Методология проведения проектных семинаров

Чего нет в игре, того нет в жизни.
С.В.Кириенко

Все то, что навязано извне, что не создано и не выстрадано в совместном поиске, что не является результатом совместного труда, не имеет смысла. Наша сегодняшняя жизнь - это постоянный поиск. Поиск наиболее эффективных форм, методов, принципов совместной жизни. Такие попытки предпринимались всегда, и всегда были те, кто питал иллюзию, что можно что-то придумать раз и навсегда. В дореволюционной России этим увлекался Чернышевский. Он стремился найти механизм социального благоденствия, который, однажды установленный, сам по себе и вечно производил бы равенство и благо. Это, разумеется, невозможно.

Подобные нашему семинары представляют собой попытки путем совместного поиска, путем совместного мышления создать нечто внятное, конкретное,  точное, не исходя при этом из заранее заданной извне концепции,  логически свободной от противоречий, но так же свободной и от связи с реальностью жизни. Попытаться уловить то, что возникает здесь и сейчас, что может быть реализовано в какой-то конкретный, конечный промежуток времени. Это нечто может условно быть названо проектом — условно потому, что для того, чтобы считать проектом, замысел должен пройти весьма непростую обработку. Попытаться через взаимо-действия, взаимо-ожидания, взаимо-стремления, взаимо-требования, предъявляемые к друг другу, создать нечто реализуемое в нашей обыденной жизни, в последующей совместной организации через совместный конкретный проект.

Трудно облекаемые в слова поиски совместного взаимо-действия отдельных людей очень сложно уловимы вне особых пространства и времени семинара, потому что затеи, замыслы редко бывают прямыми и чёткими. Их нельзя, раз осознав и почувствовав в себе, зафиксировать  и, так сказать, положить в карман до лучших времен. К тому же идеи возникают у разных людей в разное время, в разном пространстве, с разной интенсивностью. Подобные семинары позволяют проявить внутренние поиски разных людей в одно время, в одном пространстве и соотнести их, синхронизировать. И при этом попытаться создать нечто конкретное, что выразит коллективную заинтересованность, а, значит, и ответственность.

Поэтому можно сказать,что методология осуществления подобных действий, их философия сводятся к отработке техники согласования разных, персональных человеческих активностей в одном пространстве и времени. Можно ли утверждать, что на семинаре непременно рождается результат, который не может быть получен вне семинара и без него? Нет, этого утверждать нельзя. Более того, многие давние замыслы могут лишь проступить в рамках взаимодействия с другими замыслами. Но в любом случае семинар — это не спектакль. Это событие. Очевидно, что во время семинара мы можем испытать, создать то, что не могли бы испытать, пережить или создать, получив кем-то, не самими участниками созданную и в готовом виде навязанную извне цель. Очень важно, что во время семинара появляется много разных предложений, много вариантов, среди которых есть и более сильные, и слабые. Они разные. Главное, что в общем событии его стержнем становится групповая работа, что в общем пространстве семинара могут сформироваться группы, которые потом могут доводить созданный на семинаре проект до стадии воплощения в жизнь.

Теперь попытаемся сделать следующий шаг: а если на семинаре не возникает «живучего» проекта? Тогда что же семинар ради семинара, искусство ради искусства, высказывание идей ради идей?

Всякое искусство, по определению, есть искусство ради искусства. И новая мысль, идея тоже: подобный семинар есть действие ради попытки начать создавать другие мысли, а вернее мыследеятельности. То есть это попытка организовать некие совместные усилия, чтобы случились новые мысли. То же самое относится к искусству. То, что мы называем искусством, рождается посредством искусства же. Это же справедливо и для пространства проектных семинаров. Поскольку, как давно, ещё в 1991 г. писал замечательный российский философ Мераб Мамардашвили, «человек — это не вещь, не статичное состояние, а событие, состоящее из совокупности событий: таких, как человеческая любовь, вера, честность, мысль и т.д».

Теперь попытаемся сделать ещё шажок. После того как мы поняли, что необходимо попытаться мыслить непривычно и совместно, не отвергая «с порога» очень разные варианты, ведь не сразу понятно какой вариант «доживет» до конца. Бывает так, что идею выдвинул один, другой её поддержал, третий сформулировал в слова, четвёртый помог отточить идею с помощью неожиданного вопроса или критического суждения. Совершенно особое значение приобретает сама по себе попытка оформить в понятные слова совместные измышления и аргументированно их защищать. Очень важно здесь, чтобы то, что произошло ранее  в голове как мысль, стало достоянием сферы нашего языка. У Мамардашвили в лекциях по античной философии есть прекрасное рассуждение на этот счёт. Он пишет, что не только мысль изреченная есть ложь, но ведь и мысль неизреченная есть тоже ложь. Поэтому очень важно научиться проговаривать то, что возникает в голове. Научиться вербализовывать, т.е. оформить в слова для всех то, что является уникальным, индивидуальным мыслительным опытом отдельного человека. Бывает так, что вопрос, который кажется неразрешимым при одиноком размышлении, прорастает неожиданным и верным ответом при совместном обсуждении и напротив — тупик, возникший в общем обсуждении, в следующий час оказывается преодолен в чьей-то голове и возвращается к другим как толчок к следующему шагу мышления.

Наконец следующим шагом становится превращение словесного замысла в некую проектную форму, технологизация идеи — со сроками, исполнителями, сметой и пр.

Очень важна постановка участников в активную позицию. Особенно в условиях, когда чаще всего высказываются псевдопозиции типа «вообще все плохо» или «давайте что-то делать». Позиция занята, когда становится ясно не только что делать, но и как, кто, чем, в какие сроки, каковы критерии достижимости и пр. пр. Иначе говоря,  для каждого проекта необходимо установить заново только для него характерное сцепление внутренних факторов: человеческих, организационных, ресурсных. Только когда такое сцепление произойдет, можно говорить о том, что проект принял реализуемые очертания. Но это всё равно ещё далеко не факт его реализации, так как далее должна быть выполнена конкретная работа воплощения. 

В семинаре в скрытом виде есть установка на то, чтобы делать то, что мы делать в состоянии. Пусть это будет немного, но пусть это будет грамотно, чётко и доведено до конца. Давайте делать качественно то, что находится в пределах нашей досягаемости точно и гарантированно, и давайте делать это, не ожидая помощи извне, не уповая на Бога, не ссылаясь на обстоятельства, естественные проблемы и пр. Очень важно понять, что, как любил повторять Мамардашвили, любая потенциальная возможность к развитию (это, конечно, труднее всего на свете) «способна реализоваться только мной при условии моего собственного труда и духовного усилия. Но лишь так можно возвыситься над собой и обстоятельствами, в силу чего и все, что происходит вокруг, оказывается не необратимо, не окончательно, не задано целиком и полностью. Иначе говоря, не безнадёжно. В вечно становящемся мире для меня и моего действия всегда есть место, если я готов начать все сначала, начать от себя, ставшего.

Жизнь наша не предзадана нам всегда и на все времена, мы творим её своей активной работой. Одна из задач семинара — попытаться расширить рамки своего взгляда на мир. Посмотреть на привычное другим взглядом. Так ли все плохо вокруг, или так ли все хорошо. Человек — это вечный поиск, движение, усилие, преодоление. Это вечный поиск самого себя в разном возрасте, в разных ситуациях и условиях. Это вечно становящееся и никогда окончательно не установленное. Окончательно установленное — это смерть. Сначала психологическая, а потом физическая. Пока мы живы, всегда есть надежда, всегда есть возможность что-то изменить. Или наоборот пока мы что-то готовы менять, пока мы ищем возможности, то можно сказать, что мы живы как люди, мы не опустились до животного состояния. Минимальное что мы можем изменить — это наше отношение к тому, что есть вокруг нас и к тому, что есть в нас самих. А может быть это и есть самое главное, самое основное условие любых внешних изменений. В психологии есть такое рассуждение, идущее от духовных христианских, религиозных практик. Если духовному лицу во время молитвы или богослужения приходит на ум некая крамольная мысль, то важно не это. А важно то, как он к этой случайной, неконтролируемой мысли отнесется, что он с ней в своем сознании сделает. В этом заключен, на мой взгляд, глубочайший смысл всего человеческого существования.  Важно не то, что происходит вовне или во мне, мною не контролируемое. Я не выбирал время, место, своих родителей, страну, своё тело, особенности своего темперамента и мышления и многое - многое другое. Все это является мне предзаданным. Но я в состоянии выбрать своё отношение к этому. Я в состоянии выбрать между бездействием и активностью. Между апатией и желанием жить. Я постоянно делаю выборы. И мое участие в семинаре — это тоже выбор. Древние греки считали, что отличие раба от свободного человека в том, что раб  не умеет, не способен, не готов, не хочет делать ответственные выборы. Раб не готов делать выбор и отвечать за него. Он живет, полностью повинуясь воле обстоятельств, внешних или внутренних.

Очень важно, что во время семинара в одном пространстве и времени, с одной целью сходятся очень разные люди из совершенно разных областей деятельности, с разным жизненным опытом, с информацией из очень разных областей человеческого знания, с очень разными компетенциями. Человек живет, и его жизнь для него привычна, естественна. Он и не подозревает, что является носителем чего-либо особого. Какой-то особой информации, необычного опыта, активности, знаний и др. Человек этого о себе не знает, так для него это естественно, он с этим живет. Но именно это в нем и является важным. У других этого может не быть, но он-то об этом может и не подозревать.  На семинаре происходит выявление этого особого и объединение опыта через работу в группах, обмен мнениями на пленарных заседаниях.  Для разных этапов работы необходимы очень разные качества. Один знает и умеет, но не живет в этом городе. Другой и хотел бы, но не умеет, а живет здесь. И именно на семинаре эти люди сходятся вместе, и между ними происходит взаимный обмен, и не так уже важно, возникнет ли здесь и сейчас какой-либо проект, или нет. Возникнет — прекрасно, если нет, то ничего страшного: значит, возникнет в следующий раз. Важно, что появился другой опыт. Участники посмотрели на других людей, услышали другие мнения, увидели другие подходы, и это очень важно.

Удивительно часто отсутствие решения — это всего лишь отсутствие другого, со стороны, «незашоренного» взгляда. У психологов есть такая аксиома, что сам человек, в том числе и психолог, разобраться в своих проблемах не может. На подобных семинарах вносится определённая культура рассмотрения и решения вопросов. В такой организационной форме происходит попытка решать вопросы не по отраслевому принципу, а целостно, когда одновременно в разработке проекта участвуют представители администрации, общественных организаций, производственники. Ведь любая проблема возникает и, главное, осмысляется как именно проблема, на стыке большого количества интересов, функций, компетенций. Важно объединить людей в одном месте, в одном пространстве, в единой деятельности. И пусть некоторые проекты «не пойдут», либо будут реализовываться через менее масштабные проекты: важно, что это организуется по-другому, и опыт такой другой непривычной организации потом будет воспроизведен в другом месте, на другом содержании и, что очень важно, с другими людьми, которые не участвовали в семинаре. Опыт передается только так — от человека к человеку. И задача организаторов быть организаторами передачи процесса опыта людей друг другу. У Сократа был тезис, что любой человек является носителем огромного объема знаний и умений, но сам этого не подозревает. С помощью наводящих вопросов Сократ выводил простодушного собеседника на глубокие выводы, о которых тот и не подозревал. И так же с нами: мы, многие из нас, на самом деле знаем, что и как надо делать. Мы это делали много раз, например, в своей обыденной жизни в кругу своих друзей, в кругу своей семьи, а вот с обществом - мы считаем, надо как-то по-другому. Именно поэтому так надо показать, что и сложные общественные проблемы можно решать с помощью собственного опыта людей. Но этот опыт надо актуализировать, осмыслить и самостоятельно, и с помощью других людей, создать первоначальный навык решения задач на новом материале. Вроде бы игра, но вроде бы и нет. 

И конечно, очень важно, что происходит интенсивное неформальное общение и за пределами пленарных заседаний, занятий в группах между очень разными людьми. Никакая другая форма деятельности этого не даёт . Происходит передача других образцов деятельности, мышления. И это самое главное. 

Почему важна именно эта форма? Мир вокруг нас меняется очень быстро, и поэтому практически невозможно придумать что-то навсегда  подходящее к делу в любой ситуации, организационно и содержательно. Важно уметь организовать деятельность сразу по нескольким организационным шаблонам, и хотя слово «шаблон» неприятное и не очень точное, но его приходится использовать потому, что другого слова нет. Любые организационные шаблоны не универсальны, но главное что они отличаются один от другого, и каждый из них обладает собственными достоинствами. Поэтому одна из задач семинара в том, чтобы дать разным людям новую организационную форму, которая отличается от того, что они освоили на сегодняшний день, а значит, овладев ею, уже они становятся организационно богаче, а значит, устойчивее.


Ссылки

§ Приволжский федеральный округ - www.pfo.ru

§ Сайт Мераба Мамардашвили



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее




Скопировать