Инза

Здание вокзала одноэтажное, приземистое, выходящих нет. 25 тысяч человек. Сразу на привокзальной площади памятник погибшим в ВОВ. Вокруг него по периметру квадрата 16 мраморных пилонов с фамилиями погибших инзенцев. гранитный пилон с восемью фамилиями погибших в Афганистане.

Киоск "Канцелярская лавка". По словам продавца, торговля шла бы бойко, особенно в августе - перед школой, но очень мучает конкуренция. "Каждый инзенец в августе норовит съездить в Пензу или Ульяновск за канцтоварами и здесь их продать".

Привокзальная площадь - ряд киосков (цветы, пиво, канцелярия, продуктовый магазин), торговый центр "Юбилейный" (небольшой продовольственный магазин, небольшой промышленный магазин, круглосуточная (!) столовая). Главная улица - сбор всего. На ней: бывшие ясли (теперь жилой дом), "расчётно-кассовый центр Ульяновского района" со спутниковой тарелкой на боку, телеграф-почта с очередью бабушек за пенсией (пенсию платили августовскую), редакция районной газеты "Вперед", районное ГИБДД, районная администрация. И все на протяжении не более чем 100 метров, и все одноэтажное.

Гостиница называется в народе "Бригадный двор", на вывеске - "Дом отдыха локомотивных бригад". В нее три года назад стали пускать за плату (63 рубля в сутки двухместный номер) приезжих. В гостинице всего около 20 номеров, не более 10 человек. Сортир - один на этаж, душ тоже один, с тремя кабинками. Была горячая вода, номер очень аккуратно прибран.

По пути на рынок два четырёхэтажного здания необычной и приятной конструкции, жилых - квартир на 20 каждое. Остальное частные одноэтажки, но на одной развалюхе (бревенчатый, почерневший от старости) к крыше прикреплена спутниковая антенна (местный телемастер).

Рынок работает, каждый день с утра до 15.00. Всего на рынке около 100 лотков, 60 размещаются на прилегающих территориях. На рынке 2-3 милиционера.

5 отделений связи, но междугородный телефон только в одном - список очереди на установку телефона (она стоит около 1400 рублей). В городе есть телефоны - автоматы с жетонами по 1 р. 50 коп.

Девушки одеты, как на дискотеку. Все (или почти все) взрослое население обуто в сандалии, одето в строгие черные брюки с наглаженными стрелками, реже в джинсы и в футболки.

Дом быта функционирует, часть здания используется под бар (всего баров в Инзе 4). Объявление об Интернет-услугах. Местный: "Коммерческий банк "Инзенский". Здание хорошо отремонтировано, в 100 метрах от администрации, от дороги к крыльцу ведет тропинка, засыпанная крупным щебнем (под асфальт), а через него растет бурная трава. Детский сад "Рябина", работающий с детьми (около 30 человек на игровой площадке). В городе 4 школы (в одной из них краеведческий музей), один техникум и одно с/х училище.

Редакция - приземистый деревенский дом с покосившимися воротами. "Издательство" - в сарае.

В городе есть усадьба Ознобишина, есть "кулацкий поселок". Две дискотеки: в бывшем кинотеатре "Заря" дискотека работает каждый день, и в "диатомном" парке - по выходным и иногда в будни.

Мэр по уставу города назначается председателем районной администрации и потому не имеет собственного счета в банке (счета города). Администрация - трёхэтажное, небольшое чистенькое здание. Ели рядом побелены около земли, огорожены низкой чугунной оградкой. На крыльце - урна.

По инициативе работников городской библиотеки создан финансируемый Соросом гуманитарный центр.

Несколько лет назад было очень много переселенцев из городов средней Азии, где были землетрясения. Сначала приезжали русские, а потом и азиаты.

В Инзе реально работают фабрика нетканых материалов и деревозавод. Фабрика выпускает матрацы, одеяла, но основной доход - чехлы для ВАЗов. Деревозавод - работает на экспорт, производит материалы для мебели, зарплата у рабочих по несколько тысяч, против обычных для города 700-800 рублей. "Говорят, из-за него нам чернобыльскую дотацию отменили - им нужно было, что бы древесина экологичная была, чтобы продавать в Германию, Францию, вот они и вывели нам город из зоны неблагоприятной, из-за этого перестали "гробовую" минималку каждый месяц платить".

Спиртзавод Нехлюдовой на окраине города.

Марфин тридцать лет в администрации.

Инзенская больница - микрорайон диатомного комбината. Железной дорогой город разделен на три части: с севера - центр, с юга - "диатомка", с востока, внутри развилки (Инза стоит на развилке ж/д) - "китовка". Китовка - бывшая деревня, основанная в 1676 году, теперь вошедшая в состав Инзы как микрорайон.

Стадион, сетки на воротах нет, корзина со стенда оторвана, но поле не заросшее, а кое-где даже вытоптано.

Автобусы ездят раз в час по двум маршрутам: один по центру и Китовке, другой по Диатомке. Проезд стоит два рубля, в салоне - кондуктор. По центральному маршруту билеты дают по дороге из центра в Китовку, а обратно не дают - так принято. По "диатомовскому" - в обе стороны.

От всей ограды остались только столбики от ворот. От скамеек бетонные боковины с лепными украшениями. Парк сильно заросший, через самую середину проходит потрескавшаяся бетонная дорожка. Около нее несколько деревянных фигур. В центре огороженная сплошным двухметровым деревянным забором танцплощадка. На входе мелом написано "Вход - 5 р.".

В четыре-пять часов дня по городу встречается достаточно много пьяных мужчин, лет 40-45, неопрятно одетых. Они вежливо клянчат сигареты.

Маслокомбинат отремонтирован, выкрашен, все строения гудят, трубы - дымятся. Ворота закрыты, вахта закрыта, на территории стоят несколько автомобилей. Больших грузовых - только один молоковоз.

В городе ни одной породистой собаки, но все дворняги ходят в ошейниках. По дороге три грузовых автомобиля, стоящих около дороги - все разобраны - остались только корпуса, рамы и колеса. Многие части не сняты или свинчены, а просто оторваны.

Около железной дороги, в центре города, пасся теленок.

В столовой четыре мужика лет 30-40 пили водку. Запивали её коктейлем из "Фанты" и кефира, один к одному. Кафе "Рассвет" Огромный зал, аккуратные столики, большая стойка бара, и совершенно пусто. Цены не выше, чем в железнодорожной столовой, но не ходят.

Жилье в городе - 50-60 тыс., дом - 30-40 тыс. Движение недвижимости слабое. Многие дома в страшном, аварийном состоянии. Общежитие на микрорайоне № 7 треснуло пополам, окрестные жители растащили из подвала все опоры на кирпичи. Пятиэтажный дом держится только на стенах по периметру. Жители уже два года никому не платят за электричество, воду и тепло - неизвестно, кому платить. Подобных примеров много.

Все женщины, а особенно молодые, одеты весьма не бедно. По словам работников администрации и библиотеки, машин и дорогих шуб все больше. В выходные вся околорыночная площадь забыта машинами - легковыми, а рынок - покупателями. Шубы все больше песцовые, норковые, шапки - песец, чернобурка. Даже маленькие дети ходят зимой в дубленках и песцовых ушанках. А в школу дети приходят одетые с иголочки, все красивые, все в рюшечках. Есть, конечно, в каждом классе 3-4-5 детей, в правду, бедных, так их школа кормит бесплатно.

В селах детсады пустуют. Поэтому их закрывают, а под детский сад отводят 2-3 кабинета в школе. Так зимой только одно здание отапливать надо вместо двух. В поселке Труслейкино в таком пустующем детском саду, скоро откроется областной детский реабилитационный центр - приют для детей-бомжей со всей Ульяновской области.

Телевидение находится на втором этаже здания центрального телеграфа-телефона. Работает каждый день по вечерам, два-три раза в неделю делают местные новости. Недавно делали передачу про "День открытого письма" - это когда губернатор приезжает в город, а ему вручают письмо от горожан. Но реально письмо пишет администрация и хвалит в нем администрацию.

Цыганята иногда приносят неплохие кассеты недорого, их покупают, чтобы показывать городу. Кроме того, они (телевидение) делают тематические передачи, возрастные, передачи о творческих людях района - и всё это делают только три человека. Всем довольны, кроме старого лампового передатчика.

Хлебозавод стоит. Вход закрыт, Территория заросла травой, некоторые здания заброшены совсем. Напротив хлебозавода (название - со слов жителей, табличек нет) стоит стройка. Построено 2,5 этажа, совсем брошена, заросла травой, край кладки неровный - кирпич воруют.

Около трёх-четырёх-пятиэтажных домов, вместо газонов растет картошка. Вдоль дорог столбы, как и деревья, на метр от земли выкрашены известкой. Белье висит метрах в 10-15 от дома, за ним никто не смотрит.

На небольшой территории расположен брошенный цех безалкогольных напитков.

Деревозавод почти перестал работать, но потом получил контракт с мебельными фабриками Германии и Италии и начал работать. Заработная плата в нем 2000-2500 рублей, но условия и объем работы "ужасные". Отсюда, не смотря на зарплату, равную четырем-пяти средним по району, большая текучка кадров - люди работают по два-три месяца и уходят. Деревозавод редко и мало дает на городские праздники. Фабрика первичной обработки шерсти (ПОШ) - была самым крупным предприятием в городе, теперь не работает совсем.

Диатомный завод - четыре цеха, некоторое время назад не работал ни один. Ульяновский предприниматель скупил один цех и запустил производство снова. Сейчас восстанавливает украденные станки, ремонтирует помещение.

"Инза - сила, Инза - рай, Инза - самый лучший край" - гвоздем нацарапано на переговорном пункте.

"Химлесхоз". Предприятие небольшое, но все заборы выкрашены, домик (размером с двух-трёх квартирный частный дом) отремонтирован. На участке между домом и дорогой растут цветы.

Все дома, которые на вид постарше, с резными украшениями вдоль рам, крыши, косяков, углов завалинки. Около одного дома лежат кирпичи с налипшими остатками цемента - явно вынутые из кладки.

Почти нет могил мужчин проживших больше 50 лет.

В городе 500 безработных, 17.000 избирателей, 7500 пенсионеров. Преступность растет. Так за первые полгода 1999 года произошло 182 тяжких преступления, а за первые полгода 2000 - 303.