Интервью «Университет в городе и город в университете»

Хотелось бы поговорить о такой связке — университет в городе и город в университете. Какими качествами должен обладать город, либо какая ситуация должна сложиться в городе, чтобы в нем появился университет?

Глазычев В.Л.:Я терпеть не могу категории «долженствования». Никто никому ничего не должен. На самом деле это воля, которая двигает горы. Это означает, что в городе оказалось достаточно сил во всех его горизонтах (управленческих и прочих), чтобы волю людей должным образом поддержать. Город себя делает. Всегда есть 2,5 процента людей с повышенным IQ и с повышенной энергетикой. Больше бывает, меньше — нет. Вся задача — как вытащить эти 2,5 процента на разумную долю, хоть пятую часть от общей величины.

Давайте считать. 700 000 примерно в Тольятти? Значит, обязательный ресурс экстракласса — полторы тысячи человек - уже есть. Каждый из них тянет за собой значительный круг людей, ориентирующихся на этих лидеров по жизни. Один машину чинит гениально, другой огурцы выращивает, третий театр делает, четвёртый ещё что-то. То есть каждый из них множится минимум на 10. И если университет сложился, это означает, что хотя бы десятая часть этих людей уже задействована. Осталось сделать следующий шаг — втянуть ещё . Если мне это удавалось сделать в Мышкине, где живет 6 500 человек, то минимум, с которого можно собрать достаточное ядро — около 5 000. Меньше 5 000 — не хватает человеческого, извиняюсь за выражение, материала. Хотя и здесь безумные исключения возможны, но мы говорим в целом. Как только этот порог пройден — шанс есть. И этим, кстати, город отличается от не-города. И университет в городе может быть мотором увеличения этой когорты. Когорты тех, кто мыслит деятельно, в том смысле, в котором я пытался задать на лекции.

— Я знакома с вашим тезисом, что будущее за городами с университетским центром. Значит ли это, что университет в данном случае является некоей градообразующей организацией, которая выпускает элиту? Элита выходит, а что она делает дальше?

Глазычев В.Л.: Вот тут-то и возникает невероятно сложный вопрос. Элита свободна по определению. Поэтому отчасти она непременно найдёт себе месте в большом мире. И это нормально — всё-таки не крепостная эпоха, не феодальная.

Часть потенциально всегда будет тяготеть к тому, чтобы свою среду менять сообразно своим представлениям. Для нас эта часть наиболее ценна. И в этом смысле градообразующими являются два аспекта. Один традиционный, потому что университет задает квалификационный стандарт. Ведь делать хорошие автомобили в городе, где нет университета, нельзя, не получится. А уж что-то более тонкое, чем автомобили - и вовсе не получится. Но есть и вторая сторона.

Я нарочно все время пользуюсь своим любимым примером с городом Мышкиным. Там градообразующим фактором стал народный музей, казалось бы, учреждение для этого никак не предусмотренное. Это произошло не за счёт того, что его возглавил замечательный человек Владимир Гречухин, а за счёт того, что через музей прошла вся городская масса, закончившая среднюю школу. Музей сыграл роль университета.

Как только университет пропускает через себя часть населения города с повышенной энергией, он становится университетом не только по названию.

— Правильно ли я понимаю, что университетом может стать совершенно не здание с вывеской «Университет».

Глазычев В.Л.: Конечно, слово «университет» шире. Такую роль может сыграть институт, может сыграть театр. В Эстонии в одном городе был замечательный театр, который потом сделал мировую карьеру. Городок на этом поднялся. Университету гораздо легче сыграть подобную роль за счёт того, что он охватывает более широкий круг сюжетов и потенциальных возможностей людей. А потом — если есть университет, меняется и музей. Не сразу, но обязательно. И вся система так называемых учреждений культуры получает шанс подняться на более высокий энергетический уровень. Шанс, а вот использовать шанс или нет — это не предопределено.

— Существует мнение, что высшее учебное заведение может стать классическим университетом только по истечении 100 лет. Ефим Яковлевич Коган считает, что 50 будет достаточно. Так ли это? И что нужно, чтобы стать университетом?

Глазычев В.Л.: Если взять статистику по университетам, при огромном усреднении, то получится что-то подобное. Но я ещё раз подчеркну — это штука творимая. И здесь безумно много зависит от энергетики творящих и тех, с кем творится. Конечно же, нужно второе поколение. Дело развивается, когда выпускники этого университета начинают в нем преподавать. Это и есть нормальная стадия первичного созревания. Для этого не требуется 100 лет и даже 50, но это может получиться, а может и не получиться. Или может получиться формально: формально преподают, а качество при этом не повышается, а снижается.

- Значит, университет можно рассматривать как некий проект, который либо имеет хорошие ресурсы, хороших организаторов, которые будут этот проект длить, воплощать его в жизнь, либо …

Глазычев В.Л.:Может быть я зануда, но для меня проектом, в отличие от просто хотения, является только то, что опирается на ресурс, просчитывает траекторию. Проект — строгая штука. В отличие от просто желания, он структурирован, структурирован пониманием контекста, а не только себя. Потому что без контекста нет питательной среды для проекта.


Интервью взято после публичной лекции "Культура в городе, город в культуре", прочитанной 16 октября 2003 в Тольятти, в ТГУ, в рамках первого этапа создания в России международного периодического форума по культуре молодых городов «Думающий город» и в рамках продолжения работы международной конференции «Культура молодых городов»

См. также

Проектная линия "Открытый университет" в рамках программы "Культурная столица ПФО"



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее