WWW.GLAZYCHEV.RU
Сайт В.Л.Глазычева


Высшее образование в России
Аналитический доклад

Приложение 2
УНЦ — региональные модели

Красноярск, КГУ

В УНЦ нет жёсткой фиксации или разделения «лаборатория-кафедра». Как КГУ, так и КГТУ развиваются, и у них появляются много новых кафедр, которым нет соответствия в лабораториях Института. Это разнообразие кафедр представляется полезным и для института.

Институт физики и вместе с ним КГУ созданы в 1969 г. Отсюда органическая связь университета и института. В КГУ около 5000 студентов, около 90% — красноярцы. Более половины — гуманитарные факультеты. Из студентов почти 1/3 идёт в магистратуру — это те студенты, кто уже работает в лабораториях. Индивидуальный отбор проводится среди студентов на первых двух курсах. Специальное внимание уделено подготовке отбираемых студентов, с перспективой их работы в науке. Участвует около 200 студентов из Госуниверситета, технического университета (КГТУ) и Сибирской аэрокосмической академии (САА). В КГУ и в САА созданы по 1 группе студентов, которые специализируются по тематике УНЦ (квантовая электроника и физика твердого тела).

В учебных классах, куда студенты приезжают из своих вузов, занятия двух типов: классные и лабораторные. Университеты Красноярска всегда были небольшими, а основные факультеты — мехмат и физфак — имеют наборы по 100 человек. Эффективность аспирантуры возросла до 60-80%.

Раньше можно было работать в вузе только совместителем на 1/2 ставки, оставаясь в НИИ на полной ставке, но обратная ситуация не разрешалась. Сейчас любой сотрудник может быть в НИИ на 1/2 ставки, будучи на основной работе в вузе.

Практически все доктора наук и до 70% кандидатов Института теперь являются совместителями в вузах.

В прежние годы горизонтальных связей не было, были только вертикальные, внутриведомственные: легче было проводить исследования и эксперименты в Москве, чем в Красноярске. Раньше каждое закрытое (в том числе друг от друга) номерное предприятие брало специалистов из Петербурга, Москвы, Томска, но не из Красноярска. Сейчас расширились и укрепились горизонтальные связи между лабораториями, организациями в пределах города. Однако связи между вузами остаются слабыми — прежде всего из-за ревности на уровне администраций.

В программе «Интеграция» вузы заинтересованы кровно, ещё больше, чем академические НИИ, т.к. исчезла существовавшая ранее система практик (студенты шли на номерные заводы, там проходили и практику и затем трудоустраивались). Поиск работы для студентов идёт со стороны преподавателей и их руководителей, но не со стороны предпринимателей (редкий пример — рост потребности в специалистах по лазерам, но и она инициирована усилиями КГУ).

Есть намерение создать кафедру экспериментальной физики с расчетом на гибкие специальности.

Необходимо значительно активизировать подготовку молодых преподавателей для вузов, чтобы обеспечить хотя бы простое воспроизводство преподавательских кадров. Так, в КГТУ около 100 преподавателей. Было 10 аспирантов, стало 300.

Возникли связи на уровне подготовки кадров преподавателей и учёных. В советское время в этом процессе не было связей между вузами, не было преемственности. Каждый технический вуз имел возможность отправлять в целевую аспирантуру в любой город страны, и делалось это по разнарядке. В результате возвращались «остепененные» учёные и преподаватели, но одинокие — без связей и без школ, без перспективы создать школы, т.к. своих аспирантов они также отправляли защищаться в дальние края. Школ не могли создать, связи не формировались и не укреплялись.

Один из важных структурообразующих процессов — переход учёных из НИИ в вузы. В Институте физики было 600 сотрудников. Сейчас осталось 200. Все ушли в вузы. В КГТУ работает 30 докторов — 18 из них пришли в эти годы. В результате в вузах пошли публикации в зарубежных журналах, чего раньше не было.

Однако точка зрения о переводе НИИ РАН в вузы убийственна. В вузе отлажена бюрократическая система и перевод интеллектуала в вуз — гибель для него. Учебная нагрузка на учёных достаточно велика, но её выдерживают, когда есть значимая для учёных цель — получить аспирантов и сотрудников для работы в своей лаборатории. Между тем, эта нагрузка больше, чем необходимо. Да и сами студенты сверх нормы перегружены аудиторными занятиями (30 часов в неделю, вместо нормы 20 часов). Из-за большой учебной нагрузки мы вышибаем учёных из науки. Сейчас нет механизмов сокращения учебной нагрузки для преподавателей, которые активно занимаются наукой. Тем более что в вузах своих преподавателей «жалеют» и дополнительную нагрузку взваливают на нештатных. Все зависит от доброй воли ректора. Если нет ее, то ситуация безвыходная: все «съедает» учебный процесс. На науку сил и времени нет. Форма УНЦ предлагает оптимальную систему.

Однако для продолжения работы необходимо дополнительное вложение средств в оборудование. До 50% гранта идёт на зарплату, а не на оборудование. Желательно увеличение объемов средств, целенаправленно выделяемых на приобретение оборудования. На деньги «Интеграции» (2 млн. руб.) удалось закрыть «дыры», которые возникли в более ранний период, но «болевой порог» ещё не преодолен, т.к. мы подходим к тому, что оборудование устареет совершенно.

РАН — это не более чем муляж: в лабораториях осталось по 2 человека. Приходят работать только молодые учёные и аспиранты. Телефоны, за исключением одного, отключены с 92 года. И даже те учёные, которые сейчас выживают без поддержки из бюджета, скоро «рухнут» в силу отсутствия научной среды. Статьи и гранты создаются по старым папкам, в кторых содержатся результаты экспериментальных работ, сделанных 10-20 лет назад. Из них в своё время было опубликовано 5-10% результатов, остальные 90% считались макулатурой, но сейчас это «диссертации нового типа».

В Красноярске удачно сложилась ситуация для формирования оптимального УНЦ: соединение 3 вузов и института РАН.

Вопрос с созданием юридического лица на основе УНЦ не стоит остро. Оборудование не распыляется, т.к. на базе Института физики все оборудование находится во всех учебно-научных аудиториях, расположенных в здании института, проблем с имуществом нет. Все учебные классы оборудованы из средств проекта «Интеграция».

К моменту появления проекта уже существовало достаточно много структур, соединяющих Институт с КГУ и с КГТУ. «Интеграция» способствовала тому, что все собралось в единую систему и много в работе облегчилось. Сейчас никто не в состоянии по-отдельности приобретать себе оборудование. Сейчас делаются целевые заявки на покупку оборудования, объединяя средства лабораторий, грантов разных фондов.

Плюсы интеграции:

1) первый важный для университетов: привлечение докторов наук для участия в преподавательском процессе. Его не стоит недооценивать — это очень позитивно сказалось на всем учебном процессе в вузах.

2) привлечение студентов к работе на серьёзных научных приборах , что имеет решающее значение для естественнонаучных специальностей.

Консорциум УНЦ «Новосибирский государственный технический университет высоких технологий».

Если исключить главнейшую проблему — финансовую (не секрет, что в УНЦ больше затрат и работы, чем её достойной оплаты), то основные мотивы нашей работы в УНЦ, как и других преподавателей — набор кадров в лаборатории и на кафедры. И для самих студентов материальная поддержка имеет минимальное значение, значительно больше — моральная: значение работы в глазах и других студентов и учёных. Можно определённо сказать, что возрастает ценность научной работы, её значимость в глазах студентов и в среде преподавателей университета.

Почему идут молодые в УНЦ? С 1995г. молодые стали понимать, что наука не последнее дело, перспективна и по оплате труда. Число приходящих на кафедры для научной работы возросло и сейчас число студентов и магистрантов на кафедрах подошло к насыщению — обычно на кафедре работает около 10 студентов, больше и не надо — это штучная работа. Студенты остаются на кафедре, переходят в магистранты и затем в аспиранты. Эта связка очень полезна, т.к. к окончанию аспирантуры человек уже не 3, а 6 лет работал над своей темой. За это время, благодаря работе в УНЦ, аспиранты и студенты успевают опубликовать 2-3 и более статей нормального научного уровня.

Базовое образование в НГТУ 4 года (бакалавриат), хотя есть и сквозное 5,5 летнее обучение). Затем 20% идут в магистратуру, где учатся 2 года. До 50% магистрантов идут в аспирантуру (итого 10% студентов). Конкурс сейчас возрос до 1,5 человека на место. Выровнялись потребность и предложение в аспирантуру.

НГТУ проводит внутренний конкурс грантов среди студентов. По итогам научной деятельности отобрали 90 человек, которые участвовали в конкурсе, и 50 человек получили гранты в размере 1 стипендии на год вперёд.

Для преподавателей участие в УНЦ — это большой, но исключительно моральный стимул, т.к. предполагает создание своей школы из молодых учёных и интенсифицирует научные исследования. Для молодых проведение исследований — обязательное условие, без защиты диссертации контракт не продлевается. Практически все молодые преподаватели ведут научные исследования. Результаты научных исследований, как и результаты работы аспирантов и магистрантов, моментально идут в учебный процесс. Пишутся «методички», где используются самые передовые данные.

Вырос объём теоретических исследований. За счёт потери экспериментальной части (она всегда была доминирующей в НГТУ) возросло число и — как следствие — уровень теоретических работ.

Поскольку проект имеет отношение к высоким технологиям, общеуниверситетские и гуманитарные кафедры к нему не подключены. Однако в 1999 г. часть преподавателей с этих кафедр были привлечены к работе УНЦ через конференции. Существующая сейчас

организация оптимальна: она обеспечивает уже давно налаженный учебный процесс и подстёгивает научные исследования.

Перспективы: Источники финансирования распределяются примерно поровну: по 1/3 от «Интеграции», от фондов и из бюджета. Хотя фондов мало, и дают они крохи, но получение гранта престижно, особенно для молодого исследователя, для аспиранта это особенно престижно.

Сегодня резко возросло количество заказов к кафедрам от предприятий на отдельных специалистов. У предприятий появились деньги, кадры «вымыты» или состарились, поэтому резко возросла потребность в молодых высококвалифицированных инженерах и, особенно, менеджерах (типа главного технолога). Предприятия готовы платить деньги (Чкаловский завод, производитель самолётов, Саянские и Норильские предприятия, представители которых приезжают на распределения студентов). Спрос стал много больше нашей возможности предложить специалиста. Мы не успеваем их готовить. Сейчас уже многие студенты с 3 курса начинают где-то работать и «фиксируются», целенаправленно готовятся к работе на определённом предприятии. В последние полтора года идёт почти целенаправленная, штучная подготовка специалистов для конкретных предприятий. Молодые специалисты уже не боятся предприятий и не боятся, что не найдут работы по своей специальности.

Сама идея интеграции очень полезна, хотя бы для уничтожения разделения нашей науки на академическую, вузовскую и отраслевую. Были как бы разные сорта науки. Последние годы ударили по академической науке больше всего, сильнее, чем по науке вузовской. Причины повышения уровня вузовской науки в частности в том, что вузы потеряли 90% штатных сотрудников НИЧ, которые не преподавали, тогда как  уровень этих сотрудников был в целом невысок. Вместе с частью хороших исследователей ушла и масса середняков.

Новосибирский консорциум УНЦ

В консорциуме 10 УНЦ, включает в основном сотрудников, преподавателей и студентов из НГТУ, Сибирского Архитектурно-строительного университета (СибАСГУ), нескольких других более мелких учебных институтов. Активно участвуют до 10 НИИ СО РАН, многие из которых одновременно сотрудничают и в УНЦ НГУ. Оба новосибирских УНЦ связаны только через эти институты.

В НГТУ более 20000 студентов. Всего в УНЦ задействовано 4000 студентов, 180 аспирантов.

За 4 года программы «Интеграция» мы убедились, что это — единственный способ вывести ситуацию из тупика: это и решение учебных задач в вузах, и решение кадровых проблем в академической науке. Со всех точек зрения — руководства, преподавателей и студентов — проекты по Программе должны быть долгосрочными, в оптимуме — 5 лет.

Появляются новые возможности. В СибАСГУ появился мощный гуманитарный факультет с прекрасными преподавателями, каких нет в НГУ.

Основные деньги по гранту «Интеграции» решено направить на оборудование. В этом видели перспективу дальнейшего развития. Только через два года позволили себе «проесть» из гранта до 50% средств. Приходилось изворачиваться, т.к. жёсткие меры казначейства не позволяют эффективно манипулировать средствами. Необходимо разумное деление средств на зарплату и оборудование. Видимо, нужны решения правительства, которые развязывали бы руки Фонду в свободе финансирования разных статей расходов по грантам.

Создано несколько классов для аспирантов и преподавателей: 3 в НГТУ, по 1 в САСУ, в нескольких НИИ РАН. Они являются значительной поддержкой в работе со студентами.

Интеграция позволяет решать многие проблемы, традиционные для некрупных вузов, где 800-1000 студентов. Они хотя и государственные, но содержание полного штата преподавателей для такого числа студентов бессмысленно, финансово необоснованно. Создание под эгидой Интеграции совместных кафедр, где объединены преподаватели из разных вузов и они обеспечивают учебный процесс в нескольких вузах одновременно — это выход из положения. Так мы избежим опасности приглашать откуда-то профессоров, которым надо платить, и в то же время здесь будут свои преподаватели-патриоты. В связи с этим есть пожелание к Центру: инициация и поддержка межвузовских проектов в рамках Программы, облегчение процесса налаживания связей между вузами, который уже идёт, но нуждается в поддержке.

Интеграция — не единственный источник. У нас 400 преподавателей. Из них 90 человек в дополнение к зарплате получают гранты. А ещё 140 человек получают 0,6 надбавки в зарплате за научную работу. Наши вузы, как и НИИ, работали на войну и были закрытыми, люди не выезжали и не имели возможностей контактировать с коллегами за рубежом. Теперь мало кто из старшего поколения может восполнить этот пробел, тем более, что и гранты ориентированы в основном на молодых учёных. Это серьёзная объективная трудность, которую вряд ли легко преодолеть.

Если мы имеем целью создание в Новосибирске нескольких (двух, по крайней мере) равноправных и сильных университетов, то проблема правопреемственности не возникает в принципе. Создав интеграционный университет по новому образцу — с сильной наукой и хорошим процессом обучения, с включением студентов в исследования — мы потом сами сумеем зарабатывать деньги из грантов и других источников и сохраним жизнеспособность даже при прекращении программы Интеграции.

Целесообразно финансировать не 200, а 20 проектов, это будущие перспективные университеты страны, которые будут самостоятельно развиваться. Целесообразно способствовать развитию УНЦ в крупных городах, где есть научный потенциал. Это Новосибирск ( в таком крупном городе, конечно, надо иметь 2 УНЦ, как сейчас, т.к. потенциал науки огромен), Томск, Красноярск, Иркутск. Но не Кемерово, или Барнаул, или Тюмень, или Омск — там нет достаточного научного потенциала и преподавательские кадры невелики, поэтому достичь быстрых успехов в помощью такой программы, как Интеграция, за 5-10 лет невозможно.[1] Для развития нормального, хорошего УНЦ как будущего университета, должна существовать критическая масса — студентов, преподавателей, но прежде всего из Академгородков, где есть продвинутые лаборатории, есть НИИ РАН.

Вторым важным фактором успешного Интеграционного проекта является географический. Для УНЦ должна существовать реальная пространственная близость составляющих его учреждений.

В НГУ принципы организации УНЦ иные, чем у НГТУ, где университет — это придаток к институтам РАН. Так было всегда, он таким создавался. Поэтому, если мы хотим понять и построить новые модели, то НГУ не может быть образцом. 1) НГУ не имеет критической массы собственной научной базы — а она исходно должна быть своя, родная для вуза; 2) руководство НГУ должно понять, что НГУ — не элитный вуз по производству учёных и не модельный УНЦ, как сейчас думают, а только вуз, где готовят студентов, способных к очень узкой профессионализации; 3) необходимо глубокое внедрение преподавателей в университет, их жизнь там. А преподаватели реально в НГУ не живут университетом, они там и не работают — большинство совместителей.

Если НГУ станет моделью, то мы погибнем как Интеграция. Модель НГУ плоха и нуждается в принципиальной корректировке. В НГУ учёными становятся не благодаря системе, а вопреки учебной системе. Там практикуется штучная подготовка специалистов, аспирантов, процент выхода учёных очень низкий.[2]

Конкретные результаты Интеграции: появилось 8 филиалов кафедр НГТУ в институтах РАН. На специальных кафедрах (вроде кафедры теплогазоснабжения и вентиляции) работают профессора из НИИ РАН, чего раньше не бывало. Преподавателями стали многие профессора из РАН, на конференциях в таком «среднем» вузе, как наш, теперь бывают маститые учёные. Совместные семинары и конференции проводятся на хорошем уровне, который ранее в подобных вузах был недостижим. Стали появляться серьёзные экспериментальные работы, выполненные на нашей базе, с использованием нашего оборудования. Но самое важное — всем стало ясно, что академические учёные нам полезны, они не только читают лекции, они приносят с собой новую культуру, что оказало сильное влияние на студентов и штатных преподавателей. То, что средний вуз стал привлекателен для учёных из солидных НИИ РАН — важный результат Интеграции.

На основе и в результате этого представляется целесообразным (если не необходимым) создание «распределенных» защитных советов, которые бы объединяли учёных из разных вузов и НИИ, что противоречит нынешнему положению ВАК, когда 2/3 состава советов должны работать в одном институте.

Консорциум УНЦ «Новосибирский государственный университет»
УНЦ — Факультет естественных наук

УНЦ ФЕНа — наиболее разветвленный из всех УНЦ в НГУ. В него входят 13 НИИ, сотрудничающих с факультетом. Это 11 академических институтов, Государственный томографический центр и государственный центр «Вектор» — биохимия и биомедицина). На факультете 11 кафедр, и каждая связана с отдельным институтом, которых также 11. Факультет объединяет 7 ранее отдельных УНЦ, их название и направления работы не повторяют ни названия кафедр, ни названия институтов:

  1. центр по экологии, объединяющий Институт кинетики и горения, Ин. Неорганической химии, Институт систематики и экологии животных, Институт цитологии и генетики, Центральный сибирский ботанический сад;

  2. центр физико-химической биологии (Новосибирский институт биоорганической химии, Иннститут цитологии и генетики, «Вектор»);

  3. фотохимический центр (Институт химической кинетики и горения, Институт катализа);

  4. центр супрамолекулярной химии (исследование молекулярных ансамблей: Институт катализа, Институт неорганической химии, Институт биоорганической химии, Институт химии твердого тела и переработки минерального сырья);

  5. медицинский центр (центр по фундаментальной медицине; до создания УНЦ в НГУ не существовало медицинской кафедры и только создание УНЦ способствовало этому — Институт цитологии и генетики, «Вектор»);

  6. центр катализа и абсорбции (Институт катализа, Институт неорганической химии);

  7. центр магнитных явлений в химии (Институт катализа, Томографический центр).

Одна из первых проблем УНЦ — выбор приоритетов при ограниченности средств. Именно исходя из этого было создано 7 центров, т.е. средства были сконцентрированы на нескольких главнейших направлениях в химии и биологии.

В рамках центров мы начинаем создавать менее формальные структуры, т.к. взаимодействуют разные по профилю институты. Начинаем находить студентов, целенаправленно их учить, готовить «под себя», под свои лаборатории. Неформальные связи приводят к развитию и расширению междисциплинарных направлений (например, появились новые формы взаимодействия между институтами экологии и систематики животных и институтом кинетики и горения).

Теперь исследователи стали объединяться в подаче совместных заявок на гранты, что также есть достижение УНЦ.

Стало заметно много публикаций, в которых участвуют студенты, чего раньше не было. Институты (учёные советы и администрации институтов) реально повернулись к университету. Не пройдёт идея одновременного преподавания и занятия наукой. В едином учреждении это можно совместить, а в одном сотруднике — нет. Объединение функций ученого и преподавателя неэффективно.[3] В целом у нас сейчас ситуация как в МГУ, но у них это кафедры, а у нас — институты.

Ещё одно преимущество интеграции — было создано несколько совершенно новых курсов по добровольному желанию учёных, и они договорились читать эти курсы. Кроме этого - новые методические пособия. Преимущество такой научно-методической работы ещё и в том, что учебники, написанные «чистыми» преподавателями, издаваемые централизованно, отстают сильно от жизни (науки), а преподаватели-учёные, работая на переднем крае, имеют возможность предлагать совершенно новое.

Перспективы: на факультете создан совет из руководителей всех 7 УНЦ, который распределяет деньги и определяет текущую политику. НИИ со своей стороны вкладывают много усилий для развития УНЦ, поскольку видит в этом прямую выгоду - в притоке молодых кадров. Многие студенты начали работать по грантам совместно с учёными, а из-за участия в УНЦ получают теперь даже и больше иных научных сотрудников (Институты теперь платят студентам 1/2 ставки дополнительно к стипендии).

Консорциум УНЦ «Новосибирский государственный университет»

(УНЦ ранней профессиональной подготовки физиков на базе ФМШ)

Работает компьютерный класс, в котором программы разрабатываются самими школьниками и благодаря которым решаются некоторые несложные физические проблемы. Одновременно школьники, работая по программам сотрудников институтов РАН, начинают интересоваться научной работой и составляют реальный потенциал академической науки.

Идея УНЦ возникла, когда начался второй тур грантов «Интеграции». Мы являемся сотрудниками ИЯФ и одновременно преподаём в ФМШ, поэтому постоянно занимаемся со школьниками и, конечно, ориентируем их на физику. Сейчас мы можем одновременно вести занятия с 10-15 школьниками. Но классом пользуются несколько учебных групп, и от этого эффективность значительно повышается. Мы во многом решили проблемы с компьютерной подготовкой во всей ФМШ. В классе проводятся машинные расчёты некоторых простых, но важных физических задач для международных научных проектов. Наши ученики занимают первые места на конкурсах. И они же потом приходят в лаборатории физических институтов как молодые учёные, уже хорошо профессионально сориентированные.

Деньги невелики, и их хватает только на что-то одно — либо на приборы и оборудование, либо на зарплату. Сэкономив на себе два года, мы решили технические проблемы на ближайшие 5 или больше лет.

Консорциум УНЦ «Новосибирский государственный университет»

В Консорциум объединены 25 отдельных УНЦ, которые в основном расположены на базе институтов СО РАН, только некоторые — на площадях университета.

Вообще же мы считаем, что для проекта «Интеграция» наша модель — почти идеальная. Учёный идёт в университет не только преподавать (гонорар смешной, если ты не преподаёшь юристам или экономистам), но для того, чтобы выбрать среди студентов толковых и подготовить их для работы у себя в лаборатории.

В Консорциуме УНЦ деканы и руководители УНЦ не выполняют текущей работы, они освобождены от организационных вопросов и могут полностью тратить на обучение и науку время работы по проекту УНЦ.

Проблемы:

  • По мнению руководителей, создание юридических лиц из УНЦ невыгодно и чревато утратой тех целей, ради которых УНЦ создавались и функционируют. В УНЦ всегда есть активные деловые люди, в том числе среди студентов, которые понимают, что можно делать деньги на том оборудовании, что закуплено, и на тех разработках, какие делаются, поэтому в случае прекращения бюджетного финансирования УНЦ легко превращается в инновационную фирму, ЗАО или аналогичное получастное предприятие, где, конечно, уже нет места обучению и любая преподавательская деятельность элиминируется.[4]

  • Есть проблема с учётом преподавателей, но это уже специфика НГУ — нам в отчётах засчитывали только штатных преподавателей, а их у нас немного сравнительно с нештатными (600 штатных против почти 1300 совместителей). Если учитывать всех преподавателей физкультуры, иностранных языков, на военной кафедре, то по уровню «остепененных» мы скатываемся до ПТУ,[5] тогда как в действительности, с учётом всех преподавателей, у нас самая благоприятная картина: один доктор или кандидат наук приходится на 4 студентов, причём преподают почти все академики и членкоры РАН. В этом плане нам сильно помог проект «Интеграция», исходно содержащийся потенциально в уставе Академии как идея единства образования и науки

  • Прогнозируют, что большинство УНЦ в стране в ситуации завершения проекта «Интеграция» должны исчезнуть. Однако наши УНЦ сохранятся в основном по двум причинам: 1) потому, что они созданы на органичной основе, на реальном в ННЦ единстве университета и НИИ СО РАН[6]; 2) потому что все УНЦ НГУ тратили основные средства, полученные по проекту, на приобретение оборудования, а не на зарплату (у некоторых зарплатная статья нулевая), т.е. обеспечивали себе материально-техническую базу для расширения и наращивания исследований и создания разработок, которые способны успешно кормить людей.[7]

  • Однако, если вдруг финансирование прекратится, то УНЦ могут уйти очень далеко в сторону от первоначальной идеи. Начнётся поиск денег и первое, что будет - работы по хоздоговорам. (Именно поэтому и неперспективной представляется идея организации для УНЦ юридического лица.) Ученые уйдут и из преподавателей, перестанут учить студентов, т.к. преподавание невыгодно.[8] Серьёзным шагом для предотвращения такого развития событий в случае неблагоприятных условий и является идея двойного (совместного) учредительства для НГУ - реально-то, по сути, так и есть НГУ - детище Сибирского отделения и многие институты (например, перед 40-летием университета - почти все НИИ) материально помогают университету, кто чем может. Тем более, что большинство сотрудников - его выпускники, а почти каждый председатель СО РАН был ректором НГУ (в Президиуме СО РАН, например, первый заместитель Председателя - официальный куратор НГУ)[9].

Томск. Академический университет - ТГУ - А0060

Научные школы в НИИ РАН выросли либо из ТГУ либо из ТПИ (технический университет), что было естественно, поэтому проект Интеграция не дал в идеологическом плане ничего нового.

У нас имеется сотрудничество не только с СО РАН, но и с СО РАМН. УНЦ - это центр ТГУ и 16 партнеров: из Томска 4 НИИ ТГУ и 6 НИИ СО РАН, и из Новосибирска (5 НИИ), 2 НИИ из Москвы (ФИАН и из Дубны).

В ТГУ стало больше академических учёных, получающих здесь звания, что для них важно. У нас 200 профессоров и в сумме 800 преподавателей со степенью. УНЦ ориентируется в основном на естественнонаучные факультеты. Гуманитарии все «выпали» из проекта. Студенты участвуют в работе рутинно, особого отбора нет. Студент не получает специального вознаграждения за свою работу и не всегда знает, что он работает по проекту.

Сейчас нужна межцентровая интеграция — УНЦ разного профиля должны скоординировать свою работу в рамках ТГУ. Примеры такой междисциплинарной итеграции у нас есть — физики-материаловеды вместе с медиками решали задачу создания биосовместимых материалов для имплантаций (процесс пошел хорошо), но этого пока недостаточно, потому что потенциал для развития есть. В основном же работа каждого УНЦ происходит по своей программе и связей взаимных нет.

Развиваются учебные курсы, но они распространяются только в рамках отдельных УНЦ. Многие научные сотрудники из НИИ привлекаются к созданию наших методических пособий. Более широкого распространения курсов нет. Здесь необходима дополнительная работа.

Из 100 студентов примерно 20 идут в магистратуру. До 1/2 всех магистрантов идут в аспирантуру. До 30% аспирантов защищаются, и 70% уходят, но связи продолжают поддерживать. Аспиранты теперь — большая сила. Так, в Институте физики материалов на 100 сотрудников приходится около 50 аспирантов. Кроме аспирантов, в рамках проекта Интеграции к работе в НИИ привлекаются и многие студенты.

Отношения между НИИ РАН и ТГУ «родственные», т.к. из ТГУ вышли все академические НИИ. Университет — это центр (но в интеграции не ведущий). Научные результаты появляются в НИИ, распространяются по всему УНЦ. Есть связи и со школой — своя ФМШ (не похожая на Новосибирскую — другие принципы набора школьников). Она существует с 1971 г., около 500 учеников вечернего отделения и 180 в летней ФМШ.

ТГУ — региональный вуз: около 50% студентов — иногородние (на физфаке — 80%, на информатике — 20%). Этим он существенно отличается от многих вузов и Томска и Сибири.

Программа интеграции и её результаты:

  1. Появились новые ставки и при поддержке денег от «Интеграции» сократили часть штатных сотрудников старшего возраста, утративших потенциал или с низким. За счёт этого стало возможным подготовить новых, молодых докторов и принять их на 0,25 ставки.[10] Преимущества интеграции и новые возможности (повышение статуса и звания доцентов, проф.) обусловило то, что желание работать по программе больше, чем материальная заинтересованность и тем более, обеспеченность. Это сгладило многие ранее существовавшие в университете противоречия — число преподавателей пополнилось теми, кто исходно занимался наукой, и продолжают совмещать исследования и педагогику.

  2. Позитивное воздействие на администрации университета и академических НИИ: поскольку теперь участие учёных в учебном процессе повышает рейтинг НИИ, то администрация позитивно относится к тому, что многие учёные преподают.

  3. В целом вырастить хорошего ученого-преподавателя много труднее, чем только ученого или только преподавателя. Интеграция сейчас как никогда даёт такую возможность. Обеспечить преподавательский процесс, вырастить преподавателя в НИИ невозможно.

ТГУ был общесибирским вузом, из которого вырастала наука и в Томске и в Сибири, в том числе создавался Томский филиал СО РАН. В Новосибирске НГУ — это отпочкованное детище Академии наук, оно и остается всегда только придатком РАН, не имеет самостоятельности.

В целом милитаризированная до последнего времени Академия наук должна постепенно, в течение 5-7 лет, срастись с университетом, но это должен быть естественный и медленный процесс, отнюдь не быстрый. Лучший способ сращивания — это создание совместных структур, совместных лабораторий, кафедр.

Академический университет — ТГУ, Молодежный центр 

Молодежный центр ТГУ создан инициативой всех 6 академических НИИ, которые подали заявку на грант Интеграции во втором туре «Система выявления талантливой молодёжи на базе …». Когда получили грант, в составе университета была создана соответствующая структура, целью которой явилась координация НИР всей молодёжи университета до 35 лет. МЦ — это и стратегическое «оружие» для ректора, для которого кадровая политика является приоритетной.

Молодые учёные получают финансовую, методическую и моральную (что не менее важно) поддержку через проект Интеграции. МЦ работает 2 года, и это уже стало системой. Его деятельность получила известность среди студентов. Многие получают поддержку для поездок, поддержкой служат и различные премии для студентов.

Есть и межвузовская интеграция студентов — с НГУ. За 2 года интенсивность деятельности МЦ сильно возросла.

Мы обеспечиваем и учебно-методическую поддержку в равных долях, т.е., если университетский руководитель находит часть денег, то МЦ выделяет такую же часть студенту от кафедр и от Интеграции — через посылку студентов на конференции, на кафедры других вузов, где они осваивают уникальные методики.

Мы поддерживаем издания, где публикуются молодые учёные — например, журнал «Известия вузов. Физика»,1 номер в год.

Стратегический ориентир — не поддержка науки в НИИ, где деньги проекта нередко идут в администрацию и там исчезают, а конкретная поддержка молодых исследователей.

Для МЦ, конечно очень важно финансирование от фонда «Интеграция», без этого он существовать не может. Ведь участие в финансировании молодых паритетное: если находятся деньги на кафедре, то и МЦ выделяет такую же сумму. Но она всегда недостаточна, это всего лишь частичная поддержка.

Есть проблема, на которую следует обратить внимание: это несоответствие разработанных в ФЦП положений существующему финансовому законодательству. Например, направлять студентов в командировки нельзя, если командировка длится более 31 дня, но в ФЦП предлагают командировать студентов на сроки до 1 года. Наши финансисты отказываются следовать предложениям ФЦП, т.к. подчиняются российскому законодательству.

Академический университет — ТГУ, ректорат 

Стратегия ректората по программе Интеграции — делать акцент на молодёжной составляющей учебно-научного комплекса.

Очевидные положительные результаты программы Интеграция:

  1. широкое привлечение академических учёных в университет, какого не было раньше;
  2. организация оригинальных спецкурсов на базе НИИ. На кафедрах были введены дополнительные курсы — около 30разработанные учёными НИИ. Эти курсы читаются в основном в ТГУ, но иногда и на базе НИИ в их учебных аудиториях (лабораториях).

Из 192 заявок на конкурс молодых учёных по России наши получили 42 путевки. Из 187 конкурсантов-студентов 18 — из ТГУ.

Многоуровневое обучение оправдывает себя и оно очень полезно. В магистратуру идёт 15-20% студентов. Все магистранты участвуют в научной работе. Почти все они идут потом в аспирантуру и в науку. Очень многие студенты после выпуска идут в Технический университет — аспирантами и преподавателями.

Мы ввели «предпостдок» — ставка, составляющая на 1/2 преподавателя и на 1/2 научного сотрудника: после защиты диссертации молодые учёные не имеют работы, нет мест на кафедрах, и они таким образом пережидают, не теряя времени, а дальше специализируясь и в качестве преподавателя, и в качестве ученого. Это хороший выход из положения: три года они находятся в стадии преддокторской защиты, а затем могут идти в докторантуру.

Медленно, но происходит вымывание старых преподавателей низкого уровня из учебного процесса за счёт введения учёных НИИ в качестве преподавателей. Но это трудный процесс, т.к. все вышли из одного гнезда, давно знают друг друга.

Нет особых проблем с организацией проекта, но важное негативное влияние — отсутствие менеджеров среднего звена зав. кафедрами: нет своевременной смены, а молодёжь далеко не всегда может пройти через голосование на ученом совете.

Гуманитарии ТГУ до сих пор не входят в программу интеграции, но это неправильная стратегия, и мы будет менять положение. Частично у нас есть контакты с Институтом истории филологии и философии (Новосибирск), но этого недостаточно. В следующем конкурсе скорректируем проект. Всего работаем по 6 программам и 14 УНЦ: 2 биологические, 1 химический, 1 климато-экологического мониторинга, 9 центров физматовские и 1 гуманитарный.

Аспирантура — 700 аспирантов. ТГУ в этом смысле — базовая структура подготовки молодых кадров для науки во многих региональных сибирских вузах (Горноалтйском, Сургутском, Благовещенском, Барнаульском и многих других). Помогаем готовить магистров, аспирантов и докторантов (целевая аспирантура). Статус ТГУ как регионального координирующего центра мы тоже рассматриваем как часть программы Интеграции.

Считаем, что концептуально правильно было бы из 200 УНЦ оставить 20 лучших.

Принципом для нас является: университет в центре, а НИИ РАН составляют окружение. Мы продуцируем «мозги», тогда как НИИ с помощью жёсткого отбора привлекают 5-10% студентов, которые станут учёными.

 

Примечания

[1] Царскому правительству в союзе с промышленниками и купцами, с привлечением огромных средств удалось создать только один хороший университет в Сибири — Томский, да и то на это потребовалось десяток лет; при советской власти это удалось сделать ещё только в Новосибирске, тоже значительными усилиями

[2] Необходимо принять во внимание ревность между двумя университетами, однако уточнение в ряде интервью заставляет признать, что замечания в подавляющей части справедливы.

[3] Тезис распространенный, но более чем сомнительный — большинство вузов придерживается иной позиции, подчеркивая значимость включения самостоятельных учёных в педагогический процесс, важного не столько количеством часов, сколько качеством контакта. Любопытно, что в следующей же фразе респондент противоречит себе.

[4] Резонно обратить внимание на характерную для академических НИИ уверенность в том, что в частном или в «получастном» предприятии нет места преподавательской деятельности и задачам обучения.

[5] Стоит обратить внимание на низкую информативность этого индикатора, имеющего в официальной системе рейтингования существенное значение.

[6] Как известно, Президиум СО РАН и Президиум РАН неоднократно поднимали вопрос о двойном учредительстве для НГУ - со стороны Министерства и со стороны РАН, - были даже введены поправки в первом чтении в соответствующий закон, но всякий раз это не проходило. Основное препятствие - со стороны ректора МГУ Садовничего, не желающего, чтобы был создан прецедент, который бы поставил в привилегированное положение ещё какой-нибудь вуз, помимо МГУ (т.к. интерес к таким возможностям сразу проявили несколько вузов и Новосибирска и других городов, напр., Казани).

[7] Демонстрация столь напряженного бессребренничества не представляется перспективной установкой на сколько-нибудь продолжительное время, тем более что по другим интервью очевидно, что далеко не все сотрудники готовы безоговорочно разделять такую позицию.

[8] Продемонстрирую на моём примере типичную для учёного-совместителя ситуацию с оплатой преподавательского труда: в силу значительной конкуренции в НГУ (не ради денег, а ради славы), совместитель обычно имеет только один курс в семестр по одной лекции в неделю. За это он получает от 100 до 150 рублей в месяц. Как учёный и разработчик, за то же самое время (8-10 часов лекций + 10-30 часов подготовки, т.е. за 3-5 рабочих 8-часовых дней в месяц) он получит 1000 - 4000 руб.

[9] Например, мой хороший знакомый (и бывший ученик по психологии) ныне профессор психологии руководитель "Имидж-контакт" А.П. Ситников, живущий в Москве, только что основал Фонд поддержки НГУ.

[10] Готовность принимать за норму эту фантастическую норму отчасти внушает надежду на то, что вполне традиционное подвижничество ещё продлится некоторое время, но необходимо иметь в виду, что респондент относится к кругу высшей администрации университета, тогда как средний и младший персонал имеет, судя по ряду интервью, несколько иные взгляды. 

 


Наверх


Недвижимость в Крыму и Севастополе