Politiko Ludens

КиселевДух невидимого Березовского носился над водами.

Можно ручаться: со времени путча 93-го мы не видели столь занимательного шоу, как "Итоги" в воскресенье 30 сентября. Прямой эфир действительно бывает сильной штукой, а говорящие головы - отнюдь не помеха занимательности.

Это и впрямь был вечер сенсаций, но, скорее всего, отнюдь не в том смысле, какой в это слово вкладывал шоумен-запинака. Стриптиз состоялся. Вроде бы, как в комедии дель арте, все роли давно распределены, и тем не менее...

Григорий Явлинский

Господин Явлинский впервые предстал перед своими избирателями в виде энергически собранном, освободившись от гамлетовской прострации, так что его заявление о готовности возглавить правительство национального спасения прозвучало как эффектная пуанта. Тем более эффектная, что Григорий Алексеевич ничем, решительно ничем в этот звонкий миг не рисковал, ибо даже если вообразить невообразимое - Ельцин призовет нашего одинокого всадника навести порядок в городишке Дикого Запада, - Дума скорее умрет, чем пропустит этого интеля, который никогда не скрывал своего к ней презрения. Тем более эффектная пуанта, что пружинистым тоном излагая пункты своей программы, Явлинский ни намеком не обмолвился о том, где взять копеечку на её реализацию.

Геннадий Зюганов

Господин Зюганов, за пару лет навострившийся энергично обходить существо любого вопроса, выражая судьбоносный смысл исключительно интонацией брезгливой уверенности, вдруг чётко и прямо заявил, что уж он-то рисковать ролью камикадзе никак не намерен, так что функция вечного структурного оппозиционера действительно есть для него свершение судьбы.

Александр Шохин

Против обыкновения Александр Шохин высказывался наиболее дельно и озвучил вполне вероятную, пожалуй, схему ближайших событий, при которой Ельцин после двух отторжений своего ставленника Думой не пошлет третью заявку, но и Думу не распустит. Тогда Черномырдин зависает в роли И.О. и как-то функционирует, предоставив думцам упражняться в живописании ужасов.

Владимир Жириновский

Наиболее предсказуем был господин Жириновский в характерной для него смеси суждений здравых с беззастенчивой демагогией и мелким шантажом, но именно Жириновский произнес часть правды: господин Главный банкир по всем статям может быть квалифицирован как государственный козел отпущения.

Однако никто из протагонистов не пожелал и в этот "час правды" прикоснуться к истине российской жизни в её вопиющей наготе: И президент, и его верный Личарда, и Дума в тихом согласии пять долгих лет делали все, чтобы половина доходов от "трубы" кормила единую в любви-ненависти элиту, и не делали ничего больше, ибо всякое "больше" означало бы сокращение кормушки. Потанин ревностно исполнял поручение держать рупь и противостоять силе земного тяготения, даже если для этой привлекательной химеры воздвигалась пирамида ГКО подобная Вавилонской башне, на руинах которой случилось смешение языков. Других спасителей нам не кажут, так что губернаторам и прочим сатрапам дана воля упражняться в самоспасении в меру воображения каждого.

Самое время звать варягов. Может, саксофонист примчался разведать обстановку, и то, что казалось милым фарсом в прошлогодних "Куклах", было прогнозом?


Опубликовано в "Русском журнале", 01.09.1998



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее




Скопировать