Введение в биоэтику

Под ред. Б.Г.Юдина и П.Д.Тищенко. -
М.: Прогресс-Традиция, 1998. Институт "Открытое общество". 384 с.;

ISBN 5-89826-006-4

В отличие от учебника в строгом смысле слова, жанр учебного пособия искони отличается большей свободой изложения, но главное - большей вольностью обозначения предмета. Строго говоря, никакой отдельной "биоэтики", разумеется, быть не может. Есть этика как издавна обособившаяся область знания-понимания-верования, которую иные именуют наукой. Есть старые и новые этические проблемы, сопряженные с человеческим здоровьем, понимаемым не только как здоровье вида, но и здоровье индивида.

Б.Г.Юдин и П.Д.Тищенко - персонажи с законно нажитым авторитетом, и если, отлично понимая сказанное, они всё же именно так очертили предмет учебного пособия, то на это у них должны быть серьёзные резоны. Они и есть - довольно здравого смысла, чтобы согласиться с тем, что корпус этических дилемм, связанных с современным состоянием медицины - в узком смысле и индустрии здоровья - в широком смысле, достаточно обширен, чтобы представить его студенту как обособленный массив знания.

Редакторы-составители не играют в кошки-мышки и, после сжатого добротно-нейтрального очерка этики вообще (глава I), прямо обозначают, что в основу построения книги положена признанная в мире концепция Тома Бичампа и Джеймса Чилдреса (Principles of Biomedical Ethics. 4th ed. N.Y., 1994), на русский язык не переводившаяся. Поверить в то, что редакторы ограничились пересказом, невозможно - они на этом и не настаивают, мягко указывая на "некоторые отступления от логики и последовательности, принятой Бичампом и Чилдресом".

Принципы биоэтики просты как правда:

  • "Не навреди!" ("речь идёт о таком вреде, который неизбежен, коль скоро предполагается, что пациент получит от врача некое благо" - с.57).

  • "Делай благо!" ("акцентирует необходимость не просто избегания вреда, но активных действий по его предотвращению и/или исправлению" - с.59). - Немного и очень хорошо говорится здесь о "медицинском патернализме".

  • "Уважение автономии пациента" (сформулировано не слишком удачно, но зато как хороша внутри ключевая цитата из Канта - "Каждая личность - самоцель и ни в коем случае не должна рассматриваться как средство для осуществления каких бы то ни было задач, хотя бы это были задачи всеобщего блага" - с.66).

  • "Принцип справедливости" ("каждый должен получить то, что ему причитается", и опять приятно, что здесь нашлось место аристотелевой "распределительной справедливости" - с.70, так что под видом одной лишь биоэтики редакторы мило, без нажима внушают читателям и некоторое представление об этике вообще).

Третья глава отведена для жёсткого предъявления картины, какую являет собой медицина и права человека в современной России. Все здесь верно, хотя огорчает, что индекс средней продолжительности жизни, непростой для обычного понимания, коль скоро его напрочь перевирают журналисты, обсуждается без всякого объяснения. А то ведь и впрямь думают, что "ожидаемая продолжительность жизни" есть среднестатистическая продолжительность, а не особая конструкция, получаемая в результате плюсования постнатальных смертей, убийств и несчастных случаев и пр.

Честно говоря, в дальнейшем мало что рецензировать. Все изложено добротно, внятно и не без элегантности, так что довольно привести оглавление, добавляя лишь изредка по капельке критического яда:

Глава IV. История медицинской этики и биомедицинских экспериментов на человеке и животных. (Полагаю, что напрасно авторы выбросили здесь опыт нацистов, японцев, советских атомщиков - "жуковский" марш-бросок через эпицентр ядерного взрыва через пару часов, американцев - дефолианты и т.п. Дело в том, что книга адресована поколению, которое об этом может и не догадываться. Тем более, что о практике "евгеники" говорится подробно в девятой главе, а нацистские эксперименты оговариваются в последней главе книги).

Глава V. Врач и пациент: типы и формы взаимоотношений. (Жаль, что авторы просмотрели актуальный процесс втягивания значительного объема "параллельной" медицины в медицину институциональную: мануальная терапия, акупунктура, травные комплексы и пр., что затрудняет обособление в ней объективно ценного от всевозможного жульничества).

Глава VI. Этические правила взаимоотношений медицинского работника и пациента (правдивость, конфиденциальность, информированное согласие - во всех видах коллизий).

Глава VII. Морально-этические проблемы аборта. (Ценно, что авторы не ограничились отсылкой к одному христианству, затронув и другие запрещающие религии).

Глава VIII. Новые репродуктивные технологии: этико-правовые проблемы. (И вновь превосходно, что приведены доктринальные - в этом случае существенно расходящиеся установки основных мировых религий по этому вопросу).

Глава IX. Медицинская генетика и этика.

Глава X. Смерть и умирание. Эвтаназия. (Действительно сложный "вопрос о том, каким должно быть определение смерти и отвечающий ему критерий смерти, с наступлением какого состояния врачи вправе прекратить эту борьбу, то есть им дозволено приостановить усилия по поддержанию жизни" - с.270. Поскольку очевидным образом вопрос допустимости эвтаназии зависим и от господствующей религиозно-этической установки, и от правовой практики, авторы разумно уклоняются от вынесения собственного суждения, формируя, как и в предыдущих двух главах, отличные возможности для дискуссий на семинарских занятиях).

Глава XI. Моральные проблемы трансплантологии. (Авторы не уклонились от наиболее острых сюжетов, в частности вынеся в отдельные параграфы "Проблемы справедливости в распределении дефицитных ресурсов для трансплантации" и "Моральные проблемы трансплантации фетальных органов и тканей").

Глава XII. Этические проблемы оказания психиатрической помощи.

Глава XIII. СПИД: морально-этические проблемы.

Глава XIV. Этико-правовое регулирование биомедицинских исследований на человеке и на животных. (Отлично, что вкратце изложена Конвенция Совета Европы 1996 г. "О правах человека и биомедицине").

Понятно, что и упаковав 14 глав в 24 печатных листа, составители книги не могли охватить все, что следовало бы. И всё же огорчительно, что хотя бы в "заключении" не обозначен комплекс проблем, связанных с существованием медицины как гигантского социального и экономического института. Довольно назвать клубок вопросов, в котором оказались переплетены:

  • негласный сговор фармацевтического бизнеса с врачебной практикой и маркетингом (внушение пациенту необходимости применения новых, все более дорогих препаратов);

  • эгоизм исследователя и коммерческое нетерпение фармацевтических гигантов, сплошь и рядом порождающие применение недостаточно проверенных препаратов;

  • методологическая бедность химиотерапии (опыта на сотне белых мышек считается довольно, лечение ткани или органа некорректно отождествляется с лечением организма, в силу чего недооцениваются или игнорируются побочные эффекты);

  • беззастенчивая эксплуатация человеческих фобий (диеты и пр.).

Уже из сказанного ясно, что, независимо от того, насколько строго вычленена биоэтика как предмет, книга значительно шире, чем только учебное пособие, и что сразу хотелось бы перейти к ожиданию издания второго, расширенного и дополненного.


Опубликовано в "Русском журнале", 10.03.1999

Введение в биоэтику



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее