Главное — это работа в диалоге

В конце октября этого года на Факультете государственного управления АНХ при правительстве РФ стартовала уникальная, не имеющая российских аналогов, магистерская программа «Управление территориальным развитием». Чтобы узнать о специфике новой образовательной программы, мы решили побеседовать с её научным руководителем — профессором, заведующим кафедрой управления территориальным развитием ФГУ АНХ Вячеславом Леонидовичем Глазычевым.

— Почему сегодня актуально говорить о территориальном развитии?

Глазычев В.Л.: Так получилось, что современная школа территориального планирования за девяностые и нулевые годы почти исчезла. Не разрабатывалось ни одного территориального плана. Жили по старому, ещё советскому плану. Нового видения территориального развития не сложилось. Люди живут на территориях, локализация производств тоже на территориях, а знаний о территории — нет. Была давняя мечта разобраться с этой ситуацией, выучить новых управленцев, которые бы понимали, что такое территория и как с ней работать. Создать такую магистратуру удалось только сейчас.

Магистратура «Управление территориальным развитием», действительно, не имеет российских аналогов? Каков мировой опыт создания подобных обучающих программ?

Глазычев В.Л.: Собственно такого рода академического предмета — управление территориальным развитием — ни в Советском Союзе, ни в постсоветской России так и не сложилось. В Англии такая кафедра впервые возникла ровно 100 лет назад — в 1909 г. Наша кафедра является первой в России. Соответственно, создать эту магистратуру нужно было с нуля.

Это ново для Академии, это ново для меня, это ново и для участников программы. Поэтому сверхзадача — отработать эту машинку, чтобы она могла в идеале воспроизводиться, потому что как минимум в миллионных городах, в столицах округов наиболее продвинутых регионов нужно это дело множить, поскольку специалистов можно пересчитать по пальцам. Если мы не «размножимся» в ближайшие несколько лет, то придется звать «варягов» — иностранных специалистов. А они при всех своих достоинствах не имеют культурного опыта понимания нашей территории в её сложной истории, в её лоскутной конструкции, где есть и Таймыр, и Кабардино-Балкария. Это разные уклады, разные психики, разные ограничения, разные ресурсы развития. И это человеку извне просто так не дается. Поэтому из «варяжского включения» мало что может произойти.

Нужно наращивать свой каркас. Наша магистратура является первой точечкой этого каркаса. Во взаимодействии с нововозникшими объединениями — Гильдией градостроителей, Обществом планировщиков, которые объединили лично тех немногих, кто в стране этим занимается. Поэтому мы не в изоляции. Наоборот, стремимся к максимальному включению в поле.

— В чем заключается это взаимодействие?

Глазычев В.Л.: Прежде всего, в обменном режиме. Я читаю лекции для градостроителей, которые организует Гильдия, люди оттуда будут приглашены в наш курс. Мы не можем здесь позволить себе богатство классического типа авторских длинных курсов. Часто больше даст три часа работы с одним сильнейшим специалистом, если его послание ввязывается в общую логику. Вот так мы постарались отработать программу. Она, конечно, будет живой и будет меняться: по результатам первой сессии, по результатам первого межсессионного периода появятся коррективы.

— Почему программа запущена в заочном формате?

Глазычев В.Л.: Я с самого начала стремился строить заочную магистратуру. Потому что здесь нужны люди, уже включенные в городское или региональное управление или в бизнес, имеющий отношение к территориям, работающие с каким-либо территориальным началом. И вся схема — это две в году, очень плотные двухнедельные сессии. Но главный акцент ложится на самостоятельную работу слушателей магистратуры с тем, что можно было бы назвать апгрейдом их собственной деятельности. Есть общеобязательные магистерские курсы — по экономике, праву и менеджменту. Однако, прежде всего, это изучение истории расселения, истории включения в мировые связи, потому что любая точка нашей страны является уже точкой на чьих-то картах и тому уже сотни лет. Мы никогда не были в этом отношении каким-то неведомым архипелагом. Ничего подобного…

Мы будем прорабатывать кейсы конкретных стратегий развития и пытаться оценить совокупную работу, которую ведут в Правительстве, Государственной Думе, в Институте современного развития, а также работу отдельных профессионалов, разбросанных по всей стране. Этот концентрат вкладывается в две недели сессии. Задача здесь — в какой-то степени растормошить сознание и погрузить в предмет. Повторяю — главный акцент ложится на самостоятельную работу слушателей и дистантную связь.

— Какие инновационные методы обучения есть в программе?

Глазычев В.Л.: Она сама по себе инновационна. Все происходит в соответствии с логикой, которую требует развитие высшей школы сегодня. Акцент идет, в первую очередь, на индивидуальную работу, тьюторство, поддержку личной работы и его практику.

— На сайте ФГУ сказано, что Вы используете в обучении интерактивную методику, ролевые игры…

Глазычев В.Л.: Да, это так, постепенно будем вводить. Очень плотный график, конечно же, заставляет сводить какие-то вещи к концентратам. Но самое главное в обучении — это живая дискуссия на семинаре, она куда важнее всего остального. Наша постоянная переписка, уже начавшаяся до сессии — это и для меня и для моих коллег большая нагрузка, но это единственный способ. Интернет такие возможности дает и для нас дистант — это не вспомогательный, а основной инструмент. Главное — это работа в диалоге.

В этом отношении группа подобралась чрезвычайно интересная, и не только я, а все, кто уже читал лекции и проводил семинары, приобрели довольно много, поскольку система вопросов, которые задают взрослые опытные люди, конечно же, гораздо интереснее, чем вопросы, которые могут задать вчерашние школьники. Это сам по себе ценный продукт.

— На кого рассчитана эта программа? Прошел первый набор — каковы его итоги и кто Ваши первые магистранты?

Глазычев В.Л.: У нас некоторое число, что меня очень радует, немосковских людей. Я к этому и стремился. Есть Тольятти, Череповец есть даже в двух ипостасях: управление экономики и только что организованное инвестиционное агентство. Есть сотрудник Министерства культуры Пермского края, чрезвычайно интересная пара профессиональных девелоперов и одновременно весьма активных участников общественной организации предпринимателей «Опора России». Здесь же мой секретарь комиссии по Общественной палате РФ (сначала Комиссии регионального развития, а теперь Института продвижения инноваций), который тоже решил пройти апгрейд такого рода. Поэтому очень разная, очень индивидуальная и достаточно сильная группа. Это радует и напрягает, потому что здесь стандартная программа не сработает.

— Планируете ли Вы сделать очный формат магистратуры?

Глазычев В.Л.: Нет. Я считаю это неверным, потому что исхожу из того, что серьёзно в магистратуру такого типа может идти человек, имеющий уже не меньше трёх лет живого опыта управленческой или связанной с управленческой деятельности. Человек, уже на себе испытавший огромное число сложностей и нестыковок, недостаток разного типа знаний и умений. Школа, институт и сразу магистратура — в данном случае я не счел бы это рациональным. Мне нужны специалисты, становящиеся специалисты. Что дается не только блестящим дипломом.

— Как устроена программа? И что будет происходить в течение 2-х лет?

Глазычев В.Л.: Есть ядерные курсы Программы. Я их обеспечиваю непосредственно всем, что связано с управлением территориальным развитием и с его эволюцией в России, но с учётом мирового опыта. Сейчас ко мне присоединится уже со следующего межсессионного периода ещё один очень важный партнер — это Александр Аркадьевич Высоковский. Специалист с огромным опытом такой работы не только в России, это тоже очень важно. Иногда для разовой лекции мы привлекаем преподавателей со стороны. Вот, например, Симон Гдальевич Кордонский, профессор, завкафедрой местного самоуправления ГУ-ВШЭ, сделал очень хорошую лекцию и семинар по моей проблеме. В эту, первую сессию, Александр Борисович Каменский, профессор, декан исторического факультета ГУ-ВШЭ, прочел лекцию по реформам Петровского времени, с ним слушатели встретятся и в следующем учебном году, и с многими другими приглашенными экспертами-«звездами». Мы стараемся привлекать таких людей, каждый из которых — концентрат знаний. Думаю, что это важнее, чем просто длинный курс, тем более что это создаёт у людей возможность соотнести разные логики, разные подходы, то есть наша задача индивидуализации обучающего процесса от этого выигрывает.

— Нужна ли специальная подготовка абитуриента для успешного поступления на программу?

Глазычев В.Л.: С одной стороны, очень простые требования, а с другой, они не самые простые. Это платная магистратура, это люди мотивированные. Они должны отдать за обучение довольно приличные деньги или убедить своё руководство оплатить им обучение, поэтому нелепо устраивать какую-то особую систему экзаменов. Но собеседование магистранты проходили, прежде всего, чтобы понять, не ошибся ли человек, записавшись именно сюда. В дальнейшем самое главное — это зачётные работы, которые они должны делать в рамках подготовки своей магистерской диссертации в логике своей деятельности — сегодняшней или завтрашней.

В нашей группе есть человек, который хочет стать мэром — вполне понятное карьерное желание и, естественно, он хочет «вооружиться», чтобы выходить с программой, которая имела бы некоторую рациональную надежду на успех. Замечательно, это и есть то, к чему мы стремимся. Поэтому то, что это Академия народного хозяйства — это логично, то, что это Факультет государственного управления — это тоже логично, и то, что я сюда пришел тоже логично, хотя у меня за плечами 20 лет профессуры в Московском архитектурном институте. Но там, в силу традиции, сделать подобную учебную программу было невозможно, слишком слаба связь с экономическим пониманием, с демографическим пониманием, с социологическим знанием.

Здесь нам нужно делать сложный микс всех этих элементов, потому что жизнь территории — это переплетение всех сторон, а не только узкопрофессиональное её считывание, формально интегрирующее информацию, скорее, в картографическом материале, чем в понимании. То есть это апгрейд по стратегиям развития. А стратегии могут быть сегодня на уровне средних и крупных городов, на уровне регионов и частей регионов. Есть надежда, что замечательный парень из Оренбуржья, который у нас начал учиться, сделает работу, связанную с Оренбургской областью, где только что после многих лет сменилось руководство, где необходимо увидеть, что сама область состоит фактически из пяти разных «стран». А раз так — с разными профилями деятельности и даже с разным этнокультурным составом, не говоря о физгеографических условиях. Если мы эту линию доведем, то это будет означать создание другого алгоритма построения стратегий, чем до сих пор использовался по шаблону. Будем надеяться, что это получится.

— Как Вы оцениваете, какая сейчас складывается ситуация для будущих управленцев территориальным развитием? Смогут ли они поменять ситуацию на местах — не задавит ли их общая инертность, косность?

Глазычев В.Л.: Видите ли, с одной стороны, косность слабеет, потому что трудности задач нарастают, бюджетные возможности сокращаются, нужны внебюджетные, т.е. развивающие решения новых задач, и всё больше людей в руководстве, которое понимает, что это необходимо. Например, два наших магистранта из Череповца вошли в программу соглашения между мэрией г. Череповца, Вологодской областью и «Северсталью». Это был пункт о создании инвестиционного агентства и нашего взаимодействия с городом — подготовка двух людей. Значит, в данном случае власть заинтересована. Конечно, риски остаются, но это риски, которые люди сознательно на себя берут. Это взрослые люди, они знают, что не всё усыпано розовыми лепестками. По-разному будет складываться. Но не взять на себя этот риск — это значит оставаться в рутине. Кто сюда записался, тот не хочет работать по шаблонам, по старому инструментарию. Посмотрим, ответ будет через несколько лет, а не сегодня.

— Какой тип управленца сегодня нужен в российских регионах?

Глазычев В.Л.: Я не могу говорить о всех управленцах… Тот, кто должен помогать первым лицам, по сути дела должен быть способен удерживать представление о целом, вот именно на это мы и ориентированы. Это означает овладение массой того, что считается отдельными дисциплинами, хотя бы в их ключевой части — от экономгеографии до социологии образования. Всестороннее оснащение. Задача, чтобы люди могли работать в любой из тех областей, которые они для себя выбрали, или выбирают, или решили, что они хотят изменить свое нынешнее состояние и ради этого хотят оснаститься побольше. Риск их — риск наш.

— Какие Вы прогнозируете изменения в сфере территориального управления в ближайшей перспективе?

Глазычев В.Л.: Рискну предположить, что нынешняя модель сверхконцентрации ресурсов в руках одной федеральной власти будет осознана как тупик года через… три. И тогда понимание необходимости дать регионам значительно большие возможности, удерживая целое, конечно, но дать большие рамки самостоятельности и производительной, а не бюджетной, деятельности в регионах встанет уже остро на повестке дня. Мы же и нацелены немножечко на ближайшее будущее. Так что работа скорее не на сегодняшний, а на завтрашний день. Но даже для этой группы у нас ещё два года впереди.


Интервью на Факультете государственного управления АНХ, ноябрь 2010 г.

См. также

§ Магистратура «Управление территориальным развитием»

§ Урбанистика



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее