WWW.GLAZYCHEV.RU
Сайт В.Л.Глазычева


Wystan Hugh Auden (Уистон Хью Оден)

1907-1973

 

Родился в Йорке, Англия. В 1939 году поселяется в США. Был лауреатом Пулитцеровской премии в 1948. С 1954 по 1973 год — Канцлер Американской Академии Поэтов. Жил в Нью-Йорке и Австрии. Умер в Вене.


Избранные стихотворения

(Перевод В.Л. Глазычева)

Блюз Римской стены

По вереску мокрый ветер бредет.
Плащ мой завшивел и нос течет.

По серому камню растет туман.
Девушка — в Тунгрии, я здесь — сам.

Авл там рядом вьется нахально —
Так бы и врезал по морде сальной.

Пизон — с христианами. Молится рыбке.
Стань по его — ни любви, ни улыбки.

Кольцо, что дала, я в кости прочухал…
Мне деньги верните! Я к ней хочу!

Когда одноглазым вернусь ветераном,
Без дела в небо уставлюсь бараном.

октябрь 1937 г.

Бесшабашные

Заметили, что девственность нужна,
Чтоб отловить единорога на природе,
Но не увидели: удачлива — она
Была обычно форменным уродом.

Все видели: герой как есть герой.
Никто не видел странности явленья:
Ведь ангел с переломанной ногой
Учил его, как избежать паденья.

Ошиблись, вычисляя, как идти.
Отправились награду получить —
Застряли в гроте, что на полпути,
Но диких львов сумели приручить.

Или ушли в безумие отваги
И в камень их оборотили маги.

О, скажи мне, что есть любовь

Говорят, как пухлый малыш она.
Говорят, любовь вольна, словно птичка.
Говорят, что миром крутит одна,
Или что это собачья чушь.
Но когда у соседа, что знает, похоже,
Я об этом рискнул заикнуться,
Его жена разозлилась ужасно
И обоим велела заткнуться.

Уютна ли она, как пижама,
Странна ль, как шут в доме призрения,
Подванивает ли, как лама,
Или благоухает во утешение.
То ли как спинка ежа, колюча,
То ль как пух, норовит обвить,
Режет ли край, иль гладка на ощупь?
О, раскрой мне тайну любви.

О ней нередко упоминает
Сводка самоубийств.
Ее нередко обозначают
На расписании поездов.
Воет ли голодной овчаркой,
Или гремит оркестром военным,
На пиле иль на рояле концертном
Можно ль сыграть её вдохновенно?
О, поведай мне правду любви!

Визжит ли она на приемах чинных,
Или классично журчит в крови,
Когда просят, послушно журчит она?
О, расскажи мне все о любви.
На летней даче её обыскался —
Даже там не смог обнаружить,
На Верхней Темзе найти пытался,
И на Брайтона свежем ветру.
Не знаю, что розы сказать хотели,
Что мне подсказывали грачи.
Она не обнаружилась под постелью,
И в ящике, где ключи.

На летней даче её обыскался —
Даже там не смог обнаружить,
На Верхней Темзе найти пытался,
И на Брайтона свежем ветру.
Не знаю, что розы сказать хотели,
Что мне подсказывали грачи.
Она не обнаружилась под постелью,
И в ящике, где ключи.

Способна ли корчить дикие рожи,
Тошнит ли на качелях ее,
Тратить все время на скачках может,
Или вывязывает макраме.
Вполне ли она отечество ценит,
Легко ей иль трудно без денег жить,
Насколько грязны её анекдоты?
Ну, о любви мне правду скажи.

Говорили мне: не забыть никогда
Чувство встречи с любовью летом,
Но так и не смог я сказать: Да!
Хотя с детства мечтал об этом.
Так и не открывал я дверь —
Мне скоро уж тридцать пять.
Ну, что эта за диковинный зверь,
Что всем нам мешает спать?

Запросто, будто смена погоды,
Съязвит иль проявит себя уместно?
Жизнь скрутит на долгие годы?
О, расскажи о любви мне честно!

1938

Ад

Тут нет Ада, там нет Ада.
Ада нет ни здесь, ни рядом.
Не снести такого Ада.

О грядущем ли мечтать,
Век ушедший отыскать
Трудно. Легче просто ждать.

Только трудность обученья,
Гордость нового уменья
Укрепляет исступленье.

Искать в массиве словаря
У слова смысл — конечно, зря.
Вот эволюции заря!

Пусть у гордыни норов крут.
Нужны терпение и труд,
И Ад возникнуть сможет тут.

Сейчас под маской слепоты
И обойдясь без доброты,
Сойдем с ума и я и ты.

Прокляты будь мы, будь мы во сне,
Плакать было б уместно вполне.
И как бы естественно было сказать,
Что больше некому умирать.

сентябрь 1939 г.

Если узнаю

Время скажет одно: я ж говорило!
Лишь время знает, сколько платить.
Если узнаю, я вам расскажу.

Если заплачем, на клоунов глядя,
И с ритма собьемся, когда заиграют,
Время нам скажет: я говорило!

Однако нет в предсказанья смысла.
Слова и так не вмещают любовь.
Если сумею, то вам расскажу.

Откуда-то начинается ветер.
Не без причины жухнет листва.
А время скажет: ведь я говорило!

Быть может, розы сами хотят расти,
Воображенье и впрямь хочет остаться.
Если пойму, то я вам расскажу.

А если львы поднимутся и уйдут,
Если сбегут ручьи и солдаты —
И тогда время скажет: я говорило?

Если бы мог, я бы вам рассказал.
Когда бы я сумел — сказал бы.

 


Наверх


Недвижимость в Крыму и Севастополе