Непознанный мир HR

С расширением словаря дело не просто. PR у нас разучили быстро - как случилось при государыне Елизавете. Тогда слово компрометировать разучили так шустро, что даже прилагательное компрометантный вошло в оборот. А вот слово компромисс застревало в стуженом российском горле до самого конца империи. Даже деловое прилагательное компромиссный имело, да и до сих пор имеет, отчетливый отрицательный привкус, а уж на компромисс как шли, так и идут - как на эшафот.

Вот, снял с polit.ru: "Абсолютным приоритетом развития России правительство считает реформу секторов, связанных с развитием человеческого потенциала. Об этом заявил в среду вице-премьер РФ Александр Жуков, выступая на конференции "Инвестиции в будущее России: новые рынки и возможности". Что бы ни говорили слившиеся в общей неприязни "правые" и "левые", самое интересное в том, что власти на самом деле к этому тяготеют всем сердцем, но только не знают, как такую реформу сконструировать. Не знают по той простой причине, что читать и считать умеют хорошо, а вот проектировать не обучёны и учиться не желают.

"Тенденция к развалу отечественной науки сохраняется, - сказал "RBC Daily" заместитель председателя Совета профсоюза работников РАН Анатолий Миронов. - Не решены кадровые проблемы, намеченные в госполитике развития науки. А через пять лет, с учетом современной демографической ситуации, начнется сокращение числа молодых специалистов, приходящих в науку". Ну-ну! Если под наукой иметь в виду машину для иерархированного по должностям и степеням прокорма сотен тысяч научных сотрудников, то от её развала никакого вреда, кроме пользы. Если иметь в виду несколько тысяч учёных, то особого развала не заметно - как работали, так и работают. Ещё и лучше, потому что свободнее, чем раньше. Как говорил только что К.Г.Скрябин на заседании Российского общественного совета развития образования (РОСРО): "У меня на самом деле успешный академический институт, у меня нет всех тех проблем, о которых здесь говорили, статистически... У меня небольшой институт по академическим меркам - порядка 250 человек, средний возраст - лет 35. Очень хорошая зарплата, очень много грантов. Мы треть института содержим за счёт фирм, поэтому таких проблем не ощущаем. И люди не уезжают, а люди возвращаются к нам. Я хочу сказать, что я не вижу проблемы уезда людей за границу. Потому что европейцы уезжают в Америку и возвращаются, китайцы уезжают в Америку... У меня в этом году вернулся человек, который работал долго в Японии, долго в Швейцарии, долго в Шотландии. Люди возвращаются, если вы им представите хорошие условия".

"Дальнейшее сокращение науки приведет к тому, что её влияние на государственную политику резко снизится, станет несущественным, и Россия будет довольствоваться ролью страны третьего мира, сырьевого придатка", - говорил Анатолий Миронов. - Суждения г-на Миронова предопределены его функциональным местом, однако же влияние машины науки на государственную политику зависит не от численности научных сотрудников, но от способности одних выдвигать плодотворные идеи, а других - приспосабливать эти идеи к делу. Со вторым справиться может только бизнес, направление интересов которого государство может отчасти регулировать. С первым справиться (или не справиться) сможет новое поколение учёных, опираясь на труды и личностный пример нескольких сотен "зубров".

Проектировать реформу - значит в первую очередь определить, кто будет её совершать. По отношению к этому ключевому вопросу собственно содержание реформы отходит на второй план. По российской традиции все силы уходят на бесконечные споры вокруг того, что делать, тогда как от вопроса: как именно? - предпочитают отмахиваться и власти, и те, кто с властями не согласен. Как бы ни трактовать реформы Петра Великого, они в целом сработали по той простой причине, что осуществлять их было поручено гвардейским сержантам, доказавшим свою дееспособность в бою. Известное дело: флот вскоре сгнил, из нового Петербурга обыватели едва не разбежались, воровать научились с особенной лихостью, однако же не мытьем, так катаньем Россия изменилась до неузнаваемости, и спорить с этим невозможно.

В роли эксперта мне довелось участвовать в нескольких кадровых конкурсах, которые проводило руководство Приволжского федерального округа. Процедура дорогая, хлопотная и энергоемкая, но из пары сотен заявителей, прошедших первичный отбор по бумагам, с помощью серии испытаний удалось отобрать три десятка молодых людей, из которых более половины в дальнейшем вполне состоялись. Поначалу несколько министров вроде бы воодушевились, но их воодушевление быстро угасло, и кадровый конкурс технологией не стал. А раз не стал, единственной схемой отбора остается личное доверие очередного начальника к кругу своих знакомых, а круг этот, как правило, весьма ограничен. Речь о технологии, но технологии особой, технологии социальных машин, элементами которых являются люди.

HR - Human Relations, межчеловеческие отношения - даются всем нашим "цеховым" сообществам с большим трудом. Властелины духа из Союза кинематографистов только что продемонстрировали urbi et orbi (городу и миру) меру хамства пополам с параличом воли, которую можно сопоставить разве что с телевизионными состязаниями. 35% голосов, отданных за отважную актрису Цыплакову при выборах председателя, - типичный пример протестного голосования, прямое повторение недавних алтайских выборов. Протестное голосование есть политическая импотенция и более ничего, так что, боюсь, с мечтами о реформах в пользу умножения человеческого капитала придется повременить. Было бы что умножать.


Опубликовано в "Русском Журнале", 02.11.2004

См. также

§ Доклад "Высшее образование в России" (2004)



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее