Введение. И это все — город

Каждое архитектурное сооружение — если только это настоящая архитектура — имеет свою неповторимую индивидуальность, свой характер, наподобие героя литературного произведения. А город можно сравнить с самим произведением — романом или пьесой, где сложно взаимодействуют десятки, сотни, а то и тысячи таких архитектурных “героев”.

ПарижЧтобы убедиться в этом, читателю проще всего проехать, а ещё лучше прошагать пешком по своему городу — от центра до окраины. Простор центральных площадей с престижными зданиями и нарядными скверами сменяется толчеей нешироких, наполненных жизнью улиц старого города. Дома стоят плотно, один к одному, выставляя напоказ витрины магазинов. Затем магазины начинают попадаться реже, застройка все чаще образует разрывы, на десятки метров тянутся заборы предприятий, пока не смыкаются друг с другом. Ориентироваться становится все сложнее, новые стеклянные корпуса то тут, то там теснят старые кирпичные постройки промышленного пояса. Однако постепенно среди путепроводов и подъездных путей начинают опять попадаться островки жилых кварталов, и, наконец, с высокого обрыва открывается вид на новый жилой район, раскинувшийся по ту сторону обширного парка. Прямые улицы-бульвары, вдоль которых расставлены новые многоэтажные дома. В широких промежутках между ними виднеются другие такие же дома, и кажется, не будет конца их победоносному шествию, но вдруг оно обрывается, подступив вплотную к утопающей в зелени садов деревеньке. Такую или очень похожую картину увидит житель всякого большого, имеющего давнюю историю города. Совсем иной будет последовательность впечатлений в новом городе, сформировавшемся всего несколько десятилетий назад. Или в небольшом университетском центре, курортном городке...

Я родился и всю свою жизнь прожил в Москве. Она начиналась для меня с улицы моего детства — уютной и зеленой, уставленной невысокими, но добротными домами. Петляющая, как тихая речка в своих каменных берегах, вела она в шумные заливы городского центра. Конечно, мы, мальчишки сороковых послевоенных годов, не могли знать всех подробностей долгой и славной истории нашей улицы, но уважительно поглядывали на церковь, в которой, как говорили, венчался Пушкин, иностранный, непохожий на другие дом, где, как извещала прикрепленная к нему мраморная доска, жил и умер Горький. Улица несла в себе живую историю, которая соприкасалась с историей Тверского бульвара, улицы Горького, выводила в конце концов на широкий и величественный простор Красной площади.

Потом менялись адреса моих домов, где я жил, учился и работал. Веселая и напряженная суета центра все чаще уступала место пустующим просторам новых районов. Но я научился видеть своеобразную красоту в стерильной прямоугольности больших белых домов, спокойно разошедшихся на опушке леса или зеленом лугу поймы. Даже в их соседстве с изящными мачтами высоковольтной передачи и силуэтом теплоэлектроцентрали. Я узнаю привычный ритм моего города в толчее метро и потоке автомашин, мне уже не хватает этого ощущения наполненности и внутреннего напряжения, когда я попадаю в другой город,— мне кажется, там все происходит как в замедленной съёмке, меня настораживают его заторможенность и спокойствие. Я люблю мой город и не согласен променять его ни на какой другой.

Конечно, мне особенно повезло с моей Москвой, родиться и провести здесь детство довелось не всем из восьми с лишним миллионов ее жителей. Но разве не у каждого есть, обязательно должен быть свой неповторимый, единственный в мире принадлежащий именно ему город, каким для меня, например, стала Москва. Ведь так или иначе, живя в городе, поневоле становишься постоянным зрителем, а значит, и участником захватывающего и никогда не прекращающегося архитектурного спектакля. Правда, разобраться в нем не всегда просто — надо знать законы, по которым развивается действие, чтобы успевать следить за всеми перипетиями запутанного сюжета.

Киев. Над Днепром. Дальше пещеры Киево-Печерского монастыря.Почему один дом, казалось бы, всем хорош, но не смотрится в ряду с другими? А другой, хотя и неказистый, радует глаз и кажется вполне на своем месте? Почему в одном месте дома сгрудились плотной кучей и норовят потеснить соседа, а в другом их никак не удается собрать воедино? Почему в некоторых пунктах города, каким бы большим он ни был, каждый из его жителей бывает чуть ли не ежедневно, а в иные не попадает целыми месяцами? Где кончается город и начинается пригород? Подобных вопросов на тему о городе можно задать великое множество — читателю, наверное, не составит труда в этом поупражняться. А вот ответы далеко не всегда очевидны. Поисками таких ответов — и в теории, и на практике — занимается специальная дисциплина, изучающая законы и правила устройства городов. Она так и называется — градостроительство.

Градостроительство родилось в недрах архитектуры, многие до сих пор считают его просто разделом архитектуры. Действительно, едва ли не все известные градостроители были по образованию архитекторами. В то же время великие зодчие всегда славились именно умением сочетать талант художника с мастерством градостроителя. Однако сегодня городов стало так много и среди них есть такие многомиллионные гиганты, что градостроителю уже недостаточно архитектурных знаний — он должен хорошо разбираться в социологии и гигиене, экономике и экологии, организации транспорта и управлении городским хозяйством. Одним словом, градостроительство стало не просто одним из разделов, а высшей и наиболее трудной ступенью архитектурного мастерства. По этой же причине, не зная начал градостроительства, сегодня трудно, а то и невозможно разобраться в архитектуре, дать правильную оценку архитектурному сооружению. Поэтому читателю, который уже познакомился с азами зодчества по первому тому “Мира архитектуры”, предлагается теперь книга о градостроительстве. Если прежде речь велась об архитектуре отдельного сооружения или нескольких сооружений, составляющих ансамбль, то теперь она пойдет об архитектуре города.

Что такое город?

Рим. Мавзолей Адриана и мост Ангелов.Строгие линии проспектов и уютные переулки, гигантские предприятия и тенистые парки, одетые гранитом набережные и старые дворы! Никогда не утихающий шум транспорта и гулкие шаги одинокого прохожего. Светящиеся окна жилых домов и беспокойные огни рекламы. Сознание своей причастности к истории и щемящее чувство одиночества в толпе. Огромный, подавляющий и вдохновляющий своим многообразием мир, в котором мы живем. И в то же время уютный дом, который даёт надёжное убежище. И всё это — город.

Город — одним и тем же словом называем мы огромную Москву и маленький Суздаль, древний Киев и новый Тольятти, промышленный Свердловск и курорт Сочи. Что общего в столь разных скоплениях людей, домов, дорог? Какое качество позволяет нам отнести каждое из них к категории города?

Кто только ни пытался ответить на этот вопрос и каким только образом! Однако какого-либо единого общепринятого определения города так и не создано. Пытались брать за основу размеры поселения, но грань между деревней и городом по такому признаку установить не удается. Иные современные села или станицы далеко превосходят по численности населения, скажем, известный античный город Приену с населением не более пяти тысяч человек, а по территории такие славные древнерусские города, как Тверь или Юрьев-Польский, занимавшие некогда всего 8—10 гектаров. Однако городами большие села так и не стали. То же самое относится и к плотности населения — в далеком горном селении она может быть выше, чем в столичном городе. Кажется, более надёжно определить город по характеру трудовой занятости его жителей: там, где сельское хозяйство — деревня, где неаграрные виды деятельности — город. Но и так легко ошибиться. Сельское хозяйство всегда играло заметную роль в жизни горожанина, и сейчас даже в крупных городах часть населения занята сельским трудом, а в их черте можно найти колхозные и совхозные земли, приусадебные участки. С другой стороны, есть посёлки, где главным занятием является не сельское хозяйство, а, например, рыбная ловля, добыча ископаемых или художественные промыслы, хотя городами их по этой причине не назовёшь. С таким же успехом можно было бы перебирать другие факторы.

Одним словом, “строгое” определение города не получается — оно должно включать слишком много различных признаков, которые варьируются в самых различных сочетаниях. Если так, значит, можно с полным основанием заключить, что город очень сложно организован и в нем по-разному преломляются самые разные стороны нашей жизни и окружающего нас мира.

Действительно, город — арена общественных отношений, отражающих социальную структуру общества. Люди всех возрастов, всех социальных слоев, всех профессий втянуты в один гигантский круговорот городского образа жизни. И каждый из них стремится найти в городе нужные ему условия общения и соответствующий тип пространственного окружения. Огромная ярмарка, на которой идёт постоянный обмен товарами, идеями, информацией.

Город — это развитый народнохозяйственный комплекс, где связаны воедино десятки и сотни самых разных предприятий и производств. Ежедневно город поглощает тысячи тонн сырья и продовольствия, выбрасывает тысячи тонн промышленных и бытовых отходов. Гигантский завод, работающий по сложнейшему технологическому циклу, где не должно быть ничего лишнего и все части должны быть плотно пригнаны друг к другу.

Ленинград. Панорама центра.Город — это мощное инженерное хозяйство, своего рода система жизнеобеспечения для больших скоплений населения. Десятки и сотни километров труб — водопровод, канализация, Энергоснабжение,— проложенные под городом, электростанции, котельные, очистные сооружения, бесперебойно снабжающие население и предприятия всем необходимым. Система городских коммуникаций — транспорт, почта, телефонная связь, радио и телевидение. Целый громоздкий и хорошо отлаженный механизм, без которого современный город распался бы на десятки изолированных поселков.

Город — это колыбель и вершина цивилизации, где всегда создавались и продолжают создаваться наиболее выдающиеся образцы материальной и духовной культуры человечества. Шедевры мирового искусства, неповторимые памятники древности, вечные символы национальной культуры, наивысшие достижения технического прогресса — всё это сосредоточено в городах — главных жизненных центрах планеты.

Причем ни одна из реальностей современного города не существует сама по себе, а составляет неразделимый сплав со всеми остальными. При всей своей многоликости и разноплановости город всякий раз предстает перед нами как единое, нераздельное целое, как наполненный жизнью, непрерывно развивающийся организм. Очень точно сказал об этом Карл Маркс: “...само существование города как такового отличается от простой множественности независимых домов. Здесь целое не просто сумма своих частей. Это своего рода самостоятельный организм”.

Понять, как устроен городской организм и какое место принадлежит в нем архитектуре — вот задача этой книги.


Мир архитектуры. Лицо города

От авторов

Введение. И это все — город

Глава 1. МОСКВА — ЛЕНИНГРАД

Глава 2. ИСТОРИЧЕСКИЕ ГОРОДА

Глава 3. ГОРОДА ЗАВОЕВЫВАЮТ ПЛАНЕТУ

Глава 4. ФОРМУЛА ГРАДОУСТРОЙСТВА

Глава 5. МАШИНА КОММУНИКАЦИЙ

Глава 6. СЕРДЦЕ ГОРОДА

Глава 7. ОБРАЗЫ ГОРОДА

Глава 8. ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН

Глава 9. БУДУЩЕЕ ГОРОДА



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... — см. подробнее




Скопировать