разработчиков и реализаторов) в процесс разработки программы требует чего-то большего, чем прямое обращение,— как показывает опыт, на прямой никак не подготовленный призыв к сотрудничеству откликаются по преимуществу всевозможные чудаки и иные странные личности, работа с которыми утомительна, но непродуктивна. Нам необходимо чтобы в контакт с разработчиками программы захотели войти те люди, кто действительно может внести существенный вклад в рассмотрение проблем города.

Естественно, что многое будет зависеть от того, с кем конкретно мы имеем дело и в какой именно ситуации:

1. Обычная ситуация, когда нет организованных сообществ, когда мы имеем дело с множеством разобщенных людей, единственным общим для которых является соседство в пространстве — микрорайона, квартала, части города.

2. Нередкая ситуация, когда есть группа энтузиастов, пытающаяся решить обыденные проблемы городской среды.

3. Обычная ситуация, когда население пассивно и есть лишь несколько одиноких энтузиастов, стремящихся пробудить внимание властей и общественное участие к тем или иным проблемам, как правило сопряженным с экологической обстановкой или охраной памятников истории и культуры.

4. Все ещё редкая ситуация, когда сформирован совет самоуправления, пытающийся нащупать пути решения местных задач и упорядочить взаимоотношения с городской властью.

5. Обычная ситуация, когда население пассивно, отдельные энтузиасты заняты конкретными делами, вроде формирования музея, театра или любительского общества, тогда как отдельные лица внутри систем управления не могут полностью реализовать свой личностный потенциал и в связи с этим ощущают глубокое чувство неудовлетворенности.

1. Нет организованных сообществ, есть множество разобщенных людей, единственным общим для которых является соседство в пространстве — микрорайона, квартала, части города.

Всякое прямое обращение к собранию или сходу жителей заранее обречено на неудачу: деловые, занятые, конструктивно мыслящие люди, скорее всего, не придут, и любая попытка обратить внимание на сущностные проблемы, решение которых требует общего участия, обратится в состязание разгоряченных и чаще всего озлобленных людей в негативистском красноречии. Единственным исключением может быть случай, когда обсуждается конкретный наболевший вопрос (дым от соседней фабрики, незаконные гаражи, несогласованная попытка властей встроить новое здание на месте единственной озелененной площадки и т. п.), прямо задевающий интересы множества людей, — если эксперт способен сразу указать и на возможные альтернативные выходы из болезненной ситуации и на способ их реализации.

В целом гораздо продуктивнее технология “замочной скважины” — по согласованию с местным начальством (почти всегда это бывает осуществимо), но в опоре на собственные или спонсорские средства — группа экспертов начинает исследовательскую и проектную работу на месте (бывший красный уголок и т. п.). Незнакомые люди обходят участок, фотографируют, измеряют, обсуждают нечто с листами бумаги в руках. Преодолевая робость, кто-то из местных жителей задает им один-два вопроса. Некая информация поступает в “соседство” от дворников, уборщиц и служащих муниципальных контор. По вечерам освещены окна в обычно темном помещении, и в них можно увидеть, как на стенах вывешиваются рисунки, на столах строится объемный макет территории и пр.

Естественное любопытство приводит к этому месту детей, в которых экспертная группа видит серьёзный источник детальной информации о жизни микрорайона или квартала. Неделю спустя вывешивается во всех подъездах короткая информация о работе экспертной группы с приглашением всех желающих зайти и ознакомиться с ходом работы. Как правило, наряду с просто любопытствующими, появляется несколько небезразличных людей, знания, опыт и наблюдательность которых позволяют расширить представления рабочей группы о своем объекте. Эти люди в дальнейшем персонально приглашаются к участию в обсуждении.

Существо эскизной программы заключается в этом случае в опоре на решение сверхконкретных задач (лестница, на ступенях которой в гололед произошло не одно несчастье; неудачное расположение помойки, сырость, комары под окнами; выхлопные газы, вползающие вглубь квартала с соседней магистрали и пр.) Программа, прежде всего, должна содержать простые и в принципе реализуемые малыми средствами решения этих наболевших вопросов, надстраивая над ними все более глубокие вопросы развития территории в качестве своего рода “второго этажа”. Когда работа над эскизной программой приобретает зримое, наглядное, безусловно понятное каждому выражение, наступает ответственный момент её публичного предъявления всем желающим. Наилучшим местом для встречи экспертной группы с жителями является, разумеется, школа, с которой, как правило, несложно установить рабочие отношения — за счёт интереса к её собственным проблемам, в первую очередь.

На таком собрании невозможно полностью избежать тех неприятностей, которые связаны с жаждой самопроявления со стороны наиболее истероидных лиц, однако уважение к проделанной экспертами работе, как правило, склоняет чашу весов в пользу делового разговора о проблемах и путях их решения.

Непременно обнаруживается несколько человек, проявляющих уже не только заинтересованность, но и прямое желание включиться в рабочий процесс, и тогда задачей группы становится осуществление постоянного контакта, в первую очередь, с этими людьми. При некоторой удачливости, есть шанс, что из этой группы сложится в дальнейшем конструктивно настроенный инициативный комитет, вырастающий вокруг смыслового ядра программы развития. Если этого и не случится, остаточный эффект велик и при первой возможности, вроде сложения жилищного товарищества в связи с приватизацией квартир, он непременно проступит на поверхность вновь.

Возможна кристаллизация такого инициативного комитета вокруг нескольких энергичных людей, каждый из которых пытался начать самостоятельную экономическую деятельность или хотя бы всерьёзмышлял по этому поводу. Обнаружение того факта, что интересы каждого отнюдь не обязательно вступают в конфликт с интересами другого, что возможно сложение усилий без ущемления интересов отдельной личности — в рамках программы развития территории, дается людям нелегко и не сразу, но безмерно важно.

2. Сложившаяся группа энтузиастов, пытается решить обыденные проблемы городской среды на уровне своего квартала или микрорайона.

Как правило, речь идёт о временных группах, связанных общим прямым интересом: владельцы автомашин, которым необходимо организовать охраняемую стоянку; матери с маленькими детьми, напуганные близостью проезда или загазованностью участка; владельцы собак, нуждающиеся в безопасном моционе со своими любимцами; старики, страдающие ввиду отсутствия удобного места для необязательного по характеру общения и пр.

По непреложным законам человеческого общежития каждая такая группа имеет отчетливую структуру ролей, среди которых роль лидера является явственным организующим началом. Работа с лидером, работа на подтверждение его или её авторитета является в этом случае залогом успеха экспертов. Несмотря на то, что очень часто предлагаемое такой группой конкретное решение отнюдь не является безукоризненным или наилучшим, работа на развитие и усиление этого решения (в осмысление и попытки реализации которого затрачено уже очень много сил), исключительно работа на развитие и усиление этого решения может иметь шансы на успех. Тогда это становится принципом взаимодействия.

Единственным эффективным средством является расширение контекста, как бы обертывание частного предложения более широким целым — так, чтобы проступило, что решение проблемы этой конкретной группы отнюдь не обязательно ущемляет интересы других групп или пассивного большинства.

Опорным стержнем взаимодействия становится выработка эскизной проектной программы в технике разрешения не только очевидного, но и возможного конфликта интересов. Создание уютной площадки для маленьких детей должно быть дополнено устройством и игровой площадки для детей постарше, и удобной системы уголков для подростков, в определённом возрасте жаждущих уединения. Обустройство “собачников” будет иметь успех только в том случае, если удается найти рациональное решение проблем автомобилистов. Реорганизация площадки контейнеров для мусора, тем более изменение системы его сбора и вывоза могут быть удачными только, если параллельно осуществляется грамотная, т. е. долговременная и экономически целесообразная реконструкция озеленения и т. п.

3. Население привычно пассивно, и лишь несколько одиноких энтузиастов стремятся пробудить общественное участие и внимание властей к конкретным проблемам Места.

Как правило, речь идёт о проблемах, которые большинство считают второстепенными или идеалистическими: пруд, который гибнет, лишившись притока кислорода в связи с ошибками строительства; судьба нескольких старых деревьев, которым угрожает открытый или замаскированный вандализм; судьба строения, являющегося памятником либо играющего эту роль в обстановке новой застройки.

Как правило, речь идёт также о людях, которых отличает энергия и целеустремленность и, вместе с тем, уязвленность тем, что их усилия не дают прямых результатов и не вызывают общего признания. В большей или меньшей степени одинокие энтузиасты противопоставляют себя пассивному окружению уже самой своею активностью. Область их рабочих контактов намного выходит за рамки местного соседского сообщества, так как они пребывают в переписке или личных контактах со всевозможным начальством, независимыми экспертами, журналистами, товарищами по общей борьбе в рамках ассоциаций или обществ.

Следует заметить, что работа экспертов в этом случае наиболее осложнена: не привлечь заслуженных энтузиастов к работе над программой развития невозможно, в то время как привлечь их весьма сложно (они стремятся немедленно подмять программу под своё видение своей проблемы) и, к тому же, это чревато формированием глухого сопротивления потенциально важных участников процесса, которых “штатные” энтузиасты обычно раздражают.

Выходом из этой ситуации оказывается вновь резкое расширение контекста проблем, когда рядом с делом жизни энтузиаста формируются новые задачи, в решении которых заинтересованы другие индивиды и группы, тогда как для первого они малосущественны. При этом “его” проблема максимально остается в её сложившемся выражении так, чтобы репутация, сопряженная с героической линией противостояния, испытала бы наименьший ущерб. Ввязывание частной задачи в более широкий контекст представляет собой только техническую трудность — через это “восхождение от частного к общему” расширяется поле самовыражения для других потенциальных лидеров, что ослабляет изначальную напряженность скрытого конфликта.

4. Сформирован реальный совет самоуправления или жилищное товарищество, пытающиеся нащупать пути решения местных задач и упорядочить взаимоотношения с городской властью.

Двусмысленность положения выборного органа такого рода, зажатого между претензиями слабоорганизованных избирателей и стремлением той или иной формы территориального управления видеть в нем лишь исполнителя принятых “наверху” решений, создаёт немало трудностей в работе экспертной группы. Самоуправление фокусирует внимание, прежде всего, на тех действиях, которые способствовали бы усилению его финансовой, а следовательно, и управленческой самостоятельности. Как выразитель устремлений жителей, оно должно обращать внимание программистов на полный свод бед и проблем городской среды, переживаемой как бесконечная череда малых несчастий, начиная с протечки кровель и кончая неустроенностью детских площадок.

Оптимальная стратегия экспертной группы заключается в этом случае в сочетании нескольких действий. Первое — анализ потенциала территории с точки зрения выявления её ресурсов, использование которых не учитывалось ни самоуправлением, ни городской (районной) администрацией. Предъявление картины таких возможностей сразу фиксирует гарантированно уважительное отношение клиента к внешним экспертам. Второе — вовлечение в разработку программы тех местных экспертов, которые естественным ходом вещей оказываются слабо связаны с самоуправлением. Это директора школ, главные врачи поликлиник, милиция, предприниматели — на основании учета интересов каждой из этих сторон в построении общей картины. Наконец, третье — с ведома и при поддержке клиента проведение работы по выявлению потенциальных реализаторов программы, которая уже обозначена выше точно так же, как если бы органа самоуправления ещё не было.

Сама программа развития, предъявляемая в развернутой форме предельно наглядно, имеет шанс в этом случае стать основой для расширения рабочей поддержки самоуправления, обычная втянутость которого в решение повседневных вопросов быстро отчуждает его от потенциально наиболее сильных сторонников.

Мощным средством соорганизации всех сил на воплощение программы развития становится создание Корпорации Территориального Развития, что требует особого анализа и обсуждается ниже.

5. Население пассивно, отдельные энтузиасты заняты конкретными делами, вроде формирования музея, театра или любительского общества, тогда кок отдельные лица внутри систем управления не могут полностью реализовать свой личностный потенциал и в связи с этим ощущают неудовлетворенность.

В этой характерной ситуации наилучшая стратегия являет собой цепочку параллельных и последовательных шагов. Может быть, главным из них следует счесть выявление нереализованных ресурсов самой управленческой “команды” — как правило, это те идеи, с которыми они шли в управленческие системы, но суета сиюминутных задач упорно отодвигает их на все более дальний план сознания. Работая с городской властью, эксперты имеют дело с бывшими учителями и строителями, инженерами и профсоюзными работниками. Высвечивание глубинных замыслов этих людей становится не только важным тактическим средством упрочения контакта с внешними экспертами, но и сущностным источником ценнейшей конструктивной информации. Вторая задача — “вычисление” тех, кого следует считать неформальными лидерами местного общественного мнения (нередко они и некоторые члены управленческой “команды” суть одни и те же люди) и выявление их конструктивных идей. Обычно, и с первыми и со вторыми, единственным источником более ли менее надёжной информации являются долговременные — т. н. глубокие — интервью.

Третья задача — выстраивание “горизонтальных” связей между идеями первых и вторых. Дело в том, что вера в то, что люди знают друг друга, иллюзорна даже и тогда, когда речь идёт о наименьшем из городов. Соотнесенность образа мыслей и устремлений потенциальных носителей социально-культурного прогресса через программу развития уже есть развитие.

Наконец, четвёртой задачей непременно является формирование более сложного и многомерного образа городской среды, чем тот, каким обладают все участники процесса по отдельности. Это осуществимо лишь через предъявление им эскизной программы развития и через длительное, многократное выявление их реакций на отдельные её элементы. Трудно надеяться на то, что на начальной стадии взаимодействия мы можем ожидать глубокой реакции на программу в целом. Слишком велика для этого привычная разобщённость знаний, интересов и квалификаций.

Ещё раз зафиксируем ведущие принципы работы по вовлечению местных экспертов в работу над программой:

Основой этой работы является безусловный профессионализм каждого конкретного предложения в рамках программы — проектные замыслы, для которых не просчитаны возможности воплощения, недопустимы.

Стимулом такой работы является любознательность, интерес к тому, как различные партнеры формулируют задачу, каковы их отправные точки, ценности и способ работы. Независимо от образованности и опыта, люди безошибочно опознают фальшь, имитацию заинтересованности, вслед за чем провал замысла неизбежен.

Основанием работы является “воплощение”: внешний эксперт обязан прочувствовать полноту обстоятельств за всякой позицией и уметь видеть не только предъявленное содержание, но и то глубинное содержание, которое только угадывается за первым.

В то же время эксперт программирования обязан сохранять полную, в том числе эмоциональную, независимость и отчужденность от местных обстоятельств, так как в противном случае смонтировать целостную программу было бы невозможно.

Наконец, главным в такой работе является сосредоточение внимания на немногих, но подлинных лидерах общественного мнения — если удается установить с ними конструктивный контакт, то вовлечение значительно более широкого круга партнеров процесса программирования развития можно считать обеспеченным, он начнет происходить через систему неформальных связей и авторитета.

Наиболее трудным в этом является искренность добровольного отказа от навязывания людям готового решения, каким разумным оно бы ни казалось эксперту — решение должно быть непременно выращено через длительный диалог.


 

...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... — см. подробнее