Есть ли будущее у российской архитектуры?

Возникновение современной российской архитектуры относят к началу 90-х годов, когда появились частные заказчики, готовые реализовать принципиально новые идеи в строительстве. Многие уже построенные за это время объекты наглядно демонстрируют стремление архитекторов и заказчиков создать интересные, запоминающиеся здания. Однако считается, что на международном рынке российская архитектура относится ко "второму сорту", и среди российских архитекторов лишь единицы могут похвастаться своей востребованностью за рубежом. Так ли это? Что сегодня представляет собой российская архитектура, имеет ли она свой стиль? Что препятствует появлению в России шедевров мирового уровня? На эти и другие вопросы читателей "Ленты.ру" ответил заведующий кафедрой управления территориальным развитием Академии народного хозяйства, президент компании Territory Development Institute, действительный член Международной Академии архитектуры, член общественной палаты РФ, председатель комиссии по вопросам регионального развития, профессор МАрхИ, Вячеслав Леонидович Глазычев.

Орфография и пунктуация авторов вопросов сохранены.

Александр [02.11 15:23] Здравсвуйте, Вячеслав Леонидович! В каких городах (не обязательно в России) на ваш взгляд наиболее интересная и красивая современная архитектура.Спасибо.

Глазычев В.Л.: От Стокгольма до Гонконга и от Сиднея до Нью-Йорка предостаточно крупных городов, где за последние десятилетия выросли крайне любопытные постройки, иные из которых есть все основания назвать красивыми. При всём том невозможно, пожалуй, найти такой город, где не было бы сооружений банальных, вульгарных или "никаких". Только на их фоне и выделяются шедевры. В России первоклассные постройки есть — в Москве и в Петербурге, в первую очередь, но они нередко прячутся по переулкам, тогда как на первом плане в большинстве гнездятся вещи "никакие" или не без вульгарных завитушек.

Денис [02.11 16:19] Можете ли вы перечислить несколько зданий, построенных в течение 10 последних леи и при этом выполненных в стиле современной самобытной русской архитектуры, то есть не подражательной западному небоскребству и не стилизованные под "традиции старины"?

Глазычев В.Л.: Самобытной могла быть только архитектура, выраставшая из мощной и непрерывной культурной традиции. По всему миру в ХХ веке традиции ослабли под напором механизма массовой культуры. "Современная" русская архитектура — это отважный конструктивизм 20-х годов ушедшего века. Сегодня близкими к этой линии, не повторяя ни её буквально, ни усредненную моду, можно, имея в виду Москву, назвать, к примеру, офисный комплекс "Эрмитаж-плаза", группу жилых домов между Остоженкой и набережной реки или главное здание бизнес-школы "Сколково", при том, что в последнем случае автор — темнокожий британец.

Иван [02.11 16:41] Уважаемый Вячеслав Леонидович! На Ваш взгляд возможно ли в России, а может быть, уже и существует, появление совершенно новых для мира стилей, как это было, скажем, с конструктивизмом. Существует ли для этого "госзаказ"?

Глазычев В.Л.: Эпоха больших стилей была порождена монархическими режимами, которым к концу XIX века подражали "монархи" во главе крупнейших корпораций. В начале ХХ века некоторые архитекторы в Германии, России, во Франции сделали героическую попытку выступить своего рода монархами в отношении мировой архитектуры. Отсюда и русский конструктивизм, и его европейские аналоги. Демократизация и массификация культуры лишили такого рода попытки реалистичности, а законы современного рынка на место Большого стиля выдвинули продвижение "звезд". Если раньше заказ был обращен к тому или иному стилю, то теперь его адресуют Норману Фостеру, Фрэнку Гери, Захе Хадид или ещё 20 — 30 руководителям больших проектных фирм. "Госзаказ" маловероятен, поскольку современные власти не рискуют подставлять себя под огонь публичной критики и препоручают заказ череде комиссий и жюри.

Илья [02.11 16:44] Вячеслав Леонидович, каких российских архитекторов Вы считаете выдающимися? Есть ли в настоящее время условия для развития архитектуры в России? Что для этого необходимо?

Глазычев В.Л.: В моей "книге почета" сегодня Асадов, Земцов, Киселев, Скокан, Скуратов, Хазанов и ещё с десяток имен. Условия, как доказывает их практика, есть, но их недостаточно. Во-первых, представления заказчика ещё довольно редко отшлифованы в культурном смысле. Во-вторых, у всех участников проектного и строительного процесса не хватает владения современными технологиями. В-третьих, хотя деньги решают не всё, действительно хорошая архитектура во все времена была и остается дорогим удовольствием.

Геннадий Геннадьевич [02.11 17:12] Добрый день, Вячеслав! Скажите, строительная компания Елены Батуриной ИНТЕКО внесла больше позитвного в архитектуру города или все же больше негативного? Есть ли право на жизнь проектам данного холдинга? Спасибо.

Глазычев В.Л.: В сколько-нибудь рыночных условиях всё, что продаётся, имеет право на жизнь. На мой взгляд, соединение аппетитов инвестора с позавчерашним представлением о том, какой должна быть архитектура крупного города, в равной степени окрасило деятельность как "Интеко", так и "СУ-155" или "Дон-строя", или "ПИКа" — любого из строительных гигантов, разделивших между собой львиную долю рынка и предлагающих покупателю то, что они ему предлагают, почти (за исключением самой дорогой, "штучной" застройки) не предоставляя свободы выбора. Это рынок продавца, а не рынок покупателя.

Cтанислав [02.11 17:19] Уважаемый Вячеслав Леонидович! В каком из городов Северного Кавказа,на Ваш взгляд, реализуются наиболее интересные и современные подходы к планирование городской среды? Известны ли Вам интересные архитекторы из этого региона? Что бы Вы отметили из уже реализованных или только запланированных проектов? Заранее большое спасибо за Ваш ответ!

Глазычев В.Л.: К сожалению, я знаком с этой практикой недостаточно. Не настолько, чтобы запомнить имена. Лучшее, что я знаю, это градостроительные программы в Краснодарском крае, будь то сам Краснодар, Анапа, Геленджик или Новороссийск. Судя по макетам и чертежам, в ближайшие годы они должны прорасти недурными результатами. То, что запланировано во Владикавказе, вызывает немало сомнений, тем более что центральный парк и цепочка прудов оказались под угрозой.

Юрий Борисов [02.11 17:33] Вячеслав Леонидович, есть мнение, что в СССР не было не только секса, но и дизайна. Сейчас есть и то, и то... Про секс спрашивать не буду, а как Вы оцените современный российский дизайн?

Глазычев В.Л.: Мнение не вполне верное, так как авиационную технику, локомотивы, суда и прочие тяжелые предметы делались в советскую эпоху с участием крепких дизайнеров. Экранопланы, амфибии — отличные образцы и научного конструирования, и дизайна. Увы, сейчас под дизайном чаще всего понимают разного рода декорирование, хотя дизайн-центры "КамАЗа" или Бюро Сухого, или Красногорского оптико-механического объединения квалификации не утратили. Есть сильные факультеты и кафедры, но нет главного — реального стремления бизнеса к конкурентоспособности отечественного производства, к частичному замещению импорта, который захлестнул всё и вся. Вроде бы появились первые признаки того, что федеральная власть дозрела до осознанной политики поддержки дизайна.

Jokerwebmaster [02.11 17:37] Есть ли будущее у архитектуры Московского метро? Так ли это, что Московское метро продолжает носить звание лучшего в мире?

Анна [03.11 00:12] Вячеслав Леонидович, в России сохранилась традиция "красивого метро"? Строят ли что-то подобное в наше время, с нуля? Спасибо!

Глазычев В.Л.: Архитектура Московского метро с 1935 по 1955 годы — памятник эпохи, в этом качестве она так же ценна, как лучшие станции в подземках Берлина или Парижа, где, правда, не позволяли себе материальных трат московского уровня. Увы, лучшим в мире наш метрополитен уже никак не назовешь, если сравнивать уровень комфорта с новыми линиями парижского или лондонского метро, с метро в Мексико-сити, Вашингтоне, Торонто и так далее. Московский метрополитен чудовищно перегружен, так что раньше или позже придется строить параллельную систему, с экспресс-линиями и, напротив, с более частыми остановками — в принципе современная техника позволяет варьировать движение по тем же путям, но с разными режимами. Что до архитектурного облика — скорее всего, это будет работа дизайнера.

Дмитрий [02.11 17:41] Вячеслав Леонидович, пользуясь случам, благодарю вас за ваши книги. Живя в Вологде, современную российскую архитектуру можно представить как монструозные быстровозводимые торговые центры, которые иной раз появляются вплотную к жилым домам, выжигаемые остатки деревянной застройки и строящиеся на освободившихся местах новоделы, обшитые сайдингом. Архитектура несостоятельна даже в мелочах: остановки общественного транспорта проектируются так, что они становятся местом обитания городских птиц, а люди, чтобы не рисковать быть испачканными, предпочитают стоять снаружи. Каким вы видите будущее торопливо отстроенных торговых центров через несколько десятков лет? К чему идет архитектура, движимая сиюминутным денежным интересом? Грозит ли российским городам утрата самобытности?

Глазычев В.Л.: Грозит, конечно. Главное — как можно быстрее узаконить, под доступным публичным контролем специалистов, правила землепользования и застройки для исторических ядер российских городов. Если бы, скажем, в Иркутске были вовремя приняты ПЗЗ, где бы для кварталов очаровательной деревянной застройки была утверждена предельная высота в два этажа с мансардой, алчным инвесторам не было бы никакого резона жечь дома, как свечки. Что до торговых центров, то их естественный жизненный срок — порядка 10 лет, после чего их всё равно придется по разным причинам разбирать и строить заново.

В ближайшее время, надеюсь, начавшееся моих коллег и моёы взаимодействие с новой вологодской администрацией позволит что-то выправить в славном городе.

Эмиль [02.11 20:50] Здравствуйте, Вячеслав Леонидович! По вашему мнению, удастся ли российской архитектуре в ближайшее время преодолеть общественный заказ на извлечение максимальной прибыли из архитектурных и градостроительных решений в ущерб комфорту и эстетике? Возможны ли в России культурно-инвестиционные проекты типа испанского Бильбао? Не пора ли отменить термин градостроительство взамен, скажем на — планировочное развитие того-то или чего-то (ну, к примеру, чтобы точечная застройка, так развившаяся в докризисное время, имела адекватную формулировку)…?

Глазычев В.Л.: В ближайшее время вряд ли. По той причине, что назвать извлечение максимальной (и быстрой) прибыли общественным заказом можно лишь при обостренном чувстве иронии. Для того чтобы публичный интерес был реальной силой, надо чтобы встало на ноги реальное местное самоуправление, встать оно на крепкие ноги сможет лишь тогда, когда города получат реальную финансовую базу, вместо крох с губернского стола, а федеральный центр перестанет обирать губернии... Быстро такие вещи не решаются.

Проекты типа Бильбао (хотя и в более скромном масштабе) возможны, что демонстрирует, среди прочих, Пермь, в которой сначала идея, а затем конкурс на Музей современного искусства вызвали вполне ощутимое ускорение пульса городской жизни.

Конечно, слово "градоустройство" гораздо точнее по смыслу, но дело не столько в используемом термине, сколько в прозрачности и осмысленности планировочных документов, включая — вновь подчеркиваю — главный документ: правила застройки.

Евгений [03.11 01:10] Вячеслав Леонидович, есть ли в России перспективы у студентов получающих специальность архитектора?

David [03.11 18:21] Добрый день! Вопрос не совсем по существу: как вы считаете, стоит ли учиться на архитектора или лучше стать инженером или конструктором? Просто говорят, что развелось архитекторов, а инженеров не хватает... Также мне не не совсем понятна разница между архитектор- конструктором и другими смежными профессиями, к примеру, тем же архитектором.

Глазычев В.Л.: Перспективы есть, с безработными архитекторами не встречался. К тому же, немало тех, кто, получив архитектурное образование, затем работает как дизайнер, театральный художник, график, ландшафтный архитектор. Действительно, хороших конструкторов уже приходится искать днём с огнём, и сегодня они — подлинная ценность. При этом грань между архитектором и конструктором часто размывается. Эйфель начинал как специалист по структуре металла, стал великим конструктором с ярко выраженным архитектурным вкусом. Шухов — конструктор, но также и архитектор. Таков же и Канчелия у нас сегодня. Но это — отдельные таланты, в общем случае желательно овладеть обеими специализациями, тогда цены вам не будет..

Александр [03.11 01:16] Новейшая история показывает, что российское архитектурное сообщество очень редко и слабо выступает против того или иного скандального строительства. В основном возмущаются жители и общественные активисты. По-Вашему, в чём причина такой оторванности архитекторов от народа?

Глазычев В.Л.: Не вполне так: архитекторы Петербурга в большинстве жестко противостоят всякой попытке разрушить облик великого города. Да и в Москве среди общественных активистов немало архитекторов. И всё же, в целом, Вы правы. Архитектура — служебное занятие, отказ от заказа при внутреннем несогласии с заказчиком — редкость. Портить отношения с городским начальством и вовсе не с руки, без работы останешься, так что конформизм, что называется, в крови.

Александр [03.11 01:29] Как Вы оцениваете проект "Рублёво-Архангельское" с точки зрения архитектуры, геоурбанистики и регионального развития?

Глазычев В.Л.: Этот проект один из лучших в высшем ценовом горизонте, но в подобных случаях оценку можно дать лишь через два-три года после заселения. Слишком многое зависит от того, как будет поддерживаться уровень обслуживания.

Рома [03.11 01:51] Вячеслав Леонидович, что нам делать с хрущёвками-брежневками? Оставить эти прекрасные дома в клеточку стоять ещё лет сто?

Глазычев В.Л.: Очень по-разному. Часть пятиэтажных домов вполне поддается реконструкции, и недурные примеры можно встретить в разных городах. Вполне достойный пример я видел в уральском Миассе. Часть можно только разобрать. Дома из крупных блоков поддаются "переодеванию" без особых трудов. Хуже всего с 9-12-этажными панельными домами с их очень тесными квартирками и балконами-пародиями. По хорошему тону их бы использовать в качестве временного жилья, но сначала надо переселить их бедных обитателей... Сто лет — это чересчур, но, боюсь, ещё лет 20 всё будет как есть, с постепенным обветшанием снаружи в внутри.

Дмитрий [03.11 09:08] Архитектура - это искусство и творчество... и уже потом технологии... Она (или они) должны быть свободны от давления денег. В согласны? И если да, то сколько ждать этого освобождения?

Глазычев В.Л.: Архитектура — отчасти искусство, но отчасти и социальная, и строительная практика. Это дело дорогое, поэтому давление денег было, есть и будет. Строительство готических соборов шло веками и поглощало едва ли не половину национального продукта. Постройка комплекса дворцов в Петербурге длилась десятками лет, поглощала до трети доходов казны. Строительство Московского метро означало, что сотни тысяч семей должны были лет двадцать ютиться на нескольких метрах коммунальных квартир. "Освобождение" от финансовых ограничений не предвидится, и основная искусность заключается в том, чтобы хорошо справиться с задачей при вечной нехватке средств.

Антон [03.11 09:42] интересует Ваше мнение о проекте "Охта-центр" в Петербурге. Допустимо ли пересматривать высотный регламент в угоду амбиций отдельных управленцев? как реализация проекта отразится на имидже Северноей столицы?

Алексей [03.11 09:31] Ваше отношение к проекту "газпромовского" небоскреба в Санкт-Петербурге? Кто, по Вашему мнению, должен принять окончательное решение по его строительству?

Глазычев В.Л.: Если бы "Газпром" удовлетворился почетным местом на краю Васильевского острова, рядом с новым портом, никто и бровью бы не повел, разве что по поводу облика башни могли быть споры. Если бы "Газпром" обошелся без стремления вверх любой ценой, то конструкцию "Охты" все бы приняли с симпатией. Однако, принося налоги в Петербург, концерн считает себя вправе нарушать и регламент, и здравый смысл — это иначе, чем торжеством хамства не назовешь.

При всём том Петербург в юридическом смысле — не город, а субъект федерации, и окончательное решение — за губернатором.

Илья(2) [03.11 09:53] Вячеслав Леонидович, Какие механизмы,стандарты и законы, могут повлиять на нашу строительную индустрию так, чтобы строительные компании начали широко и повсеместно применять новейшие строительные технологии? Ведь это не только новые возможности в архитектурном плане, это удешевление строительства а значит и стоимости для конечного потребителя! Как вы считаете, такое вообще возможно в ближайшей перспективе?

Глазычев В.Л.: Для этого, в первую очередь, необходимо разукрупнение строительного комплекса и появление на рынке строительства новых игроков, допуск на этот рынок среднего по масштабу бизнеса. Без государственной поддержки с этой задачей не справиться, тогда как такая поддержка в форме льготного кредитования или государственных гарантий для банковского кредита может сопровождаться внедрением новых стандартов. Кое-что в этом направлении уже началось: Фонд поддержки жилищного строительства уже объявил конкурс на малоэтажное низкобюджетное жилье, Фонд поддержки реформы ЖКХ принял аналогичное решение для социального жилья для переселенцев из аварийных и ветхих строений. Оператором обоих конкурсов выступает Союз архитекторов России.

nickG [03.11 10:36] Добрый день! Несколько вопросов: Каким образом строительные компании или застройщики получают разрешения на строительство жилых домов прямо окна в окна на месте детской площадки? Существуют ли нормативы, запрещающие строить дома во дворах других домов? Это нормально с точки зрения архитектуры и здравого смысла строить рядом с пятиэтажным домом 17-этажный? Спасибо!

Глазычев В.Л.: Уже лет 10 назад в интересах инвесторов и без общественного согласия в Москве были изменены в сторону уменьшения нормативы инсоляции, то есть допуска солнечного света в квартиры. С другой стороны, хватает и прямых нарушений, установленных при утверждении проекта габаритов. Сейчас утверждаются Правила застройки на каждый квартал, так что масштаб произвола должен сократиться. К сожалению, другие города дружно следовали московскому образцу.

Юрий [03.11 10:51] Не считаете ли Вы, что Закон об архитектурной деятельности в РФ устарел? Какие на Ваш взгляд изменения в него необходимо внести?

Глазычев В.Л.: В этот закон уже вносились изменения, и будут вноситься дальше, но главное в том, как согласуются между собой различные законы и кодексы — в этом основная проблема нашей законодательной практики. К тому же, квалификация адвокатов, судей общей юрисдикции и арбитражных судов, мягко говоря, недостаточна для подобных специальных сюжетов, правовая грамотность и соорганизованность горожан тоже не на высоте, да и со средствами на судебные процессы дело обстоит не блестящим образом.

Денис [03.11 10:59] Уважаемый Вячеслав Леонидович! Считаете ли Вы, что у Москвы до сих пор сохранился свой, особенный архитектурный стиль? Не пора ли признать, что город постепенно превратился в нагромождение архитектурной эклектики?

Глазычев В.Л.: Честно говоря, вся прелесть старой Москвы всегда была в её изрядной эклектичности, за счёт которой, в контраст к Петербургу, никогда было не угадать, что откроется взору за углом. Беда как раз в том, что частично эта пестрота утрачена — прежде всего за счёт гигантизма новых построек, расставляемых, к тому же, без серьёзного учета, усугубляемых с каждым колоссом, вроде жилого комплекса на Мосфильмовской улице или у метро "Сокольники".

marysja [03.11 11:38] Доброго дня, господин Глазычев! Мне с моим архитектурным образованием сложно согласиться со второсортностью российской или читай советской архитектурой. Уровень подготовки архитекторов всегда был высоким. Когда мы шли учиться, то все были как минимум Ле Корбюзье на первом курсе и выходили проектантами на пятом, но это не умаляло нашей профессиональной гордости, образованости и желания СТАТЬ Ле Корбюзье.Все критики нашей архитектуры как-то не думают о климатических зонах российского архитекурного творчества и забывают, что Нью-Йорк находится на широте Сочи. Наксколько мне известно, никто кроме архитекторов не изучает в таком объеме строительную физику.Ответьте, пожалуйста, насколько наши архтектурные образы обусловлены зоной рискованного земледелия. И второе, будет ли "одноэтажная Россия" и кто определяет эту политику.

Глазычев В.Л.: На вопрос об "одноэтажной России" я уже отвечал выше Илье. Что до строительной физики, то её изучали в архитектурных школах скверно и в то время, когда учился я, и в то, когда я преподаю. Сегодня экологические требованию к жилью нарастают с каждым годом, возможности решения — тоже, и учиться всему этому необходимо непрерывно, чем заняты, к сожалению, далеко не все.

Альберт Акопян [03.11 15:00] Вячеслав Леонидович, 1. Есть ли будущее у крупнопанельного домостроения? 2. Возможен ли и какие условия необходимы для перехода существующих мощностей крупнопанельного домостроения на европейские сборные технологии или монолит? 3. Что мешает архитектуре ВНЕ архитектуры? В частности, в столице ("объективные" и "субъективные" факторы)? 4. Могли бы Вы назвать оригинальные, не вторичные по концепции, объекты жилой и коммерческой недвижимости последних 20 лет? 5. Есть ли критерии, позволяющие отличить "ширпотреб" 19 века от действительной архитектурной ценности? Ваше любимое здание всех времен и народов? Спасибо!

Глазычев В.Л.: 1. Нет будущего у крупнопанельного (железобетон) домостроения, хотя искусственно продлевать его будущее у нас пока возможно.

2. Монолит — для дорогого штучного строительства. Существующие мощности для модернизации пригодны не больше, чем "АвтоВАЗ" для современного автомобилестроения.

3. Смотрите ответы выше.

4. То же, но к этому следует добавить несколько подмосковных поселков, отгородившихся забором от внешнего мира не столь богатых людей.

5. "Ширпотреб" XIX века (длинный, однако, век) недурен, будь то ампирный особнячок, красно-кирпичные фабрики или доходные дома Петербурга.

Одно здание назвать не берусь, а вот тип дома назвать могу — это британский таунхаус, в котором в 20-м веке стало жить ещё лучше, чем в веке 18-ом, откуда он родом.

Марат [03.11 15:01] Здравствуйте, Вячеслав. Меня всегда поражали так называемые "сталинки". В Москве, Питере, Минске и Ростове все удивляются красоте этих строений. Причины упадка этого стиля ясны - нехватка материалов и времени после войны. Но не понятны причины, по которым он не возрождается. Почему стиль манхеттенских прямоугольных высоток признают больше чем детальная классика?! Почему современные архитекторы не способны повторить то великолепие архитектуры, которое развивалось веками? Спасибо.

Глазычев В.Л.: Насчет красоты я не очень согласен, хотя славные экземпляры попадаются, однако, безотносительно к эстетической оценке — это следы эпохи дешевой рабочей силы, искусственно заниженной стоимости материалов и, что греха таить, того времени, когда новое жилье строилось для одной только советской элиты. Именовалось это "домами для специалистов". Все прочие, включая меня, жили по коммуналкам.

Манхэттенские "высотки" очень разные, прямоугольных среди них не так много, а декор сталинских "высоток" — очень близкий родственник небоскребов — правда, скорее Бостонских.

Александр [03.11 15:44] Как Вы оцениваете архитектурные инициативы блоггера Максима "Калашникова" ? Имеются ввиду слова "экополис", "усадебная урбанизация" и т.п.

Глазычев В.Л.: Все эти идеи высказывались неоднократно. Александр Кривов уж лет пять назад издал целую книгу насчет "усадебной урбанизации", об экополисе разговор идет уж лет 30. Есть две линии, по которым разговор может начать перерастать в дело. Одна — когда агроиндустриальные холдинги всерьёз озаботятся созданием таких условий жизни, от которых сбегать в города не захочется. Другая — когда от слов о возвращении России в Арктику состоится переход к делу: созданию "экополисов" для вахтенного заселения в самых неблагоприятных природных условиях.

Anna [03.11 16:23] Уважакмый Вячеслав Леонидович,почему архитектурное сообщество РФ занимает такую отстраненную позицию в вопросах уничтожения культурного наследия в Москве, в частности, Манеж, Военторг,особняки в центре города — вот очень краткий перечень утрат?

Глазычев В.Л.: Смотрите мой ответ Александру.

Сергей [03.11 17:53] Вячеслав Леонидович, многие российские архитекторы жалуются на невысокий культурный уровень частных инвесторов, навязывающих, к примеру, эксплуатацию эстетики классики или борокко. На западе такие примеры, скорее, исключение. Скажите, стот ли ожидать какого-то прорыва в этой тенденции?

Глазычев В.Л.: Пожалуйста, без иллюзий. На Западе (на Востоке тоже) этого хватает — многие "переели" модернизма и тянутся к чему-то проверенному. Прорывы бывают в трёх случаях. Когда экстравагантность отдельных инвесторов заставляет их поступать иначе, чем большинство. Когда та же экстравагантность толкает к тому, чтобы привлечь мировую "звезду" в качестве бренда и тогда терпеть то, что на самом деле не нравится. Когда поколение детей начинает отторгать вкусы родителей, склоняясь к вкусу дедов.

Albert, architect (Toronto, Canada) [03.11 17:56] Ув. Вячеслав Леонидович, как западный архитектор, работающий на российском рынке, хотел бы спросить: 1. Когда будут изменены ультраконсервативныe, технически устарелые, а порой попросту абсурдные строiтельные нормативы (т.н СНИПы), препятствующие процессу проектирования современных высокотехнологичных объектов в России по мировым стандартам? Да будут ли они изменены вообще в обозримом будущем? (это кстати мощнейшая причина того, что в России не появляются "шедевры мирового уровня" - как вопрошает заголовок) 2. Ни для кого ни секрет, что процесс получения согласований в России явл. зоной повышенной коррупции и средством "управления" неугодным проектировщиком или застройщиком. Понятно, что это всего лишь часть системы, но все же... возможны ли коренные изменения в этой сфере? Если да - то какие? 3. Просмотрел заданные вопросы - ни одного по поводу "зеленой" архитектуры (а в ещё более широком определении sustainable design). Почему такое пренебрежение к столь важной теме? Когда предлагаем заказчикам в России эко-технологии в ответ звучит - нерентабельно. А российские партнеры-архитекторы посмеиваются над наивными иностранцами... Я говорю о конкретных проектах и ситуациях. Да! Нерентабельно, если говорить о сиюминутной прибыли, но ведь есть такое понятие как "цикл жизни" объекта. Неужели ни власти, ни заказчики, ни уважаемые коллеги-архитекторы не понимают этого???

Глазычев В.Л.: 1. СНиПы, вроде бы, отменены и замещены региональными нормами, но те некому было разработать (за исключением Москвы и Петербурга), поэтому утверждающие инстанции по-прежнему требуют соблюдения старых СНиПов. Только формирование саморегулируемых организаций, а оно идет, может привести практику в чувство — не сразу.

2. Не знаю — это не изолированная схема отношений.

3. Вы сами отвечаете на свой вопрос — до сих пор срабатывает логика временщика: быстрая прибыль, быстрый уход. Мыслить циклом жизни объекта, мыслить в масштабе поколений — это требует уверенности в будущем, до которой большинству российских граждан ещё далековато.

Тайный игумен Афиноген с братией [03.11 19:57] Здравствуйте! Расскажите о современных культовых сооружениях. Есть ли и предвидятся ли новые шедевры в этой области?

Глазычев В.Л.: Все зависит от того, какую из церквей иметь в виду. Католицизм и протестантство давно стремятся к современным "одеждам" сакральных сооружений, и их множество, начиная с церквей Ле Корбюзье и Луиса Канна. Ислам, благодаря во многом деятельности Фонда Ага-Хана, не отстает, хотя и с переменным успехом. Православие принципиально консервативно и стремится к восстановлению разрушенного или к почти буквальному повторению старых образцов. Хорошие "новоделы" мне известны — в Ижевске, к примеру. Ново-старые сооружения мне радости ещё не доставляли.

Костя [05.11 11:13] Вячеслав Леонидович, добрый день. Каково Ваше отношение: -- к строительству Охта-центра в СПб; - к комплексу зданий Москва-Сити в столице нашей страны; -- к архитектурному бюро Н. Фостера.

Глазычев В.Л.: Все вопросы по очень разным поводам.

В отношении "Охта-центра" - смотрите выше.

Московское "Сити", с формальной точки зрения — вполне недурно смотрится с Третьего кольца, но будь оно в районе метро "Университет", где уже возведен колоссальный жилой массив "ИНТЕКО", не было бы и конфликта с основными видами. К тому же, транспортная ситуация "Сити" и зоны его влияния будет катастрофой.

У Фостера 70-х — 90-х годов есть блистательные постройки, вроде Гонконгского банка. Позднее, по мере разрастания бюро, как бывает нередко, происходит накопление проектов на все случаи жизни и попытки продать их тем, кто купит. Уже несколько лет как Норман Фостер отошел от дел, его бюро — это коммерческий бренд.

Тимофей [05.11 12:11] Вячеслав Леонидович! Согласились ли бы Вы с мыслью, что районы массовой жилой застройки 1960-70-х годов - это особая архитектурная среда, обладающая своей ценностью и неповторимым очарованием? Какова, на Ваш взгляд, дальнейшая судьба этих районов? Как Вы относитесь к опытам массовой застройки 1990-х годов - московским районам Жулебино, Марьинский Парк и Южное Бутово, в которых, как мне кажется, попытались, используя типовые домов, но разной этажности, создать комфортную и приятную для глаза среду? Ценен ли этот опыт, стоит ли его использовать?

Глазычев В.Л.: Хотел бы с Вами согласиться, но не могу. Наверное, я слишком стар, чтобы воспринимать эти муравейники как приятную для глаза среду

Семен Семеныч [05.11 14:34] Не могли бы Вы ответить на несколько вопросов. Как вы относитесь к новоделам? Относятся ли по вашему мнению к новоделам дворцы в Петергофе, Павловске и Царском селе, которые были полностью разрушены во время войны и затем восстановлены? Не кажется ли Вам, что Москве не нужны здания (часто-это древние, покосившиеся хибары), наскоро построенные до революции купцами и промышленниками как ночлежки или конюшни? Не лучше ли на их месте строить здания, которые СЕЙЧАС нужны москвичам? Не кажется ли вам, что излишняя "упертость" ревнителей старины в свое время не дала бы построить Московский Кремль, а на его месте до сих пор стоял деревянный, окруженный частоколом? Не кажется ли вам, что архитектура Москвы была разрушена прежде всего в советское время, когда сносились целые кварталы, рушились храмы, в центре Москвы строили примитивные кирпичные или панельные коробки, а вину за это сейчас хотят свалить на Лужкова?

Глазычев В.Л.: Согласен с тем, что всё всегда сложнее простых утверждений. Возрождение дворцов и храмов на месте руин — недурственное дело, и меня от слова "новодел" не тошнит, только делать его следует так же, как его строили, не подменяя камень бетоном, а бронзу пластиком. Это очень дорого, и потому частым в практике быть не может. Из построенного в XIX веке многое не заслуживает сохранения, однако замещать желательно сомасштабными постройками, иначе ломается окружение сохраняемых памятников, но иногда можно и спрятать маленькое старенькое в "нишу" большого и нового — это уже дело такта и вкуса. Снос советской эпохи — сам по себе (сносили и до советской власти), подавление транспортной сети (в Москве меньше площади под улицами, чем в Гонконге) новым строительством в последние годы — само по себе.


Он-лайн интервью на сайте "Лента.ру", 09.11.2009

См. также

§ Непростое будущее архитектуры

§ Архитектурные реалии новой России: общественные изменения и профессиональные ценности



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее