Перейти на главную страницуНовости и событияО сайте
С вопросами, предложениями и замечаниями по содержанию текстов и материалов, а также оформлению и работе сайта, Вы всегда можете обратиться по адресу: koyus@glazychev.ru
БиографияПроекты и программы, в которых участвовал или принимает участие Вячеслав ЛеонидовичОформительские, архитектурные и другие работыРаботы по городской среде и жилищуСтатьи, публикации, рецензии, доклады, интервьюКурсы, лекции и мастер-классные занятия, которые проводил или ведет Вячеслав Леонидович Книги, написанные Вячеславом Леонидовичем Глазычевым


Где архитектор?

Власти растеряны. Вбросив в публичное пространство общую идею в весьма сыром виде, её определили как национальный проект и выделили на него хотя и недостаточные, но немалые деньги. В очередной раз полуторавековой давности меланхолическое замечание маркиза де Кюстина оказалось справедливым: «В России, как всегда, начали с исполнения». Деньги манят, и московские строительные корпорации проталкивают через Росстрой свою модель: многоквартирный, многоэтажный дом, лучше всего панельный, подо что надеются раздобыть финансовые вливания на восстановление ДСК по стране.

В стране, однако, есть и другие силы, и у их спикеров есть собственные идеи. Вот и до председателя Государственной Думы они достучались. Борис Грызлов заявил: «Мы не сможем добиться качественного сдвига в обеспечении людей жильём без изменения модели расселения. Общая схема изменения этой модели — из городов в пригороды». По словам Грызлова, такая модель должна дать возможность «миллионам семей строиться в тех объемах, которые необходимы и доступны по средствам». Грызлов предложил перевести участки расположенных в пригородах земель, которые формально считаются землями сельхозназначения, в категорию земель для поселений. Об этом и я, и другие, например Александр Кривов, долбили в печати годами, но, как водится, нас или не слышали, или поднимали на смех. В чем же причина смены настроения? С негодованием отметаю предположение, будто это пусть запоздалое, но наше влияние — так не бывает. Вернее, может, отчасти и наше, но дважды опосредованное.

Как это ни огорчительно, буквальным образом повторяется ситуация середины прошлого века — задача великого переселения из коммуналок и подвалов, поставленная Хрущевым, застала архитектурный цех врасплох настолько, что ничего вразумительного в короткий срок мои коллеги предложить не cмогли. Тем не менее, задачу надо было решать, и на передний план выпрыгнули инженеры-строители — знаменитая панельная пятиэтажка Виталия Лагутенко стала символом этого процесса. Потребовалось два десятилетия, чтобы архитекторы — теперь уже преодолевая сопротивление домостроительных комбинатов — сумели несколько улучшить планировку квартир и слегка приукрасить их внешний вид. Сумели, но изменить идеологию домостроительства уже не могли, что привело к более чем известному последствию — к чудовищной, иссушающей душу монотонности всей городской среды. Когда в середине 1990-х началось бурное коммерческое строительство жилья и на первый план выступило индивидуальное проектирование под частного инвестора, архитектурный цех расслабился и начал получать удовольствие от штучного процесса, практически разучившись работать с крупными жилыми массивами.

И вот новый заказ, и опять цех не в состоянии выдвинуть сколько-нибудь осмысленное предложение, требуемое немедленно. И опять на пустующую позицию лидера выходит инженер, но уже другой. Нынешний, более сильный инженер-бизнесмен, обладающий навыками установления сотрудничества с новой, более сильной бюрократией. Уральская ассоциация строителей по инициативе челябинского предпринимателя Артура Никитина решила возводить в ближайших пригородах Челябинска города-спутники. Замечательно. В основу модели заложен принцип «закрытых дворов». Двор, окруженный двумя П-образными домами, огорожен, закрыт, охраняется. На въездах во дворы — шлагбаумы, все парковки вынесены за пределы жилых домов. Строительство займет не более двух-трёх лет. Строители считают, что продажная стоимость квадратного метра жилья в городе-спутнике не превысит 15 000 рублей. В центре городка — административные здания, кинотеатр, магазины, поликлиника.

Возможна такая схема? Несомненно. Тревожно только, что об архитекторе не сказано ничего. Его, быть может, и не было вовсе, ведь сегодня совсем не сложно в AutoCAD смонтировать нечто, внешне весьма сходное с целостным архитектурным проектом, заимствуя фрагменты из проектов имеющихся. А ведь такой квартал можно, не нарушая базовой схемы, сформировать на дюжину ладов. Как строится внутреннее пространство и почему автостоянку требуется непременно выносить вовне? И что имеется в виду под «уютным внутренним двором»? Остается без ответа вопрос, как строится «ничья земля» между самодостаточными кварталами, поскольку получается, что их отделит друг от друга полоса автостоянок. Однако главная опасность заключается в том, что эта схема в случае успеха выстроенного образца может оказаться единственной. Тем более, что региональная ассоциация, возглавляемая Артуром Никитиным, охватывает строительные фирмы Кургана, Тюмени, Екатеринбурга, Уфы и Челябинска. Если же учесть, что сильный застройщик в состоянии сам и обеспечить быстрое выделение крупного участка под застройку, и получить льготный кредит на создание инженерной инфраструктуры, то притормозить этот процесс окажется затруднительно. Что, если модель придется по вкусу не только господину Грызлову, но и господину Медведеву?

А ведь наряду с квартальной схемой существует модель жилой улицы, образованной парой протяженных таунхаусов, — кстати, такие улочки тоже могут быть относительно закрытой системой. А также «ковровая» застройка, где малоэтажные дома чередуются с компактными внутренними двориками. Есть ещё десяток моделей и великое множество их комбинаций.

Но это разнообразие останется сугубо гипотетическим богатством, если архитектурный цех не выступит на сцену в самое ближайшее время. Если он этого не сделает, профессии угрожает подлинная драма повторения пройденного. Профессиональная элита может удержать позиции в строительстве уникальных объектов, но её социальный престиж (и так не очень высокий, поскольку архитектору привычно приписывают и его, и не его промахи и вину) будет подорван в нашей стране окончательно. Cобственных ресурсов профессионального цеха заведомо недостаточно, необходима сильная поддержка городских сообществ, и для того, чтобы добиться такой поддержки, требуется специальная работа.

Недавно мне довелось вести такого рода работу в Сергиевом Посаде, где в течение двух полных дней около полусотни людей в трёх группах и на общих сессиях обсуждали содержание технического задания на разработку генерального плана развития города. Кто обсуждал? Ключевые фигуры администрации, деловые люди и руководители наиболее влиятельных культурных и общественных учреждений, включая Лавру. Только в такой совместной работе профессиональное знание и умение оказываются действительно востребованными. Только в таком многоступенчатом диалоге профессионал в состоянии уловить огромный массив информации, получить которую иным способом невозможно. Сохранилось ли традиционное членение города на части с их названиями, где назначают свидания, где есть нелюбимые или опасные места, которых стараются избегать, и так далее до бесконечности. Именно в таком диалоге профессионал приобретает возможность опереться на реальное общественное мнение, в то же время включаясь в процесс его структурирования в форму, поддающуюся переводу на язык архитектуры.

Казалось бы, зачем все эти сложности? Ведь наряду со штучным замещением старых зданий на первый план выходит освоение новых площадок за привычной городской чертой. Кстати, и в Сергиевом Посаде предстоит такая работа по осмыслению: согласно реформе городское поселение включило в себя территорию радиусом километров пятнадцать со всеми фермами и деревнями. Желательно понимать, какую модель городских взаимоотношений предстоит воплотить на новом месте, чтобы эта модель «приросла». Если этого не делать, квартал Никитина может врасти в историю так же неукротимо, как в свое время это произошло с пятиэтажкой Лагутенко.


Опубликовано в журнале  "ARX", №3(4), июнь-июль 2006

См. также

§ Архитектура. Энциклопедия

§ Национальные проекты: неадекватность целей и средств


...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее



Недвижимость в Крыму и Севастополе