В Москве может быть хоть 200 муниципалитетов

«Полит.ру» продолжает публикацию выступлений на экспертных семинарах, посвященных разработке стратегии Москвы. Семинары проводятся совместно с Российской академией народного хозяйства и госслужбы. Разговор, посвященный проблемам местного самоуправления, территориальности, развития самоорганизации граждан начал заведующий кафедрой управления территориальным развитием РАНХиГС при президенте РФ, профессор МАрхИ, эксперт по территориальному и городскому развитию Вячеслав Глазычев.

Если уж мне суждено начать, хотел бы сделать это в конструктивном залоге. Будучи приземлённым реалистом, я вижу сегодня несколько возможностей. Даже в дурном сне нынешняя администрация Москвы, субъекта федерации, не хочет видеть этот ужас — «прямые выборы в 125 муниципалитетах». Пока это абсолютно за пределами мыслительных конструкций чиновников. За последние 15-20 лет городская исполнительная власть и приставленная к ней Московская городская дума (по сути, тоже исполнительная власть) вошла во вкус, полюбила эту замечательную ситуацию, и теперь любое изменение у неё надо буквально выцарапывать.

Но в то же время администрация — это я могу со всей ответственностью заявить, у меня недавно были консультации с одним из весомых вице-мэров — уже готова к некоторым шагам навстречу. Это неплохо. Чиновники готовы, например, к тому, чтобы передать новые полномочия муниципальным собраниям. Они у нас избирались довольно экзотическими способами: и голосованием одной десятой от численности жителей, и через аннулирование «неправильных» протоколов. Тем не менее, эти представительные органы есть.

Одно из существенных полномочий, которым чиновники в принципе готовы поделиться — это постановка районной управы под контроль муниципального собрания. То есть утверждение её бюджета (по факту сметы), его исполнения. Второе: есть готовность передать собраниям право самостоятельно принимать решения по некоторой части расходов. Это ещё далеко от ситуации в США, где соседские комьюнити могут тратить на публичные нужды часть городского и регионального бюджета. Но это уже первый шаг. Его нужно воспринять максимально позитивно.

Следующий горизонт — это то, что успешно развивалось в конце 1980-х годов: ТОСовская модель [ТОС — территориальное местное самоуправление]. Там принцип использования небольших по объему средств гораздо более эффективен, поскольку конкретен. Это может быть сооружение скамейки в сквере, оборудование детской площадки, строительство забора, организация выставки кактусов и т.д. В европейских мегаполисах такого нет. Подобные вещи были в столицах только в драматические периоды их существования — скажем, в Берлине в эпоху Стены. Там никто не хотел жить — постреливают, мины взрываются, но жителям разрешили устраивать там кондоминиумы, грошовые магазины, детские сады. Власти это поощряли, поддерживали. Когда ситуация стабилизировалась, это все рассосалось, и осталась бюрократическая система. Берлин или Париж могут обойтись, но нам деятельность на уровне местных сообществ нужна — иначе люди не поверят, что у нас вообще что-то может быть всерьёз.

Третий горизонт — муниципалитеты. В результате расширения территории столицы в её границах оказались муниципалитеты, включая известный и развитый Троицк, ещё ряд других муниципальных образований. Сам факт их наличия порождает интересную правовую коллизию, которую нужно использовать как предлог для серьёзного разговора о статусе муниципалитета внутри субъекта федерации, города федерального значения. Это чрезвычайно интересная возможность, не использовать её грешно. И в рамках подготовки концепции развития Москвы мы этот вопрос будем обсуждать. Понятно, что рассчитывать в этом плане на чрезвычайную эффективность было бы неосторожно. Но стоит замахнуться на большее, чтобы получить хоть что-то.

Не вижу никаких оснований отрицать, что в Москве может быть хоть 200 муниципалитетов. В Лондоне число муниципалитетов сокращено, но всё равно измеряется десятками. Там есть Большой Лондон, в него входит много десятков муниципалитетов разного калибра. Никакой трагедии не происходит, всем удается договариваться. Это, конечно, не очень по-нашему, мы договариваться не умеем.

В Болонье было 120 (или 224) коммуны, которые заключили единый договор. В дурном сне пока не могу представить у нас договор между 200 прямыми соседями. Это сложно. Но движение к этому вполне возможно. Выйти из этой коллизии можно, только если мы признаем агломерацию как реальность, а внутри нее будем выстраивать договорные отношения со счётным числом субъектов. Районов и городов вокруг Москвы счётное число — не сотни. Они укрупнились и, как в айкидо, нужно использовать произведенное укрупнение во благо. Это сложная операция, но надо будет её описать и вынудить чиновников на неё реагировать, обсуждать ее. Это уже будет существенным шагом к цивилизованности.


Опубликовано на «Полит.ру»,
8 января 2011 года.

См. также

§ Нужно ли срочно расширять Москву? Не лучше ли заняться обустройством России

§ Избранные лекции по муниципальной политике



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее




Скопировать