Гардарики

Так именовали наши (а теперь и заграничные украинские) просторы викинги. Историки советской эпохи во главе с академиком Грековым с удовольствием переводили это как "страна городов". Сказано в приступе самовосторга. Стоит заглянуть в известные книги, и все встает на свои места. "Гард" - усадьба, укрепленная частоколом. Равно как и города, большинство которых в то время, когда саги ещё не были записаны, были скорее городищами, диаметром до ста пятидесяти метров, русские гарды и их скандинавские аналоги были убежищами. Когда монгольская администрация утвердила на наших землях идею единого пространства средствами столь же свирепыми, сколь эффективными, ограда долго ещё сохранялась, предохраняя засевших за ней чиновников от народной неприязни.

Торговля была явлением внегородским. "А торгов у нас не бывает", - хором отвечали градоначальники на опросный лист Академии наук при государыне Екатерине Великой. Торговали на ярмарках. Производство тоже было явлением внегородским - какие-нибудь Ижевский Завод и Иваново-Вознесенск получили городской статус только по указу Временного правительства.

Оба российских мегаполиса не являются городами, и В.И.Матвиенко, будучи, несомненно, особой женского пола, совершенно точно именуется петербургским губернатором. Относительно того, насколько прочие крупные населённые пункты являются городами в общепризнанном европейском смысле, существуют различные мнения. Но одно несомненно: если советская урбанизация была по существу отнюдь не урбанизацией, а одной только индустриализацией, сопровождавшейся возведением жилых слобод и слободок, то подлинная урбанизация разворачивается на наших глазах, причём довольно причудливым способом.

Демографический обрыв ближайших лет, когда число выпускников школ сразу сократится в полтора раза, накладываясь на неизбежный процесс вымирания сотен и сотен деревень, где детские голоса звучат только во время каникул, давно и тщательно обсчитан, но его редко визуализируют на карте. Если же это сделать, то ситуация по регионам получается, конечно, очень разной, но в целом картина будет такой.

Крупные и средние города, окруженные агроурбанизированными территориями радиусом километров пятьдесят, где жилые посёлки и фермы чередуются в более или менее упорядоченном рисунке. Малые города - с меньшими аграрными кольцами вокруг. И все, если не считать отелей при туристических объектах и "колоний", учреждаемых новыми агрохолдингами и новыми приисками. Малые города уцелеют, но не все, так как у некоторых не достанет жителей и они утратят статус, повторяя судьбу заброшенных деревень, что уже случилось с десятком городков, о которых успели забыть. Этот процесс будет многократно усилен возникновением тех самых новых производств, о которых мечтают все. Их эмиссары уже рыщут по российским и эсэнгешным просторам в поисках рук, приставленных к ясной голове, и их активность возрастет многократно, так как цена человека вынужденно возрастет - почти так же, как это было после бубонной чумы в давние времена. В этом есть и намек на шанс, ведь не просматривается другой причины серьёзно поднять стоимость, извините за выражение, рабочей силы. Конкуренция за инвестиции дополнится и усилится острой конкуренцией за дееспособное население, и города начнут поедать друг друга. Теоретически возможно сотрудничество слабых за счёт кооперации планов и сил, порождающих синергетический эффект, однако шансов на его практическое воплощение немного - достаточно знаю страну в её нынешнем состоянии, чтобы так говорить.

Общей трагедии в этом нет, если перегруппировку превратить в разумный, относительно управляемый процесс. Антропологическая пустыня на староселенных территориях начнет восстанавливать природу - особенно если ей помочь, убрав мусор, оставшийся от социализма. Драма конкретных малых городов, имеющих исторически имя собственное, вполне реальна и весьма болезненна.

Произойдет ли вследствие этого всего новый бейби-бум, начнет ли раскручиваться демографическая пружина - это если и известно, то лишь мистикам и провидцам, позитивное знание здесь бессильно.

Пока же прозвучал тревожный звонок: губернатор Матвиенко умыкнула у города Омска "Сибнефть". Чтобы несколько задекорировать неслыханный по масштабам "увод", глава "Газпрома" заявил, что "Сибнефть" будет переименована. Теперь её будут звать "Газпромнефть", и эта новая структура будет зарегистрирована в Санкт-Петербурге. Уж так хотелось загнать в невское стойло дойную корову, что, согласно программе, принятой депутатами Законодательного собрания Санкт-Петербурга 29 марта, строительство офиса для компании будет осуществляться на средства, выделяемые из городского бюджета. Цена вопроса - 60 млрд. рублей субвенций на строительство бизнес-центра, который перейдет затем в собственность концерна. Если (принимая во внимание строптивость питерской публики) учесть, что проектирование и строительство новой штаб-квартиры займет лет пять, то это как раз размер платежей Омску за такой срок.


Опубликовано в "Русском Журнале", 26.04.2006

См. также

§ Слободизация страны Гардарики



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее