Россия в петле модернизации: 1850 — 1950

Послесловие

Существенно редактировать текст не было оснований. Как написан, так написан. По условиям контракта книжка была посвящена архитектуре и искусству прежде всего, и это обидно, так как только связав эти сюжеты с процессами в науке, технике, образовании, можно получить сколько-нибудь полную картину. Резонно добавить лишь то, что в 1989 г. предвидеть было трудно. Неотвратимость распада СССР мне была понятна, и, будучи секретарем союза архитектора с конца 1986 по середину 1989 года, я напрасно пытался убедить коллег предпринять заранее действия по реконструкции союза и спасению его собственности за будущими рубежами. Нельзя было вообразить, как развернется реформа начала 90-х годов, представить, как быстро сложится относительно свободный рынок товаров и услуг, тем более рынок жилья. Нельзя было вполне представить, сколько времени понадобится для преодоления последствий неизбежно "пиратской" стадии экономических реформ. Нельзя было представить, что в Москве сможет сложиться вполне автономная автократия, исказившая поле рыночных сил настолько, что в столице иные деньги и иное время, чем в стране при всем её разнообразии.

Пока ещё снижение профессионализма в искусстве и архитектуре продолжается. Поскольку, в отличие от экономических или управленческих вузов, в архитектуре ещё нет независимых учебных заведений, не видно оснований для скорого изменения ситуации. В период бурной истории "Мемориала" и во время работы ответственным секретарем Фонда Сороса в России мне довелось плотно взаимодействовать со всей, пожалуй, элитой "перестройки", и стало ясно, что все эти респектабельные господа уже ничего не создадут. Когда запас неопубликованных, ранее написанных "в стол" работ иссяк, обнаружилось, что нового — за рамками поп-культуры — не возникло, и к числу действительно крупных имен[1] добавилось только одно: Вячеслав Полунин.

В то же время, получив уникальную возможность опереться на организационную структуру огромного Приволжского федерального округа в организации экспедиций по сотням малых городов и семинаров в избранных сельских районах, я смог убедиться в том, что заметно растет опять новый для России тип профессионализма — профессионализм предпринимателей, и совсем новый — профессионализм управленцев. Это вселяет надежду на формирование нового типа заказчиков в обозримом будущем, а с новым типом заказа придёт и новый тип предложения. Боюсь, что до зрелой стадии этого процесса я не успею дожить, но пока надеюсь продолжить в нем посильное участие. В.Г.


Примечание

[1]
Шемякин уже назван выше. 



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... — см. подробнее




Скопировать