Жадовка

Ульяновская область

Села Жадовка и им. Ленина почти сливаются, но всё ещё являются разными административными единицами. Дорога до Жадовки достаточно хорошая. Кирпичное одноэтажное оштукатуренное здание бывшей столовой. Два магазина. Между дверями в них не более 5 метров. Один из них находится в полуподвальном помещении с лестницей на манер городских магазинов - работает круглосуточно. В нем же стоит один пластмассовый столик и три таких же стула. Продается пиво в разлив. Рядом магазин, в первом этаже того же здания, работает с 8 утра до 8 вечера. Так же как и в первом - обычный ассортимент коммерческого киоска. Во втором магазине стояла большая клетка с канарейками и аквариум с рыбками. А в углу большой деревянный ящик с пальмой. На вопрос продаётся ли это все, продавщица ответила: "Да вы что? Кому же они нужны? Это мои!".

Речка шириной не более пяти метров, глубиной меньше метра. Вода в ней совершенно прозрачная, но на дне валяется много консервных банок, проволоки, бутылок, в основном битых. Через речку перекинут деревянный мост.

Странный дом: одноэтажный, кирпичная кладка начала века, тяжелые кованые решетки на окнах и по углам. Фундамент под крыльцом просел не менее чем на полметра, крыльцо сильно покосилось, окошко приняло форму ромба и в него вставлено такое же, формы ромба стекло. Дом жилой. Четырехэтажный дом школы. Рядом со школой стоит очень старое здание, двухэтажное кирпичное. Старый дом - это бывшая школа стоит уже больше ста лет. После того, как построили новую школу, в этом доме была музыкальная школа, потом школа изобразительного искусства, потом уже в 90-х, вязальный цех какого-то предпринимателя. А потом он уехал, и здание опустело. Стекла повыбивали, сейчас вытаскивают половицы. На ремонт школы деньги собирали всем миром. Немного дал промкомбинат, немного местные предприниматели, немного собрали с родителей. Совсем мало дало государство. А в школе был замечательный терминальный класс, в котором компьютеры уже по пять-шесть лет - денег на обновление нет. Библиотека в 26 тысяч книг в страшном запустении.

Промкомбинат школе помог стульями и столами. Да и все что он делает, это только стулья и столы на местные заказы. Искать заказы дальше даже не пытается, потому что начальству и так хорошо.

Есть в деревне кожевенная фабрика, которая раньше делала тапочки и сандалии. Теперь она практически не существует.

Литейный комбинат еле-еле работает, делает всякую мелочевку для местных заказов. Пытался как-то свою продукцию продавать в Ульяновске, но оказалось, что дешевле её здесь выбросить, чем довезти до Ульяновска, а там продать.

Есть одно действительно работающее предприятие - мебельная фабрика, которую недавно открыли армяне, приезжие. Они немного здесь продают, но у промкомбината дешевле, так что они все везут в областные центры. Но эта фабрика небольшая, по количеству рабочих и попасть туда без знакомств невозможно.

В Жадовке около 3 тысяч человек. Молодежь в Жадовке не работает совсем. Уезжает на заработки в Павловку. Там хозяйство крепкое, хорошее, квартиры строятся, работу хорошую сразу дают, со временем и жильё свое, а сначала общежитие. Есть хороший сельскохозяйственный техникум. Едут в него учиться из соседних деревень, но всегда возвращаются обратно. Из самой Жадовки в нем мало учатся, сразу на заработки в Павловку уезжают.

Несмотря на то, что молодежь поголовно не возвращается с заработков, население растет. Много приезжают из бывших союзных республик. В основном русские, но немного армян.

Люди огородов не держат совсем. Только иногда две-три сотки и все. Живут дотациями от биржи труда в Барыше. Где-нибудь числятся три месяца, на какой-нибудь работе, но только на бумаге, потом едут в Барыш и встают на учёт на биржу труда. Первые три месяца получают среднюю зарплату, потом три месяца три четверти средней зарплаты. Потом начинают все с начала.

Местная живая легенда: Монастырь. Несколько лет мужичок разводил свиней. Поголовье у него до сотни доходило. Все пили и жаловались, а он работал. Тогда машину себе купил, денег поднакопил, свиней все больше и больше становилось. А жена ему сказала, что он придурок, и выгнала. Тогда он все, что было, в монастырь отнес и стал его восстанавливать. "Тут, - говорит он, - хорошо, никто работать не мешает".

По дороге одно обработанное поле - на нем страшно заросшие сорной травой подсолнухи.

Администрация и амбулатория Жадовки находятся в одном двухэтажном здании. Входы с разных сторон, но оба закрыты. Рядом с администрацией двухэтажный дом с колоннами. Внутри широченная лестница и тоже колоны. Дом - жилой, на восемь квартир по четыре на этаже.

Тут же недалеко - библиотека. Одноэтажная, кирпичная. Рядом дом быта. Стены его снаружи обиты шифером. На первом этаже дома быта - магазин продуктов, в нем есть отдел видеопроката.

Дети отсюда уезжают все, но внуков на лето привозят. Местной молодежи здесь почти нет. Люди здесь нигде не работают, тащат все и отовсюду, но друг у друга не воруют. На кладбище с памятников медные буквы срывают. Кладбище достаточно ухоженное.