Комментарий к проекту «Урал Промышленный — Урал Полярный»

У проекта «Урал Промышленный — Урал Полярный» есть несколько смыслов. Один очевидный: доразведать запасы Приполярного и Полярного Урала, в частности — марганец и хром, стратегическое сырьё, которое мы импортируем. Кроме того, уголь, который надо тащить на Урал из Экибастуза, и если завтра Казахстану захочется повысить на него цену, то наша утомлённая уральская промышленность окажется в трудном положении.

Второй смысл: это первый макрорегиональный проект, в котором исходно участвуют несколько субъектов Федерации, учредителей и акционеров корпорации «УП— УП». Вначале их набор был правильным: Челябинск, ЯмалоНенецкий и Ханты-Мансийский автономные округа, Тюмень, Коми,
Пермь. Потом полпред УрФО решил, что Коми и Пермь — не его округа, и исключил их. Но экономическое развитие не укладывается в рамки административных границ.

Недавно Общественная палата проводила экспертные слушания по состоянию проекта. Мы с коллегами были в этом регионе и четыре года назад, и полтора, вместе с профильным комитетом ГД по региональной политике. Всё было замечательно, кроме одного — всё топчется на месте. Причина в том, что железнодорожники не хотят строить дорогу, мотивируя тем, что возить по ней ещё нечего. На что им резонно отвечают: пока не будет магистрали, все эти месторождения, находящиеся в 200 км от дороги, никогда не найдут инвестора. А инвесторы есть, они готовы вкладываться, но им нужны три вещи: дорога, энергостанции (потому что никакого развития при цене в 18 руб. за кВт. ч быть не может) и геологическая доразведка, поскольку начерно оконтуренные месторождения ещё не могут быть основанием для бизнес-проекта. По результатам нашего обсуждения была подготовлена записка, которую направили в высшие органы власти.

Третий смысл — геополитический: это реальный шаг от разговоров о возвращении России в Арктику. Но при этом нельзя возвращаться, повторяя советские ошибки и строя новые Норильски, с населением которых, занятым вне основного производства, неизвестно что потом делать. А проект открывает перспективы для весьма неплохо обустроенных городов Ямала, Югры и Коми, которые по качеству городской среды стоят много выше среднероссийского уровня, и терять это богатство было бы неразумно. Им надо сегодня думать о «жизни после нефти», потому что нефть не вечна. У них есть два выхода. Либо они получают шанс на вторую жизнь и становятся опорными пунктами короткого плеча для вахтенной работы на объектах «УП — УП». Либо умирают, как Воркута, которая теряет людей, потому что воркутинский уголь уже кончается. А завтра в таком же
положении окажется Ухта.

У нас есть ещё два подобных крупномасштабных проекта: Нижнее Приангарье и Южная Якутия. Но «УП — УП» гораздо глубже проработан, с точки зрения бизнессхемы и технического предпроекта. И уже есть спрос на его продукцию. Это проект, стоящий во всех смыслах. Наша задача, как клуба независимых экспертов, — помочь инициаторам проекта его продвигать.


Опубликовано в журнале "Следующий шаг", №9/10, 2009-2010



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее