Огораживание

Язык правдив. Если крепко организованный разбой именуют элегантно звучащим словом рейдерство и к этому звучанию привыкают так же, как к замене грубого слова шлюха на музыкальное словцо путана, то дело явно зашло далеко.

Как правило, СМИ обращают внимание на вещи эффектные, когда у законных владельцев уводят уж очень крупные промышленные предприятия. Искусственное банкротство, назначение нужного внешнего управляющего, мгновенная продажа всего, что можно легко продать, и исчезновение ключевых фигурантов, после чего обнаруживается, что долги предприятия отдавать никто и не собирался, - всё это тысячи раз происходило и происходит в городах крупных, в городах малых, в поселках, но и на селе тоже. Об этом знают мало, потому что этим явлением мало интересуются, а мало интересуются, поскольку это не эффектно.

Мало ведь кто интересовался, что там происходило с английскими фермерами, когда "овцы поедали людей". Там это было давно, что не слишком существенно, - мы ведь быстро погружаемся в рефеодализацию.

То, что происходит в кольце подмосковных районов, тоже не эффектно и пока известно только тем, через кого уже прошелся каток бюрократической изобретательности.

Вот в Красногорском районе разыгран несложный шахматный этюд.

Ещё в октябре 2004 года постановлением правительства Московской области деревни Анино, Аникеевка, Гореносово (так и вспоминается некрасовская Неурожайка тож), село Ново-Никольское, да ещё и посёлок ткацкой фабрики в придачу объединили в единый населённый пункт с дачным поселком Опалиха. Все вместе назвали дачным поселком Опалиха и... через десять дней объединили Опалиху с Красногорском.

Из постановлений понятно, что решения принимались по материалам, представленным главой Красногорского района, в ответ на "предложение" только что назначенной поселковой администрации. Жители узнали о состоявшемся факте из газеты.

Через полгода был принят областной закон о Красногорском районе и статусе муниципальных образований в его составе, и в законе Опалиха уже не упоминалась - за отсутствием таковой де-юре. Председатель районного совета депутатов, ссылаясь на федеральный закон ФЗ-131, публично, в районной газете, объяснил ошалелым туземцам, что эти преобразования не подлежат обсуждению с жителями, и их непосредственное участие в процессе исключается. Глава района был ещё красноречивее: "Ведь если сегодня каждый посёлок или населённый пункт выделится в самостоятельное образование, система будет неуправляемой".

То, что согласно конституции, местное самоуправление обособлено от государственной власти и потому единой системы управления для них не должно быть, значения, надо полагать, не имеет. На всякий случай, чтобы отсечь иллюзии, Опалиху с её почти семью тысячами жителей объявили экономически несостоятельной, хотя право на относительную самостоятельность было даровано, скажем, селу Отрадное, в котором населения в два раза меньше. Хотя экономически самостоятельных поселений почти нет не только в России, но и где бы то ни было, а те или иные формы субсидирования есть.

Суд? Областной суд, как и следовало ожидать, проигнорировал тот факт, что к заявлению опалихских, попавших в опалу, было приложено три с половиной тысячи подписей, и принял во внимание одно лишь мнение власти.

В последнем своем разъяснении Красногорская городская прокуратура объяснила непонятливым, что "действующими нормативно-правовыми актами не предусмотрена процедура публичного обсуждения населением территориальных единиц вопроса объединения" - потому, что Опалиха не является, и не являлась, муниципальным образованием. Теперь только смысл операций 2004 года становится вполне понятным: Опалихе заранее отрезали возможность хотя бы пытаться обрести муниципальную автономию - незадолго до того, как федеральный закон вступил в силу. Впрочем, и сам закон, независимо от форм его интерпретации местным начальством, уже содержал в себе немало остроумия. Так, инициатива власти о преобразовании поселений оформляется решениями органов местного самоуправления и государственной власти в её региональном выражении. А вот инициатива населения о преобразовании может быть реализована только через референдум, проводимый с согласия властей.

Как видим, с квалификацией властей все в порядке.

А зачем все эти движения? А затем, что теперь можно без особых опасений повторить опыт старших товарищей из субъекта Федерации Москва. Обозначить удобные для коммерческого развития территории как необходимые к изъятию "для государственных нужд" и, не прибегая к поджогам, в отличие от примитивных бандитов, выкурить людей из домов и с участков, которые они по наивности привыкли считать своими.

Это не домыслы: бывшие сельскохозяйственные угодья бывшего села Гореносово (теперь микрорайон "Опалиха", город Красногорск, улица Счастливая) стали муниципальными, а в нынешнем микрорайоне "Чернево" жильё в частном секторе главой города уже приговорено к сносу.

В наивные 90-е бандиты были бандитами. Так и назывались. И про себя знали, что они бандиты. Потом, в первом году тысячелетия, как мне объяснял весьма ответственный государственный чиновник в славном городе Оренбурге: "Нет, бандитов у нас больше не слышно. Милиция крышует". Теперь и вовсе эмансипация - отъемом имущества заняты местные власти при поддержке суда и прокуратуры. Или строительный бизнес - при заинтересованной поддержке местной власти, суда и прокуратуры. Или власти губернские - при той же поддержке. Впрочем, бандиты тоже не остались без работы. Ещё в 2003 году был застрелен глава администрации г.Троицка Вадим Найденов. В 2004 году труп главы Чеховского района Геннадия Недосеки был обнаружен в сгоревшем автомобиле. 30 марта был убит мэр Дзержинского Виктор Доркин, служивший городу не за страх, а за совесть. Во время заседания Верховного суда главный истец по делу о Домодедовском районе Зайцев был взят силами ОМОН и насильно доставлен в милицию под предлогом организации незаконного митинга. Активист из Балашихи Верещагин был обвинен в сопротивлении властям, и против него возбуждено уголовное дело, несмотря на то, что очевидцы единогласно отрицают факт его сопротивления омоновцам. 10 июня во время митинга в г.Домодедово милиция снова пыталась арестовать Зайцева. Толпа окружила своего лидера и тем предотвратила арест. В июне в Балашихе гражданин Бутьев, истец по делу о признании незаконным объединения Балашихинского района в городской округ, был жестоко избит неизвестными... Да и поджог остался орудием прямого действия - один за другим загорались сараи и дома по Рублевскому шоссе.

Не везде так, конечно. Там, где квартиру можно купить за двадцать тысяч рублей (есть такие места), где земля никому не нужна, а остатки имущества советских времен давно разграблены, ничего подобного не наблюдается. А вот если в месте Икс цены на землю и недвижимость пошли вверх, не извольте беспокоиться: все будет в лучшем виде - во всяком случае, до того момента, когда очажки ненасильственных акций протеста не сольются в протестную волну, которая может захлестнуть страну. Тогда остается молиться об одном. Чтобы протест оставался ненасильственным.

P.S. Как мне сообщили, из последних мероприятий - митинг (на стадионе в Одинцово) против законопроекта об "экспроприации" земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Собрали 650 подписей, были представители трёх районов. Вообще, последний момент крайне серьёзен, поскольку владельцы построенных за последние 10 лет частных домов в Подмосковье ("не коттеджей") заявляют, что возьмутся за оружие, но своё не отдадут.


Опубликовано в "Русском журнале", 06.10.2006

См. также

§ Маргиналии



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее