Перейти на главную страницуНовости и событияО сайте
С вопросами, предложениями и замечаниями по содержанию текстов и материалов, а также оформлению и работе сайта, Вы всегда можете обратиться по адресу: koyus@glazychev.ru
БиографияПроекты и программы, в которых участвовал или принимает участие Вячеслав ЛеонидовичОформительские, архитектурные и другие работыРаботы по городской среде и жилищуСтатьи, публикации, рецензии, доклады, интервьюКурсы, лекции и мастер-классные занятия, которые проводил или ведет Вячеслав Леонидович Книги, написанные Вячеславом Леонидовичем Глазычевым


Пусть там будут дикие леса

— В сравнении с огромной Москвой даже наши города-миллионники выглядят слишком малыми. Не кажется ли вам опасной и для развития самих миллионников, и для развития страны такая диспропорция?

Глазычев В.Л.: Ещё лет десять назад я бы поддержал ваш критический тон, тогда мне казалось, что время и сам характер нашей урбанизации лишили российские города каких бы то ни было перспектив. Однако сейчас я сторонник умеренного оптимизма: ситуация меняется не так быстро, как хотелось бы, но всё-таки меняется. Прежде всего уровень комфорта во всех городах существенно выравнялся. За исключением редких возможностей, которые способна предоставить только столица, джентльменский набор современного горожанина доступен жителям и Петрозаводска, и Ижевска, и Казани, и Уфы, и Новосибирска... Даже Пскова, хотя тот в какой-то момент приотстал. Серьезные проблемы есть только в тех городах, которым уж очень не везло с мэрами и губернаторами, здесь яркий пример — Саратов. Причем, говоря о комфорте, я сравниваю нынешнюю ситуацию не только с 90-ми годами, но и с советским временем: всё-таки приспособленность наших городов для жизни простого человека с тех пор выросла значительно, и это важно отметить. Конечно, появились проблемы с инфраструктурой, которой никто не занимался и которая устарела. Но в принципе они понятны и решаемы. А каких-то принципиальных тормозов к развитию — скрытых, например, в их размере — как мне кажется, у главных наших городов нет.

— А как же депопуляция? Отток жителей в центральные регионы?

Глазычев В.Л.: Проблема в том, что нынешняя разреженная сеть городов досталась нам в наследство от другой страны — СССР. Эта страна иначе управлялась и иначе функционировала. Поэтому сегодня модель расселения, скроенная по лекалам плановой экономики, повисла на России, как пиджак на сильно похудевшем человеке. Нет ничего катастрофического в том, что некоторые населённые пункты — неперспективные с точки зрения их географического положения, экономического статуса и так далее — перестанут существовать на карте. Пусть люди уезжают: не надо им мешать. Вряд ли этот процесс затронет крупнейшие российские города. К тому же он имеет свои положительные стороны, в частности впервые в нашей истории руководители начинают осознавать, что человеческий ресурс тоже исчерпаем, что нужно заботиться о его сохранении. Начинается конкуренция между регионами за людей, за настоящих граждан. И это самим россиянам только на руку.

Бояться того, что обезлюдеют какие-то территории, вроде Восточной Сибири, как мне кажется, тоже не стоит. Пусть там будут дикие леса — прекрасно, это просто подарок всему человечеству. В конце концов, в Канаде или Австралии тоже очень редкое население, но это не мешает им быть цивилизованными странами. Наша естественная линия расселения имеет форму воронки, сужающейся от северо-запада к востоку, и не нужно её бояться и перекраивать.

— Говоря о неперспективных городах, вы имеете в виду монопрофильные?

Глазычев В.Л.: На самом деле определение "моногород" ничего не объясняет. Одно ли в городе предприятие или несколько, процветает оно или догнивает, судьба всех малых населённых пунктов поразительно похожа: молодёжь оттуда уезжает. И это, конечно, драматичная ситуация. Дело в том, что сегодня у ребят на порядок выросли амбиции и аппетиты, не в последнюю очередь благодаря телевизору, а возможности реализовать свои мечты в малом городе практически нет. Поэтому этим городкам временем брошен самый серьёзный вызов.

— Они способны на него ответить? Или будут исчезать с карт?

Глазычев В.Л.: Здесь все зависит от конкретного города. Понятно, что малые населённые пункты, жители которых работают на предприятиях нефтяного сектора или в том же Росатоме, чувствуют себя уверенно. Военные городки, конечно, поредеют — их было слишком много, но часть останется хотя бы потому, что стране всё-таки необходима армия и рано или поздно руководство об этом вспомнит. Бывшие леспромхозные посёлки обречены: делать там совершенно нечего и нужно выделять субсидии на то, чтобы достойно переселить их жителей в другое место. В целом же, как мне кажется, у малого города сегодня есть три основных сценария развития.

Первый подходит для тех населённых пунктов, которые территориально близки к какому-либо региональному центру. Если вы проведете окружность на расстоянии 40-60 километров вокруг крупного города, то обнаружите, что в этом пространстве сосредоточена масса небольших городков. Они имеют все шансы стать неотъемлемой частью успешной агломерации. Жить в них дешевле и даже удобнее, чем в центре, а добираться до работы в главном городе не так долго. Так что население там будет задерживаться.

Второй сценарий рассчитан на города, которые расположены в местах, пригодных для сельского хозяйства. Если поблизости с таким населённым пунктом кто-то решает организовать современный агрокомплекс, он будет нуждаться в людях с городской культурой, в эффективных работниках и менеджерах. В этом случае город может стать своеобразным сервисным центром для какого-либо предприятия.

Наконец, есть ограниченное число городов, которые способны раскрыть свой туристический потенциал. Не всем стать Суздалем — это понятно, но шансы остаются. Долгое время развитие нашего внутреннего туризма тормозилось катастрофической ситуацией с малой авиацией. Сегодня вроде бы проблема стала решаться: вступил в силу закон "открытого неба", который упростил подготовку к полету небольшим суднам. Может быть, это позволит новым интересным городкам появиться в туристических маршрутах.

— И есть уже положительные примеры, когда город сумел воспользоваться одним из сценариев?

Глазычев В.Л.: Давайте вспомним Кондопогу, которая одно время была у всех на устах. Сейчас это вполне благополучный город, хотя и монопрофильный. Местный комбинат построил там прекрасный спортивный комплекс, пригодный для олимпийского резерва. А кроме того, там появилось театральное помещение с органом, причём таким, на котором готовы играть лучшие музыканты. В результате к городу была проложена хорошая дорога от Петрозаводска, и он стал привлекательным благодаря своим культурным и спортивным сооружениям, равных которым поблизости не найти.

Интересна судьба Череповца: он сейчас стремится вырваться из ментальности сугубо промышленного центра. Вместе с Вологдой этот город образовал своего рода "гантельную" агломерацию с индустриальным парком посередине. То есть местная администрация учится мыслить современно: мэр даже послал ко мне в заочную аспирантуру двух своих подчиненных, чтобы они создали перспективный план развития города. В плане, кстати, планируется рассмотреть и туристический потенциал Череповца.

— Правильно ли я понимаю, что успешное встраивание в современность конкретного города зависит только от предприимчивости его руководителей?

Глазычев В.Л.: Не только, но во многом. Причем это касается не только монопрофильных и малых, но и вообще любых городов. Собственно, с тем, что местная администрация начинает понимать свою роль, и связаны ростки моего оптимизма. Например, большая работа была проведена в Калужской области, в небольших городках, вроде Обнинска, примыкающих к Московскому региону. Там возникли специальные агентства развития, которые занимались тем, что привлекали инвесторов, разрабатывали проекты благоустройства территорий и так далее. Их деятельность очень скоро дала очевидные результаты. Сейчас похожее движение начинается в Башкирии. Проводится зонирование региона: определяются те места, которые могут стать привлекательными с туристической точки зрения; города, у которых есть шанс стать сервисными центрами; населённые пункты, которым правильнее было бы существовать в агломерационной структуре. Впервые в моей практике руководство такого большого города, как Казань, пригласило широкий круг экспертов для разработки технического задания на корректировку генерального плана. Обратите внимание: речь идёт не о самом генеральном плане, а о техническом задании. То есть люди хотят понять, на что объявлять конкурс, на каком логическом стержне должен быть основан всякий творческий проект. Это серьёзнейший сдвиг, если хотите, не только в градостроении, но и в психологии. Большие надежды я возлагаю также на Карелию. Похоже, местный губернатор признает пользу зональной работы, тщательной оценки перспектив и возможностей каждого участка вверенной земли.

— Интересно, а какую роль в развитии городов играет федеральная власть? Ведь часто выходит, что стремление к самоорганизации того или иного региона, а тем более города противоречит перспективным планам центра.

Глазычев В.Л.: Факт в том, что из-за существующей бюджетной политики наши города очевидно недокормлены. Центр забирает большую часть средств из регионов, а дальше распределяет их по не совсем понятным критериям. Во всяком случае, размер транша гораздо больше зависит от лояльности, чем от действительной потребности области. В принципе, даже региональная власть иногда стремится упростить взаимоотношения с городами, отказав им в творческом определении своей судьбы. Так что здесь проблемы есть всегда. Свою лепту вносят крупные фирмы, ряд которых практикует колонизаторскую политику по отношению к местностям, приносящим им доход. То есть они забирают максимум прибыли, оставляя в регионе минимум. Я проехал по всему Ханты-Мансийскому округу и к концу путешествия мог точно сказать, какой нефтяной компании "принадлежит" тот или иной город. Например, работникам "Сургутнефтегаза" приходится совсем скверно.

С другой стороны, мы всё-таки живем не в Средние века и нужно понимать, что существовать самостоятельно города не могут. Во всём мире они находятся на дотациях из центра, с той только разницей, что власти понимают: эти дотации — самые верные инвестиции. Даже в США бюджеты городов складываются не только из местных налогов, но и из субсидий округа, штата, грантов третьего сектора. Так что между центром и городами нужно выстраивать отношения, идя на взаимные уступки.

— С властью понятно, а влияют ли на судьбу города его жители? Существует ли в России та самая городская культура, которая поощряет самоопределение?

Глазычев В.Л.: Вообще негородской культуры в мире уже почти не осталось. Просто она встречается в низовом и развитом вариантах. Страшно, когда верхний её слой уничтожается, а в истории нашей страны такое происходило неоднократно. Городская культура — это особый феномен, который нарастает сверху и размывается снизу. Если волны сначала деревенских жителей, потом лимитчиков, потом мигрантов целый век штурмуют города той или иной страны, те просто не успевают всех "переваривать". У нас ведь фактически нет городов с тремя поколениями местных жителей. Поэтому очень редко у людей появляется чувство ответственности за то место, где они живут. А как раз это чувство и формирует настоящего горожанина.

Но и здесь есть положительные примеры. Достаточно вспомнить Мышкин — городок-малютку, у которого, как нам казалось в 90-е годы, почти не было шансов на выживание. Там нашлось несколько людей, носителей этой высокой городской культуры, которых смог сплотить вокруг себя директор местного народного музея — Владимир Гречухин. Несколько добровольцев фактически сделали невероятное: превратили свой город в бренд, опираясь только на его название. Их стараниями Мышкин появился в туристических маршрутах, к изготовлению сувениров подключилось все местное население. На такой прорыв способен далеко не каждый крупный город.


Интервью журналу "Огонёк", №28 (5187), 18.07.2011. Беседу вела Ольга Филина.

См. также

§ О Москве


...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее



Недвижимость в Крыму и Севастополе