Актуальные проблемы жилищной политики

– Вячеслав Леонидович, жители Архангельска часто жалуются на качество работы управляющих компаний. Претензии звучат на встречах с мэром, в обращениях к депутатам, на "круглых столах", а качество услуг лучше не становится. Более того: пробелы в работе компаний видны невооруженным глазом - не хватает опыта, людей, плохой сервис. Но пока это не выливается в иски против компаний. Порекомендуйте, как всё-таки жители могут добиваться улучшения сервиса со стороны управляющих компаний? Или это безнадёжно? — Ирина Синюкова, REGNUM, Архангельск

Здесь сказывается привычка советского человека жаловаться начальству. В данном случае жаловаться бессмысленно. Увы, даже суд не гарантирует благоприятного исхода, но это пока единственно возможный путь: обращаться в суд, создавать прецедент и выигрывать иск - пусть даже в апелляционном суде.

– Как вы считаете, существует ли реально в нашей стране жилищная политика, какова её цель и кто является её субъектом? — Наталья, Москва

Глазычев Вячеслав ЛеонидовичЖилищная политика всегда существует. До последнего времени эта политика задавалась тремя агентами: сами жители, которые в прошлом году построили 60% жилья в Москве, мощные строительные тресты, прежде всего московские, которые ведут экспансию в Москву и пытаются навязать свою модель жилья уже и в Тамбове, не говоря о Ростове-на-Дону. Это очень сильное лобби, которое имеет поддержку в Правительстве и администрации Президента. Есть третья группа - это круг независимых экспертов, которые с формированием Общественной палаты получили площадку для предъявления своих моделей жилищной политики. В прошлом году мы проводили слушания по жилищной политике, рекомендации от нас получили все заинтересованные ведомства. Сейчас уже месяц как сформирован Экспертный совет по национальным проектам, где проблема жилищной политики обсуждается два-три раза в неделю. То есть позиция вырабатывается в борьбе мнений.

Сталкиваются две основные линии: одна - наследие 90-х годов, уверения, что надо лишь расчистить дорогу рынку, и другая - призывающая к большему реализму, пониманию, что в наших условиях без сильной государственной политики решить эту задачу невозможно.

– Для нашей организации, инициировавшей проект "Речной фасад Архангельска", кажется важной тенденцией запрос на "общественные зоны отдыха" нового типа в городах. Старая планировка набережной не предполагала людей на её бетоне.

– А какие тенденции, на Ваш взгляд, появились при разработке генпланов российских городов в последние 3-4 года? Как учесть интересы частных владельцев земли, стремящихся к получению максимальной отдачи сегодня для общественного блага (редко проявляющегося в настоящее время в силу недоверия имеющимся представителям общества во власти да и в среде НКО).

– Генпланы городов некоторыми мэрами (Николаев, Владивосток, например) рассматриваются как сугубо секретные (для их охраны якобы даже ЧОПы нанимают). — Трескин Вадим Геннадьевич, Поморское агентство территориального развития (ПАТРА)

С генпланами путаница страшная. Советская схема генерального плана невозможна, потому что она все прописывала в пространстве нормативным способом, был один заказчик и один исполнитель. Привычка же делать так осталась. Новых урбанистов никто не готовил всерьёз, и в этой сфере существует гигантский провал. Я надеюсь, что с этого года нам удастся открыть магистратуру для того, что называется «городское планирование» во всём мире. Это будет при Академии народного хозяйства. Закрытость, тайность являются нарушением закона об информации. Люди в данном случае должны обращаться в суд с требованием предоставления доступа к информации. Это вопрос чисто правовой. Право на доступ к информации есть, и его надо отстоять в суде. Как укротить алчность строительного лобби? Давно существует инструмент правового зонирования территории — то, что написано в законе. Так строит весь мир. Если сказано, что в зоне «икс» здания выше трёх этажей не допускаются, — их не будет.

Если говорить о Градостроительном кодексе — это рамочный документ, необходимо перевести его на язык закона, и это работа, которую надо сделать и которую будут мешать сделать те, кто желает ловить рыбку в мутной воде. Сегодня это сфера политической борьбы.

– Уважаемый Вячеслав Леонидович! Насколько, на ваш взгляд, реально строительство ширококорпусных (18 х 23 метра) одноэтажных одноподъездных восьмиквартирных домов с 1-2-х комнатными благоустроенными экономичными квартирами силами, в основном, будущих жильцов из газосиликатных блоков (с минимумом продольных несущих стен) и с минимальным подвалом (разводка и кладовочки) - как социальное жильё в столь любимых Вами малых городах и пригородных поселках? Должно ведь выйти очень недорого (я вчерне разработал проект). Или же многоквартирные дома должны по нормам быть не ниже 2-х этажей даже в малых городах?

– Вячеслав Леонидович, как вы видите решение жилищных проблем нас - жителей малых городов? Ситуация просто безвыходная - мунципалитет жилья не строит, денег на новый дом нет, кредит брать опасаемся - не потянем выплаты — Алексей Владимирович Белобородов, архитектор

Я бы просил, по возможности, переслать мне проект. Сейчас спрос на эскизные проекты, на новые предложения чрезвычайно высок. Сама идея национального проекта была вброшена, но заказа на принципиально другие проектные решения для экономкласса, под социальный найм, коммерческий найм, льготный наём - не поступал. Сейчас как раз экспертный совет по приоритетным национальным проектам готовит конкурс всех архитектурно-строительных вузов - по предложениям, как сделать комфортное жильё - доступным, а доступное - комфортным.

– Вячеслав Леонидович, недавно, говоря о плане застройки Ростова-на-Дону, Вы сказали, что центр города необходимо уберечь от высоток. Это касается центра любого города или именно Ростова-на-Дону? — Ольга, Ростов-на-Дону

В большинстве случаев это справедливо, потому что мода на высотные здания — это мода, приемлемая для Куалу-Лумпура или Дубая, для тех, кому хочется впрыгнуть в лодку современности. Но это невыгодно. В ряде крупнейших городов мира высотные офисы стоят пустые. При новой системе коммуникаций оказывается эффективнее перенести офисы ближе к жилью. А высотное жильё - это вообще абсурд за исключением маленьких квартир где-нибудь в Чикаго, которыми пользуются во время рабочей недели большие семьи, имеющие дома за городом, для того, чтобы там просто переночевать. Это безумно дорого и некомфортно. Эта ситуация с высотным жильём искусственно формируется строительным лобби, которое надеется снять максимум денег с одного квадратного метра земли. Укротить это можно как раз законами о зонировании. Тем более, говоря применительно к Ростову: там масштаб центра задан крупными зданиями, и вылезать за их габариты было бы ещё и дурным вкусом.

– Вячеслав Леонидович, новый Жилищный кодекс фактически привел к тому, что капитальный ремонт домов, который в некоторых домах много лет не проводился, теперь должны проводить и оплачивать жильцы этих домов. Ладно если дом новый, а если он построен в 50-х годах и почти разваливается? Что делать нам, жильцам ветхих домов? Мы не сможем оплатить тот ремонт, который дому необходим! — Ольга, Архангельск

Никто не может оплатить капитальный ремонт ветхого жилья самостоятельно. Именно сейчас в профильном комитете Государственой Дмы — комитете, возглавляемом Крашенинниковым — идёт тяжелая битва за поправки к Жилищному кодексу. Главным героем этой битвы выступает Галина Петровна Хованская, ещё несколько депутатов Ия как официальный свидетель — все мы принимаем участие в обсуждениях.

То, за что идёт борьба — это обязательства бюджета, включая капремонт ветхого или просто старого жилья. Этот тот вопрос, который должен решаться в декабре на выборах в Госдуму: люди должны требовать от политической партии, котору они намерены выбирать, внятного ответа на эти вопросы - то возьмет на себя обязанноть оплачивать капремонт. До декабря, конечно, поправки в Кодекс будут внесены, но судьба голосования неизвестна. Бывают, знаете, чудеса - когда принятая комитетом поправка теряется потом в коридорах. Сейчас идёт настоящая борьба - Минфин давит чрезвычайно сильно, государство не желает брать на себя такую материальую ответственность. Это, несомненно, преступление, но нет такого Уголовного кодекса, по которому Минфин можно было бы привлечь к ответственности.

– Как Вы оцениваете нынешнее безобразное состояние столицы (имею ввиду эклектичность, несоблюдение стилевого однообразия, транспортные проблемы и усилия мэрии по их преодолению, бесконечные окраинные бетонные кварталы и пр)?

– Может, вопросы и не по теме, но какова Ваша оценка проекту гостиницы, которую построили вместо "Интуриста" в Москве, и тому, что строят вместо гостиницы "Москва" и "Россия"? — авторы: Елена Сергеевна, Москва, Станислав Петрович

Здесь сразу много вопросов. Первое: эклектическое состояние — это естественное состояние Москвы. В отличие от Петербурга, вся её прелесть была в пестроте. Отчасти эта пестрота сохраняется. Несомненно, произошло некое падение вкуса. Виной тому алчность застройщиков, которые экономят на качественных архитекторах. Но эти дома будут перестраиваться. Что касается транспортной проблемы — с ней хуже, потому что здесь городское правительство ухитряется жить без серьёзной экспертизы и само решает, что, где и как строить. Мегаполис - это очень трудная задача во всём мире, и проблемы грамотного транспортного решения, как правило, осмысляются группами международных экспертов. Без их участия задачи на уровне здравого смысла не решаются.

Для Москвы главная задача сегодня - это убрать припаркованные автомобили от тротуаров с улиц. Я настаивал на этом ещё семь лет назад. Кому интересно, можете разыскать подготовленный мной текст «Московская альтернатива» на сайте www.glazychev.ru.

Что касается гостиниц, это очень разные ситуации. У «Интуриста» было здание безобразное, но могли бы и 15 лет подождать. Потому что это был вполне выгодный отель для среднего класса. Сносить его поторопились. То, что построили — это делал мой старинный знакомый Андрей Дмитриевич Меерсон. Он архаист и совершенно сознательно встраивается в постмодернизм на историческом материале. Думаю, что многим это нравится. Таких зданий строится много по всему миру. Мне это чуждо. Но такой тренд есть. Что касается Москвы, это спекулятивный проект. Нужды сносить её до основания и строить заново не было. Просто это кому-то очень выгодно. То, что получится, не будет тождественно тому, что было. Это понятно всякому. А с «Россией» ещё разберемся. Сейчас московский мэр учит моего знакомого Норманна Фостера, что такое архитектура - посмотрим, что из этого получится.

– Вы много ездите по России, посещаете разные города. Можете ли вы назвать муниципалитеты, опыт которых стоило бы распространить по всей стране для решения жилищных проблем? — Анатолий Викторович Агалаков

К счастью, могу. Их не так много, но один замечательный пример заслуживает глубочайшего к себе внимания. Маленький-маленький такой город Кольцов под Новосибирском: это наукоград, там проживает 12,5 тыс человек, город может вырасти до 30 тысяч, но дальше он расти не хочет.

Там удается по вменяемой цене строить 4 кв метра жилья в год на жителя. За счёт чего? За счёт грамотного городского управления — очень грамотного, которое сумело сделать город привлекательным дл инвесторов. И там, снизу, а не навязанный сверху, вырастает настоящий технопарк — за счёт этой активности. Там строительные компании, которым город доверяет — а значит, доверяют и жители. Там идёт строительство фактически по фиксированной цене. Там очеь развиты социальная сфера, спортивная, это место комфортной жизни: к нему начинаю подтягиваться люди из Новосибирска, Академгородка. Город просто не мешали развиваться, ему не нужна была внешняя помощь — лишь бы не мешали. Губерния оказалась достаточно мудра, чтобы не мешать. Сейчас помогает — прокладывает туда дорогу. Развития такого класса я больше не знаю — но лавное, чтобы бы хотя бы один пример. Очень много есть примеров, когда местные власти делаю все, чтобы люди, по возможности, с меньшими трудностями строили сами. Не очень много таких примеров, увы, но десятка полтора и своего опыта я мог бы набрать. А крупный город задыхается в драме разрушения технической инфраструктуры, власти легче отдать все на разграбление крупным застройщикам. Пример региональной власти - Белгородская область сделала огромный рывок: нарушив правила свободного рынка, приобрела через специально созданный областной фонд огромную территорию — десятки тысяч га и, удерживая минимальную прибавочную стоимость, строит жильё . Бюджетные деньги вкладываются в инфраструктур, тем самым, создаются комфортные условия для застройщиков. Есть примеры развития и в Красноярском крае, это и шахтерские города, Кемеровская область — ту же роль, что Белгороде играет региональная власть, в Кольцове — муниципальная, там играю крупные корпорации. Строят там корпоративное жильё, например. Субъекты, таким образом, могут быть разными: как региональная власть, городская, или корпорации.

– Будет ли на уровне РФ принят закон, регулирующий развитие городов? Например, в центре города не должно стоять много двухэтажных старых домов, будь они хоть трижды памятники архитектуры? Помнится, когда Шанцев ещё только вступал в должность губернатора, его сильно поразили "гнилушки" в центре города... — Александра, Нижний Новгород

Да, есть и такая позиция, как у автора письма… Не грех было бы ем ознакомиться с Градостроительным кодексом. Единой нормы для всех быть не может — города все разные. Что касается гнилушек… отремонтировать их все нам не по средствам. Но очень важно сохранить «память места» в тех масштабах, где можно взять на себя эту нагрузку. Сбережение истории — ценность абсолютная, но пока автору письма она неочевидна. Его детям она будет вдвойне неочевидна… Но необходимо получать представление о живом городе, где есть укорененность исторического времени. Весь мир стрмится это охранять — и никому, к сожалению, не удается сделать это полностью.

– Не так давно в ходе визита в Челябинск вы общались с мэром города Михаилом Юревичем. Как вы считаете, адекватен ли он в вопросах развития местного самоуправления, согласны ли вы с его инициативами? Каковы принципиальные расхождения, если таковые существуют, у ваших точек зрения? — Андрей, Челябинск

Мне лучше сослаться здесь не на свои ощущения (мы общались недолго), а на точку зрения людей из Челябинской областной Общественной палаты: за год с их точки зрения Михаил Юревич очень сильно продвинулся в понимании механизмов публичной политики. Мой с ним разговор показал, что проблему капитального ремонта мэрия готова решать очень неглупым способом: взяв на себя до 70 % расходов и договорившись с жильцами об их вкладе до 30% Весь жилой фонд таким образом не охватишь — но там, где есть такая возможность - это начало процесса. И то, что мэр нашел время принять участие такого интеллигентского общественного клуба, говорит, что контакт с городским сообществом явно крепнет.

– Вячеслав Леонидович, как Вы относитесь к тому, что новый микрорайон Екатеринбурга "Академический", рассчитанный на 250 тыс. человек, будут застраивать французские компании?

– Считаете ли Вы правильным решение администрации Екатеринбурга отдать застройку не местным, а зарубежным инвесторам. — Олеся Долгушина, Екатеринбург

Здесь ошибка в вопросе. Инвестор - российский, это «Ренова стройгрупп». А вот архитекторы — французские. И это не случайно, я об этом уже говорил, за 15 лет мы потеряли людей, способных мыслить крупными жилыми массивами, целостными планировочными решениями, а в Екатеринбурге искали проектантов под огромную территорию — треть сегодняшнего Екатеринбурга должна строиться. Увы, отечественные планировщики на конкурс не смогли представить проект лучше, чем это сделала вполне достойная французская. Ничего плохого в этом нет — учиться надо и таким образом, как при Петре I.

– Вячеслав Леонидович, недавно Вы заявляли, что Нижнему Новгороду не нужен новый образ, который пытается сейчас создать мэрия. Почему? Образ Нижегородской ярмарки постепенно устаревает, город начинает жить по-новому, появляются новые образы. Ребрендинг, кажется, ещё никому не вредил... — Наталья Смирнова, Нижний Новгород

Ребрендинг многим повредил. Это очень сложная операция, и просто так придумать на конкурсе, например, называть город колыбелью капитализма или социализма — рискованный путь. Ярмарка — очень емкое понятие не только потому, что относится к прошлому, но потому, что указывает шанс быть ядром коммуникационной, современной связки. Это может быть ярмарка технологий, идей, ярмарка новой моды жизни, и бросаться таким старым брэндом, которых у нас не так много и который город пронес через, бросаться таким очертя голову, придумывать что-то новенькое - не самая разумная технология.

– С какого времени банки обязаны озвучивать полную ставку ипотечного кредита, включая, помимо процентов за кредит, ещё и содержание счета и какие-то ещё операции? Где в России самая низкая ставка ипотеки и за счёт чего такой результат достигается? Предполагается ли изменение политики (снижение процентов)в сфере ипотеки? Спасибо. — Наталья Хомутова

Насколько я знаю, самый низкий процент по ипотеке достигнут в Белгородской и Кемеровской областях — до 5%. Это произошло за счёт простейшего на словах и очень трудного на деле политического решения региональных властей. Иными словами, разницу с коммерческими процентами доплачивает региональный бюджет. Есть ситуации, когда и эту ставку удается снизить. Но в этом случае либо включается сильный муниципалитет (таких практически нет), либо крупные корпорации. Это всё равно доплата либо из бюджета, либо из внебюджетных средств, другого инструмента нет, пока есть существующие темпы инфляции.

– Вячеслав Леонидович, Вы как эксперт по городскому развитию не могли бы ответить на такой вопрос: вот сейчас развивается скандал с губернатором Ставрополья, который не дал выиграть выборы Единой России. Партия власти недовольна, а одной из причин такого губернаторского проигрыша стал конфликт Черногорова с мэром Ставрополя. Во многих российских городах вовсю идёт конфликт между губернаторами и мэрами: получается, что в этих городах стоит ждать какого-то чрезмерного, сверху, усиления партии власти в преддверии выборов в Госдуму? Или, наоборот, можно прогнозировать, что конфликт исчезнет, чтобы провести выборы. И как это отразится на жизни самих городов? Извините, что такой политический вопрос… — Ирина Зорина, журналист

На этот вопрос я отвечу очень коротко - пожалуйста, смотрите «Реальную политику» в ближайшую субботу.

– Почему, на Ваш взгляд, Уфа (Башкирия) по уровню цен на квартиры сегодня занимает 4-е место в России, после Москвы, Санкт-Петербурга и Екатеринбурга? Средняя цена предложения 1 кв.м. по всем типам квартир в Уфе (Башкирия) составляет 54,12 тысяч рублей. При этом Уфа не является 4-ым городом в России по величине и численности населения. Каковы объективные причины роста цен на жильё, имеет ли значение проводимая местными властями политика? — Артем Валиев, Уфа (Башкирия)

Башкирия — это зачарованное царство, в котором говорить о местных властях смешно. Там есть только одна форма власти — республиканская президентская вертикаль. Поэтому все, что там происходит, регулируется в самых высоких кабинетах и вопрос нужно адресовать г-ну Рахимову. Других источников принятия решений в республике не замечено, за исключением крупных нефтяных корпораций, которые этим вопросом не занимаются. Так что, в данном случае, решение по этому поводу принимается политическим руководством республики.

– В нашей стране живет большое число одиноких мам - однако их не считают молодой семьей, которой предоставляется льгота при получении жилья. Почему? так и будет в дальнейшем? Спасибо — Нина Александрова, Москва

Безумно важный вопрос. У нас не считается семьей и гражданский брак. Точно так же они не пользуются льготами сегодня. Как раз в рамках борьбы за поправки к Жилищному кодексу это входит в число ключевых вопросов, как и соблюдение жилищных прав детей при разводе родителей, продаже жилья, право детей даже одного пола иметь своё жизненное пространство. В том числе, сюда входит и вопрос о матерях-одиночках. Переведение его в категорию семьи выходит за рамки жилищного вопроса, но именно в жилищном вопросе он стоит наиболее остро. Сейчас мы обсуждаем его в комитете у Павла Крашенинникова.

– Уважаемый Вячеслав Леонидович! Что, на Ваш взгляд, следует делать с городами, в которых внезапно "умирает" градообразующее предприятие? Расселять? Перепрофилировать?

– Вячеслав Леонидович, как вы видите решение жилищных проблем нас - жителей малых городов? Ситуация просто безвыходная - мунципалитет жилья не строит, денег на новый дом нет, кредит брать опасаемся - не потянем выплаты.

– Скажите, г-н Глазычев, есть ли хоть сколько-нибудь достойное будущее у таких городов как Мичуринск? Все крупные предприятия в городе остановлены, работает от силы пара, а все молодые, умные да активные поуезжали в Москву. Если сейчас не придумать что-то, что удержало бы молодёжь от бегства в столицу, вокруг Москвы и Московской области скоро не останется ни одного приличного города, везде будет разруха — АВТОРЫ ВОПРОСОВ: Татьяна, Удмуртия, семья Климовых, Валентина Серебрякова, Мичуринск

Начну с конца - у Мичуринска есть шанс — шанс его статуса наукограда, шанс встроиться в действительную реформу АПК как научно-технологического центра, всего лишь шанс, но он есть. И тамбовский губернатор, и власть там понимает — появилась надежда. Будем честны — есть малые города, которым не выжить. Мы теряем по 900 тыс человек в год, и это неизбежно ещё лет 15-20, даже если сейчас все начнут рожать — это скажется только через 20 лет. Крупные города или более удачливые малые города перетягивают и будут перетягивать к себе трудоспособное население. Конкуренция за людей между городами вырастает, и там будут проигравшие. Наиболее мягко выйти из этой драмы можно только корректировкой программ, стратегий регионального развития на уровне региона или группы регионов. Я прошлом году я рецензировал полсотни таки стратегий — пока что эта сторона проблемы там вообще не освещалась.

Сейчас экспертный совет при Минрегионразвития — общественный экспертный совет, что важно — делает максим, чтобы заставить региональные власти эту проблему видеть как одну из центральных. Хотя в среднем один из трёх малых городов неотвратимо потеряет свой статус в ближайшие 10 лет, пока неясно, какой именно, способность местного сообщества к конструктивным идеям, воля к их осуществлению имеет огромное значение. Мой любимый город Мышкин тому доказательство: м проживает 8 тысяч человек, там смогли выстроить грамотную туристическую систему. Город справился сам, без какой-то внешней поддержки, кроме поддержки экспертов. Небольшой райцентр Похвистневов Самарской губернии уже10 лет назад начал вырабатывать стратегию свой жизни на тот период, когда закончится нефть — и делает это очень последовательно. Здесь нет фатализма — но нереально ждать, что кто-то это за вас решит. Надо найти возможность или опереться на сильных — если речь идёт об Удмуртии, это Ижевск или Глазов, или развиваться вместе с ослабевшим — это Сарапул. Важно привлечь разум людей университета: ведь не только в России исчезают малые города — это вопрос борьбы за существование.

Я не случайно сказал о стратегии регионального развития — если говорить населённом пункте, лишившемся резона существования, он может нети в себе потенциал иного, нового развития. Но решить это можно только в диалоге, только так можно говорить о том, какой жилищной политикой можно тут изменить ситуацию. Если же это место — простите, ноя вынужден это сказать — выморочное или на его развитие не хватает возможностей, надо, чтобы на уровне региона была грамотно отстроенная программа переселения людей. Людей, способных работать на новом месте. А также программа того, как жить тем, кто остается. Нужно смотреть правде в глаза — и требовать этого от властей всех горизонтов.

– Здравствуйте, Вячеслав Леонидович. Каким Вы видите будущее Санкт-Петербурга как города и в каком направлении ему лучше развиваться (с учетом ещё более масштабных, нежели в Москве, транспортных проблем в центре, страшных с архитектурной точки зрения жилых кварталов, разрушающегося исторического жилого фонда)

– Ваше отношение к проекту Газпромсити в Петербурге? — авторы вопросов: Софья, Санкт-Петербург, Екатерина, Санкт-Петербург

Что касается наследия, проблема копилась 70 лет. Это как очень похудевший человек в большом костюме, который на нем висит. Будем честны — сохранить полный объем старого Петербурга нереально без его изменения. Его слишком много. К счастью, какая-то реставрация и реконструкция идёт .

Петербург уступает в развитии Ленинградской области. И думаю, что это будет продолжаться. Потому что он перепрофилируется с советского промышленного города в новый русско-европейский центр науки и высоких технологий. Это очень болезненный процесс. Поэтому Петербург будет пока терять население. Сейчас область в этом отношении выигрывает. Фактически, сейчас формируется новая страна на северо-западе России. Все вопросы инфраструктуры надо уже видеть не просто в административном и политическом единстве города на Неве и области, а в физическом. Что отчасти делается в настоящее время — замыкание кольцевой дороги с юго-запада и формирование нового промышленного пояса очень сильно повлияют на то, что происходит в Петербурге. Крепкого прогноза для Санкт-Петербурга я ещё не видел. Генплан пока ещё этого не учитывает. Речь об этом идёт, но нужно не говорить, а считать. А это большая работа, которая, насколько я знаю, всерьёзеще не проводилась.

Теперь о Газпром-сити. У меня к этому проекту негативное отношение: прежде всего, — лезть в небо — это вчерашний день. Ту же задачу штаб квартиры корпорации можно решить десятью другими способами. С эстетической точки зрения - это чистая Юго-Восточная Азия, и городу это не к лицу. И выбран был очень неудачный вариант. Но при этом, скажем честно: место, в котором должны строить Газпром-сити — плюгавое, заброшенно и отнюдь не ключевое в жизни города. А поэтому избыток страстей в Петербурге по этому поводу — скорее, форма протестного выражения ленинградцев-петербуржцев. Резона в самом этом проекте я не вижу.

Думаю, что, как и в Москве, здесь будет самое худшее — самый дурацкий компромисс, например, срежут, скажем, башню на треть и от этого лучше не станет. Хотя проект можно было бы проиграть заново по логике создания крупного массива по аналогии с Петропавловской крепостью. Это было бы ближе к петербургскому телу в целом.

– В процессе подготовки к 1000-летию Казани в городе было снесено множество памятников архитектуры. На их месте появились современные офисные центры и администартивные здания. Жители города тогда раздлелись на два лагеря: тех кто поддерживал снос и тех кто был категорически против. А Вы за кого, Вячеслав Леонидович? — Александр Власов

Как и везде, здесь есть две стороны медали: то, что Казань и вообще республика — умно использовали средства, выделенные федеральным бюджетом под 1000-летие Казани на серьёзную реконструкцию — вещь замечательна. А то, то при этом сгоряча посносили кучу — я это видел — крепких домов с метровыми стенами, которые могли бы жить и жить дальше — тоже факт. При этом использована бедная цветовая палитра… Жаль, потому что город это сильно не украсило. Двухстороннее отношение — и да, потому что город не узнать и не только в дурную сторону, и нет, потому что увы — вкуса не хватает, конкурсов не было, решения не обсуждались, все делалось в спешке, а это до добра не доводит. Власть можно понять — были деньги, их нужно было срочно освоить…

– Вы высказываетесь за переход к малоэтажному строительству (во всём нормальном мире так и строят). Но возможно ли перебороть гигантоманию крупных строительных компаний, которую мы сейчас видим на московском строительном рынке? Не получится ли так, что национальный проект "Доступное жильё " получит противников в лице стороны, которая призвана его реализовать? С другой стороны, малоэтажное строительство требует больше площадей. Получается, что такой мегаполис как Москва раздуется ещё больше? Как переживет такую экспансию Московская область? — Марина, Реутов

Санкт-Петербург и Ленинградская область сейчас находятся в гораздо более разумных отношениях кооперации, чем Москва и Московская область. При нынешней Московской власти, которая является главным лоббистом строительного комплекса Москвы, ситуация измениться не может. Опасения по поводу "расползания" пустые. В Голландии, и то хватает места для малоэтажного строительства! Значит вопрос здесь в грамотном кооперативном проектировании пространственного развития, которое бы сохраняло заповедные территории, зелёные пространства и так далее. Отношения городской и областной власти не должны быть отношениями бодающихся баранов. Необходимо видение всего пространства как агломерации. За этим следует иное представление об общественном транспорте, о развитии дорожной сети для личного транспорта и проч. По факту развитие Москвы в область происходит, но это происходит самым неэффективным способом. Не только Москва, но и область делает это плохо, отдает районы на поток и разграбление неправильному типу застойки. Это не проблема нехватки земли. Это проблема неграмотной политики.

– Добрый день, Вячеслав Леонидович! В ходе визита к нам в декабре 2005 года Вы отметили, что "Чувашия - уникальный регион с компактным сельским населением", а также по итогам двухдневного совещания-семинара «Политика градостроительного развития (развитие городской среды)» сообщили, что на примере Чебоксар и Вурнар отрабатываются модели города и поселка как сервисного центра. Как бы Вы оценили по прошествии небольшого времени предварительные итоги этой работы?

– Уважаемый Вячеслав Леонидович, хотим видеть Вас в Чувашии, с лекциями по современной архитектуре и развитию региона. Возможно? — АВТОРЫ ВОПРОСОВ: Сергей, г.Чебоксары Михаил, Чувашия

Есть итоги, но не очень меня радующие. Есть в том отношении, то агентство территориального развития сформировано — это было в наше проекте. Но сформировано не так, каким мы предлагали — зарабатывающей на себя консультативной деятельностью неправительственная организация.

В самих Чебоксарах был очень славный проект, который нам удалось разработать на важном для города участке. К сожалению, проект чудовищно тормозится из-за несостыковки интересов систем управления на разных уровнях власти. То, что могло бы строиться — есть участок, есть технологии, все есть — боюсь, окончится ничем. Опять-таки лоббистские связи других застройщиков (с другой идеологией) с элементами структур управления тормозит процесс. Преодолеть это очень трудно — если каждый день только бегать в кабинет президента республики. А если изредка приезжать — ничего не изменится. Увы — воз и ныне там.

Что касается лекций, то боюсь, что не приеду — слишком велика загрузка и стран велика. Меня конференция в Миассе в Челябинской области в конце апреля… Конечно, никогда не говори никогда, но в этом году точно не получится.

– В некоторых городах Сибири (например, в Барнауле) ожидается стремительный рост цен на жильё, чуть ли не на 100%. Некоторые эксперты считают, что это связано с развитием ипотечного кредитования. Темпы строительства жилья существенно остают от объемов кредитования, в связи с этим и растет цена квадратного метра на вторичном рынке. Известна ли вам эта проблема, и какие меры планируется принять, в том числе на законодательном может быть уровне, для её решения? — Дмитрий, Алтай

Здесь законодательство в лоб не работает. Речь идёт о другом. Конечно, само провозглашение национального проекта несло в себе шанс подъёма цен: при ограниченном предложении рост спроса автоматом ведет к повышению цены. Я настаивал при обсуждении первого этапа нацпроекта на том, чтобы увеличить предложение в первую очередь (об этом говорили и многие другие). Но если увеличить предложение со стороны московского СУ-155 или РУСАЛа, который сейчас стал инвестором, или Вексельберга, который становится крупным застройщиком, понятно, что снижения цен в такой ситуации мы не получим. Значит, надо впустить на рынок средний и малый строительный бизнес, который пока у нас дикарский: именно он сейчас отвечает за те 60% частного строительства на рынке жилья, о котором я говорил выше. Чтобы это сделать, нужна большая программа господдержки этого процесса - облегченное кредитование, не только для агрофирм, но и для производителей бесцементного вспененного бетона (я привожу пример из Свердловской области, где научились делать этот прекрасный материал, у них есть патент, но у авторов не хватает финансового потенциала для развития производства).

Кроме кредитования нужно сформировать банк идей, которые есть по стране - от строительства в дереве до строительства в глине и в облегченных типах кирпича. Эти идеи не собраны, поскольку на такой банк не было реального заказа. Нужно создать агентство распространения альтернативных строительных технологий. Без господдержки невозможно этот рынок поднять, а с нею - это шанс выйти на рынок таким мелким фирмам, как в США, которые строят 20-30 домов в год. Тогда мы выйдем как раз на такое строительство, которое позволит решить жилищную проблему. На мой взгляд, такая поддержка - это логика работы правительства, и здесь особый закон не требуется.

– Уважаемый Вячеслав Леонидович, как вы относитесь к идее возрождения доходных домов? Правительство Москвы собирается строить специальные дома для коммерческого найма. Зачем? Не лучше ли городу построить побольше социального жилья? Ведь до революции этим бизнесом занимались частные лица... — Ольга, Москва

Естественно, доходные дома под наем и аренду должен строить частный бизнес, просто в Москве границу между бизнесом и городской властью провести невозможно. То, что необходимо строить дома не только в собственность, но и в наем, доказывается мировым опытом. Нигде, ни в одной стране мира нет стопроцентной собственности на жильё . Молодым людям или одиноким, или бездетной паре зачастую нет смысла связывать себя покупкой жилья. Они могут пожить в одном районе, а потом переехать в другой.

Здесь стоит задача очень тонкая — как разработать проекты и как наладить их реализацию, так чтобы эти дома могли бы служить одновременно льготному найму и прямому социальному найму. С моей точки зрения, самое главное - не допустить различия между этими домам. Во Франции есть закон, запрещающий делать разными дома для этих форм арендных отношений, и это правильно. Людей нельзя оскорблять.

В России пока на это не было спроса, но уже сейчас мы готовим условия конкурса на такого рода проекты. Хотя пока это не дело коммерческого инвестора. Завтра он может им стать. Но пока это просто ещё никто не разрабатывал.

– Уважаемый Вячеслав Леонидович. На сегодняшний день в России в рамках реализации приоритетного национального проекта «Доступное жильё» осуществляется попытка развивать различные ипотечные программы. Пока они не пользуются тем спросом, на который рассчитывало правительство. В то же время во многих регионах реальная себестоимость квадратного метра жилья в новостройках в 2-3 раза ниже рыночной стоимости. Строительные компании получают сверхприбыли и это никем не контролируется. Приобретая такую квартиру в ипотеку граждане приносят неплохую прибыль и строителям и банкам. Может начинать реализацию национального проекта стоило бы с того, что ограничить норму прибыли для строительных компаний, например на уровне 50-70% от себестоимости??? И уже после этого продвигать ипотеку. Ведь существует же сегодня органичение прибыли на товары жизненной необходимости, например на лекарства и детское питание. Почему бы не ввести такие же нормы для жилья, строительство которого возведено в ранг национального проекта?? — Сергей Николаевич. Нижний Новгород

Идея не просто интересная, но и правильная — но трудна в реализации. С лекарствами мы видим, какие скандалы сотрясают эти льготные закупки. Это источник колоссальной коррупции, закупается все по завышенной цене. Так просто сюжет не решишь — компании начнут натягивать себестоимость, есть масса способов. Возможен сговор цементных компаний — в результате это приведет к натягиванию себестоимости и откатам. Но норма прибыли является для предмета первой необходимости вещью понятной и распространенной для дефицита. А у нас есть дефицит. Поэтому я согласился бы с автором этого вопроса о норме прибыли. Но он пишет — 50-70%. Это что за норма прибыли? В строительстве она 10-12%, и это считается нормальным. Но у нас пока господствует идея быстрого обогащения. Просто ограничением нормы прибыли роста цен не сдержишь — найдутся обходные пути. Это полезно, но нужно было делать давно, до начала нацпроекта. Сегодня, когда уже зафиксировано — трудно. У нас два инструмента борьбы с этим: один я уж называл, и в ряд регионов это делается почти силовым образом, выводом из рыночных отношении, фиксаций продажной цены — в 4 регионах как минимум. Какая разница - ограничение нормы прибыли или назначение фиксированной цены? Последнее проще реализовать и не надо преодолевать лоббистов и менять законы. А вторым инструментом может стать впуск иного типа строительных компаний и иного типа проектов. Это уже малы и средний бизнес, которые будут удовлетворяться меньшей нормой прибыли, иначе они не выживут. Форма решения вопроса, предлагаемая автором, всё же запоздала и недостаточно эффективна.

– Вячеслав Леонидович, при создании Общественной палаты много говорилось о том, что это будет орган, который будет помогать Госдуме в её работе над законопроектами. За время существования вашей комиссии к вам обращались из Госдумы, предлагали какие-то законопроекты на экспертизу? Считаете ли вы связку Госдума - Общественная палата эффективной? — Виктория, Киров

Вопрос поставлен не очень точно. Никто не говорил, что Общественная палата должна "помогать" Госдуме. Общественная палата должна выступать рецензентом и экспертом по законопроектам, поэтому прежде всего мы с Госдумой сражаемся. И это хорошо. Постепенно от отношений неприятия мы переодим к конструктивным отношениям. Обсуждение законопроектов в комитетах и комиссиях госдумы не закрыты для нас, и это очень важно. Можно ли отклонить лоббизм? Иногда - да, иногда - нет. С Водным кодексом нам это не удалось, с Лесным - удалось отчасти. Я уже говорил, что участвую в обсуждении Жилищного кодекса. Для нас это самое главное. Второе - это региональные программы, но это скорее работа с Правительством, а не с Госдумой. Помимо очень несовершенного Градостроительного кодекса, поправки которому являются одной из наших задач, нет такого законодательного поля, в котором функционировали бы региональные стратегии развития. Очень важно такое поле создать. Потеряно представление о единстве территории, видение процессов на территориях - то есть то лучшее, что зарождалось ещё с 1915 года, со времен академика Вернадского и продолжалось в какой-то мере в советскую эпоху. Сегодня Градостроительный кодекс вообще не предусматривает никакой деятельности по стратегическому территориальному развитию.

Возвращаясь к вопросу, хочу сказать, что у нас, кстати, взаимодействие с Советом Федерации, который тоже представляет собой часть Федерального собрания, развертывается гораздо успешнее, чем с Госдумой. У нашей комиссии есть договор с Комитетом Совета Федерации по региональному развитию. У нас есть совместная деятельность, мы участвуем в делах друг друга. Мы стараемся работать со всеми - с Госдумой, с Советом Федерации, с Правительством, с Администрацией президента, с региональными властями.


Интернет-конференция
ИА REGNUM
проводилась 14 марта 2007 с 13 до 14 часов по московскому времени.



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее