Салют, родная Византия!

Ну конечно же, это по поводу церемонии в Петербурге, в сравнении с которой думская суета, где Жириновский - самый вменяемый, как-то ещё смельчала.

Странно, что самоочевидное решение президента застало врасплох стольких почитающих себя политиками. Чтобы такое символическое действо да обошлось без него, даже и помыслить удивительно. Иной вопрос, что обычным своим манером Ельцин наводил тень на плетень, понуждая волноваться дряхлого Лихачева, а затем соизволил как бы спонтанно принять давно принятое им решение. Однако же опять попались, оставшись в тех дураках, какими, возможно, и на самом деле являются. Глупее всего выглядел Лужков, не нашедший ничего лучшего для объяснения, чем это объяснение удвоить - сначала повторивши патриарховы сумления, а затем добавив нечто про Юношеские игры, без перерыва транслировавшиеся по московскому каналу во все время петербургской церемонии.

По-видимому, противоестественный роман между Ельциным и РПЦ движется к натуральному своему окончанию. Пойдя на поводу у наиболее обскурантистской части Синода, патриарх "не угадал". Не угадал трижды. Во-первых, тем, что служба в Троице-Сергиевой лавре самой дистанцированностью своей подчеркнула как раз частный её характер, обозначив, что всё же надеждам РПЦ восстановиться в роли государственной пока сбыться не суждено. Во-вторых, тем, что присутствием в Троице подтвердилась, как сказалось бы на архаический манер, соблазнительная изолированность семейства, хлопочущего вокруг юного Георгия, от прочих Романовых, отбросивши первое на вполне ему приличествующий третий план. И, наконец, наметилась явно трещина между нашей официальной интеллигенцией и РПЦ: демонстративное присутствие в Петропавловском соборе Лихачева-Ростроповича-Михалкова было ведь ещё и демонстративным их отсутствием в лавре.

Полагаю, что после всего этого малопристойные разговоры о канонизации нежного главы семейства, но преступно ошибавшегося во всех своих действиях государя, сами собой прекратятся, ибо святых без мощей не бывает, а признать останки мощами РПЦ отказалась сама.

И это хорошо.

Торжество демократии хотя бы в смерти, выразившееся в том, что верные домочадцы оказались погребены в одном приделе с семейством отрекшегося от престола императора, смотрелось проявлением подлинного благородства души.

Ельцин выглядел достойно, да и вся церемония на удивление была лишена того органичного дурновкусия, каким отмечены все московские дела. Мы только совсем недавно были свидетелями освящения макета храма Христа Спасителя в натуральную его (макета) величину. А ведь и по поводу первого сооружения современники испытывали немало горечи. Достаточно процитировать из мемуаров Михаила Александровича Дмитриева: "Но главный недостаток этого храма составляет то, что он начат не при том Государе, который был участником и довершителем войны народной, что он построен через долгое время после бедствий и торжеств Отечества, а у нас так скоро все забывается. Если бы тот первый храм приведен был к концу хотя через столетие, причина его сооружения все существовала бы, жила бы в памяти; а этот новый храм, начатый при других поколениях, не бывших свидетелями означаемой им эпохи, не представляет памяти народа ничего, кроме высочайшего повеления. А приказ царя никому не заменит народного чувства".

 

P.S. НТВ, не акцентируя комментарием, явило нашим глазам картину весьма драматическую: кто-то из иеромонахов, снявши белый клобук, припал к гробу Николая, и сколько бы раз ни звучала до того формула, которой явно гордится Патриархия - "Их же имена ты сам, Господи, веси…", - её лукавство было очевидно изобличено этой безмолвной сценой.


Опубликовано в "Русском журнале", 20.07.1998



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее