Калабриада

Хотел было начать: "сколько себя помню", но вовремя спохватился: до конца полузабытой брежневской эпохи в стране ничего дурного не случалось. Так вот, с конца этой эпохи прошло уж четверть века, но как зима, так занудным рефреном: проехать в Осетию нельзя, опасность схода лавин, артиллерийские расчеты на позициях, километровые пробки перед входами в долину. Черт побери, ну почему до сих пор нет и поползновения заключить злосчастный отрезок дороги в бетонную трубу и забыть о лавинах навсегда!?

Провел неделю в настоящей глуши — в сердце Калабрии, что на самом носке итальянского "сапога". На карте Европы это пятнышко, изнутри — обширная страна. Из центра Национального парка, где я жил в маленькой, вполне обустроенной гостинице, до столичного Реджо два с половиной часа пути по очень хорошим дорогам. Не поленился сосчитать: 52 туннеля (от коротеньких до километровых) и около сотни мостов через долины. Строилось всё это в краю, бедность которого в Италии вошла в пословицу. В этнографическом музее городишки под названием Сан-Джованни-ин-Фьори целый зал занят фото-галереей. Со стен сурово взирают крестьянские семьи, одетые в костюмы местного фасона. Все фотографии сделаны в 1932 году, когда у нас, как известно, случилась окончательная победа социализма, а у них заматерел режим Муссолини.

Когда строили дороги, они, собственно говоря, вели в никуда, ведь перевозку нехитрой продукции Сицилии и Калабрии с эпохи греческих колоний и по сей день осуществляют морем. Но дороги строили. На этом хорошо зарабатывали подрядчики, действуя под неизбежным покровительством здешней мафии, и не исключено, что не один труп был залит в бетон. Но дороги построили и продолжают улучшать. Они с разделительным барьером, с удобными "карманами" для остановки через каждые полкилометра, о чём за четверть километра не забывает предупредить знак. Придорожных телефонных будок теперь не ставят — нет смысла, у всех ведь есть мобильные телефоны. Дороги построены, и теперь вдоль тирренского и ионического побережий тянутся цепочки новеньких курортов, о каких здесь недавно ещё и не слышали. Азбука опережающего развития инфраструктуры в иллюстрациях...

С трёх сторон деревню Таловка Саргазинского сельского поселения Сосновского района Челябинской области окружают микрорайоны Челябинска, и с точки зрения тамошней телефонной сети, деревня является частью губернской столицы, коль скоро телефоны в ней городские. Когда обитателю деревни Игорю Крысину стало плохо с сердцем, соседи набрали "03", попав, естественно, в диспетчерскую городской службы скорой помощи. Диспетчер объяснил, что Таловка в зону действия этой службы не входит, посоветовал звонить в села Полетаево (в 20 километрах) или Долгодеревенское (почти в 50 километрах). Там не отвечали. Через два дня, так и не дождавшись медиков, бедолага умер. Хитрые таловские старушки из дома не звонят. Они переходят через Староуфимский тракт и набирают "03" из телефона-автомата в городском парке. Туда скорая приезжает всегда и довольно быстро.

Проблему можно бы решить. Ещё весной я участвовал в подписании меморандума о взаимодействии Челябинска с соседними районами и городскими округами по целому ряду простых и жизненно важных вопросов, однако администрация Сосновского района в этом не участвовала, опасаясь, что дело окончится утратой полноты контроля над землёй. Этот контроль важен, поскольку район, с трех сторон окруженный Челябинском, давно уже стал зоной оседлости челябинцев с деньгами. Здесь они обзаводятся домами, сохраняя челябинскую регистрацию. Официально в районе числится неполных 60 тысяч человек, по факту — много больше, летом — в разы больше, ведь здесь и дачи, и кооперативные сады. Шесть бригад скорой помощи есть, так что по стандарту всё в порядке: одна бригада на 10 тыс. жителей. Только вот район огромный, дистанции большие, да ещё в зону ответственности местной службы скорой помощи входит 30 км участка автотрассы М5 в московском направлении (40 тыс. машин в сутки) и 47 км участка той же трассы в екатеринбургском направлении (26 тыс. машин). Каждый месяц к жертвам ДТП скорая выезжала не менее 10 раз. В 26 случаях скорая прибывала более чем через 20 минут, в 23 случаях пострадавших доставляли в стационар более часа. Реанимобиль выпрашивают в области уже который год.

При всём том челябинская станция скорой помощи — одна из лучших в России по оснащённости и в целом справляется со своими задачами, хотя здесь, как и в любом из наших городов с миллионным населением, до стандартной пропорции (одна бригада на 10 тыс. жителей) все ещё далековато...

Добираться до центра Национального парка Калабрии от ближайшего города больше часа, до ближайшей аптеки — полчаса, между тем здесь совсем близко лыжные спуски, и пока не кончились рождественские каникулы, народа здесь клубилось немало. Помня о челябинской Таловке, я не мог не поинтересоваться, как обстоит дело со скорой помощью. Медицинский вертолет из Козенцы, редкостно уродливого города с большущим университетом, долетает до отеля Сан-Лоренцо за 15 минут. В самой бедной из южных провинций Италии, отделиться от которых так упорно стремится Лига Севера.


Опубликовано на Liberty.ru, 20.01.2009

См. также

§ Челябинская область '06

§ Челябинская область '07



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее