Мы получили выгодный геополитический расклад

— Что означала для России и мира "Пятидневная война"?

Глазычев В.Л.: На самом деле, для мира эта война гораздо важнее. Осознание того, что Россия — это не объект для пинания, сейчас начнёт действовать. Не вдруг, не сразу, с сопротивлением, но начнет. Благодаря тому, что господин Саакашвили — параноик чистой воды, мы получили возможность быть "в белом". В этом отношении одним ударом очень грамотно использованным, хотя можно придраться к некоторым военно-тактическим делам, проблема Абхазии и Южной Осетии оказалась решённой. И решённой не по нашей инициативе, а в виде реакции на действия уважаемой и почтенной Грузии. Европе придется это скушать, чтобы они ни говорили. Штаты, которые очевидным образом пытаются решить проблему "Маккейн — Обама", оказались в далеко не выигрышном свете.

Но самое важное, что западная пресса оказалась в ситуации, когда их два жулика сделали полными идиотами. Этого они не любят. Ситуация, где они ориентировались на деятельность какого-то несчастного пиар-агентства, мифологию независимых СМИ, серьёзной аналитики, была поставлена под удар и даже смята.

Вне всякого сомнения, накат будет продолжаться. Но чёткая и вменяемая позиция (в высказывании которой надо отдать должное Виталию Чуркину, который прилично держал удар) меняет карту — озверелая старая Европа от американского нажима, на самом деле, очень существенно усилилась в скрытом, глубоко законспирированном антиамериканизме. Хотя Меркель и говорит, что Грузию надо принять в НАТО. И раскол между старой Европой и шавками под названием "Новая Европа" очевидно усилился.

Такой геополитический расклад для нас, безусловно, выгоден.

Безусловно, бесконечно жалко погибших людей. Наверняка, имея разведданные, наша военно-тактическая группировка могла выдвинуться раньше, но тогда Россия стала бы явным агрессором. К сожалению, политика цинична в этом отношении. И взвешивание на двух руках показывает, что эти жертвы напрасными не были. Но жаль их безмерно.

— А если говорить о самой России, то изменила ли эта война наше интеллектуальное сообщество?

Глазычев В.Л.: Никакого сообщества в России нет. Есть различные группки индивидов. Абстрактные гуманисты должны съесть свою шляпу. Это, кстати, сделал вчера Радзиховский, признав, что был не прав, говоря, что эта война никому не нужна. Какие-то классические ненавистники режима, для которых, что ни делается, все зло, такими и останутся всегда. Их никакая война не изменит.

Консолидация общества все же произошла: подтверждение дееспособности уже есть важный позитивный фактор самосознания.

И, наконец, — исторический парадокс: начало президентства Путина совпало с одной войной, а начало президентства Медведева — с другой, хотя и в разные фазы первых ста дней. В итоге была подтверждена дееспособность тандема, чтобы не говорили.

— А не было у вас впечатления, что в первые дни войны интеллектуалы были растерянны? По крайней мере, они молчали...

Глазычев В.Л.: Я в первый день давал комментарий. И он был опубликован в "Известиях". Там я говорил: ещё одна провокация, и ответный удар должен быть непомерно сильным. С самого начала озвучивались самые разные позиции. Кто-то начал верещать, что мы нарушим отношения с Западом. С моей точки зрения: наплевать. Запад признает только силу и уверенность. Увы, здесь я пересекаюсь с ура-патриотами, но ничего не могу поделать.

Россия продемонстрировала силу и уверенность. И робкие голоса критики внутри России вынуждены были замолкнуть. Снимки, репортажи говорят сами за себя. А уж господин Гауляйтер, жующий галстук... После этого политики не существует. Если Грузия готова терпеть и это, то это личное дело почтенного грузинского сообщества.

— Каковы ваши нынешние надежды и тревоги?

Глазычев В.Л.: Буквально сегодня-завтра очень многое решается для штаба избирательной кампании Обамы. Либо этот штаб использует идиотизм республиканцев, доверившихся кучке жуликов, и предъявит доказательства того, как вводят в заблуждение американское общество. Либо останется на классической американской позиции "мы всегда правы". И тогда сильно проигрывает.

Это, пожалуй, на сегодня наиболее существенно. Ни Грузия, ни Европа сегодня не имеют значения. А розыгрыш этой карты стоит на повестке дня. Либо будет, либо не будет. Тем более, что пресса, разозленная тем, что её надули, скорее всего, с большим удовольствием накинется на Маккейна, если ей будет дан сигнал.

— Получается, что ситуация с Грузией является значимой не столько для российского, сколько для американского обывателя?

Глазычев В.Л.: Более чем. Не мы это начали, а американские неоконы. Если они сегодня невольно начнут пятиться и выходить раком из этой ситуации, что они уже начали делать — да мы не говорили..., да мы не советовали..., да нас не так поняли..., то наступательное оружие говорит само за себя. Если бы я был в штабе Обамы, я бы этим воспользовался. Но сделает ли это Обама — неизвестно.

Кроме огорчения по поводу жертв, мое настроение вполне позитивное: усилилась консолидация внутри России, для Абхазии и России предрешена нормальная линия их развития. Что для Грузии — не знаю. Там настолько оболванено сознание, что трудно предсказать развитие внутренней ситуации. Но в принципе это чудовищная потеря лица руководства страны. Также как и для Ющенко, для прибалтов, для США. Очевидный раскол в Европе: Клаус в Чехии говорит одно, итальянский президент говорит другое, а Саркози лавирует между ними. Сами бы мы не смогли так устроить. Они сделали это сами.

— Не воспроизводим ли мы тем самым алгоритм холодной войны?

Глазычев В.Л.: Нет. По одной простой причине. В холодной войне, по крайней мере, в воображении людей по обе стороны занавеса, ситуация была предфинальная, она выглядела трагически. Обе стороны воспринимали друг друга как способные на тотальное уничтожение.

Сегодня и силы не те с обеих сторон, и понимание того, что большой войны не допустит ни та, ни другая сторона. Так что это не война, а похолодание, которые мы переживем гораздо спокойнее. У нас выборов на носу нету.


Интервью для "Русского журнала", опубликовано 18.08.2008.

См. также

§ Война никогда не кончается



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее