Перейти на главную страницуНовости и событияО сайте
С вопросами, предложениями и замечаниями по содержанию текстов и материалов, а также оформлению и работе сайта, Вы всегда можете обратиться по адресу: koyus@glazychev.ru
БиографияПроекты и программы, в которых участвовал или принимает участие Вячеслав ЛеонидовичОформительские, архитектурные и другие работыРаботы по городской среде и жилищуСтатьи, публикации, рецензии, доклады, интервьюКурсы, лекции и мастер-классные занятия, которые проводил или ведет Вячеслав Леонидович Книги, написанные Вячеславом Леонидовичем Глазычевым


Расширение Москвы: идеальный город или новые проблемы?

План присоединения к Москве новых земель увеличит территорию столицы более чем в два раза. Зачем Москве так много дополнительной земли? Как проект расширения Москвы изменит облик города? Куда переедут федеральные государственные учреждения из Москвы? На эти и многие другие вопросы ответил профессор Московского архитектурного института, член совета ОП РФ Вячеслав Глазычев в ходе он-лайн интервью во вторник, 17 апреля в 12.00.

Дмитрий: Вячеслав Леонидович, а есть ли подобные примеры за границей, когда создаются специальные "чиновничьи города" и вся бюрократия находится за городом или мы здесь первопроходцы?

Глазычев В.Л.: Города для чиновников создавались неоднократно — в каждом случае по-своему. Во-первых, это столица США Вашингтон, для которого были вырезаны кусочки штатов Виргиния и Мэриленд. Городом чиновников Вашингтон и остался, но оброс и комплексом музеев, и университетами. Затем столица Австралии Канберра — один из самых зелёных и удобных для жизни городов в мире. В Бразилии никак не могли определить, кто важнее — Рио-де-Жанейро или Сан-Паулу — в результате компромисс — город Бразилиа с эффектным центром, не очень удобный для жизни. Совсем недавно давний Акмолинск, а потом Целиноград был переименован в Астану, активно перестроен, вырос и стал столицей Казахстана. "За городом" вся бюрократия не находится нигде.

Тушин Артур: Вынос федералов (столицы) России поближе к "Рублевке" — это разве не ошибка? России нужен новый стольный град?

Глазычев В.Л.: Стратегия развития Москвы и результаты международного конкурса планировочных решений Московской агломерации будут обсуждаться осенью этого года. Соответственно решения о том, сколько, каких служб и куда вынести будут приниматься, скорее всего, не ранее конца года. Полагаю, что ядром станет крупный международный финансово-деловой центр, в котором те ведомства, что активно взаимодействуют со всем миром, непременно заведут в нём или при нём свои подразделения. Почему коммерческий центр надо вынести? — Потому, что в современном мире от трапа самолета до залов заседаний и деловых встреч должно быть не более 20 минут, да и качество городской среды в Москве отпугивает потенциальных инвесторов. По этому качеству Москва в седьмом десятке крупнейших городов, тогда как по деловой активности она в первой двадцатке.

Полетаев А.: Есть ли расчеты и технические решения водоснабжения новых территорий мегаполиса?

Глазычев В.Л.: Вопрос естественный, так как условия южного Подмосковья требуют очень внимательной оценки водного баланса и прогнозов с учетом риска дальнейшего потепления климата. Таких расчетов сейчас нет, и их не может быть, пока нет проектов планировки и застройки, согласованных с экологами и другими экспертами, а проекты станут следствием принятой стратегии развития — если не считать крупных проектов, выполненных ранее для инвесторов в Ближнем Подмосковье. Есть лишь предварительные прикидки.

Анна: Как вы относитесь в идее Сергея Шойгу перенести столицу в Сибирь?

Глазычев В.Л.: Подобная идея высказывалась многократно, однако есть несколько причин, по которым признать её невозможно целесообразной. Ситуация Казахстана понятна: там до вхождения в Российскую империю не было крупных городов, сам Казахстан как государство сложился в составе Советского Союза; переместить столицу из Алма-Аты (когда-то город Верный) на север республики значило закрепить вхождение в его состав территорий, на которых ранее казахи составляли меньшинство и т.д. Есть такая штука, как великая традиция — отказаться от неё мог себе позволить Петр Первый, но до 17-го года российские государи короновались в Москве, которую именовали Первопрестольной. Перенос всех столичных функций из Москвы означал бы, к тому же, грандиозную реконструкцию всей транспортной системы, системы ПВО и иных структур национальной обороны и пр. Наконец, это безумно дорого и, главное — зачем?

ER.RU: Вячеслав Леонидович, прокомментируйте, пожалуйства сегодняшнюю инициативу Путина по упрощению процедур в строительстве, в частности, со временем отказаться от экспертизы строительных объектов. Как это может сказаться на рынке жилья и на уровне безопасности стройобъектов?

Глазычев В.Л.: В принципе, идея верная. В советское время, при едином государственном управлении экспертиза была понятным инструментом. При переносе полноты ответственности за соблюдение норм и правил в строительстве на саморегулируемые организации, как это есть во всём почти мире, сохранение государственной экспертизы означало бы странное удвоение контроля. Это, однако, не должно означать отказ от экологической экспертизы и, надеюсь, от независимой потребительской экспертизы, которую должны осуществлять независимые, профессиональные общественные организации. Необходимо при этом восстановить в полном объёме авторский надзор со стороны проектировщиков, ведь именно они несут ответственность за качество стройки. Риски при переходе от одной системы к другой, разумеется, возникают, но тот факт, что саморегулируемая организация несёт финансовую ответственность за ошибки или проступки своих членов, заставляет, и заставит её вести себя с большой оглядкой.

Елена: Как можно тратить наши деньги на постройку новых територии Москвы, если по сей день есть микрорайоны без поликлиник, детского сада,школы? Я живу в Головинском районе.

Глазычев В.Л.: Реальное строительство на новых территориях начнется не так скоро, бюджетные деньги пойдут в основном на транспортную инфраструктуру, от слабости которой остро страдает Подмосковье. Строительство бизнес-центров, создание технопарков и жилых районов в основной своей части будет осуществляться частными инвесторами. Смею Вас заверить, что процесс исправления перекосов, допущенных при застройке ряда жилых районов, заявленный правительством Москвы, не пострадает от начала освоения новых земель. Посмотрите сами государственную программу Москвы по социальным вопросам на Интернет-сайте московской власти, которая стала теперь прозрачнее, чем когда-либо ранее.

Михаил: Вячеслав Леонидович, объясните, в чём разница между слиянием Москвы и области и их агломерацией? Спасибо.

Глазычев В.Л.: Агломерацией обычно называется не просто тесные хозяйственные, трудовые и культурные связи крупнейшего города с меньшими от него городами и районами, а прежде всего система договорных отношений между муниципалитетами по предметам взаимного интереса. Это сыгранные расписания маршрутов транспорта и единые билеты, это долевое участие в схемах цивилизованного обращения с твердыми бытовыми и промышленными отходами, согласованные программы охраны природных ландшафтов и биологического разнообразия и т.д. Такого рода агломерации наиболее успешно развиваются в Канаде, отчасти и в США. В Европе сейчас чаще говорят о городе=регионе, общая территория которого составляет и двенадцать (Париж и весь район Иль де Франс), и семнадцать (Большой Нью-Йорк), и даже девятнадцать (Большой Пекин) тысяч кв.км. При всем том административного слияния муниципалитетов как правило не происходит.

Полина: Здравствуйте! Как вы считаете, каких объектов не хватает Москве и для каких целей могут быть использованы освободившиеся здания в центре Москвы?

Глазычев В.Л.: Москве остро не хватает недорогого жилья, скверов и малых парков, мест, пригодных для всех видов артистической деятельности, какими становятся многие бывшие промышленные сооружения - "Винзавод" с его художественными галереями, "Стрелка" с её школой архитектуры и дизайна. Не хватает мест для детского научно-технического творчества, для стартующих инновационных фирм, для недорогих и совсем недорогих гостиниц. Очевидно, что при высвобождении крупных административных зданий все эти нужные вещи в них возникнуть не смогут — эти здания дороги в эксплуатации, неудобно спланированы (в основном коридоры и клетушки кабинетов) и почти не поддаются перепланировке.

Игорь: Решит ли переезд чиновников хроническую перегруженность транспорта и дорог из-за концентрации рабочих мест в историческом центре Москвы?

Глазычев В.Л.: В общей концентрации рабочих мест и мест притяжения в историческом центре на чиновников приходится не столь большая доля. Значительно больше — финансовые учреждения, разного рода услуги, торговля, высшие учебные заведения. Снизить концентрацию этих занятий в историческом центре, создав более привлекательные и менее дорогие условия в десятке подцентров в разных частях Москвы — задача вполне реалистическая. Отчасти она уже решается, и на роль подцентров могут претендовать, к примеру, и Преображенская площадь, и, скажем, Беляево или Коньково.

Ирина: Вячеслав Леонидович, а есть ли идеальные города вообще, особенно, с точки зрения комфорта проживания в них? Какие города вам нравятся у нас в стране и за границей?

Глазычев В.Л.: Жители и власти наилучших по всевозможным оценкам городов, всё же, и их не считают идеальными, ставя все более трудные задачи. Стокгольм приближается к идеалу, но теперь стокгольмцы решили полностью избавиться от автомобилей с двигателями внутреннего сгорания к 2050 году. Приближается к идеалу Хельсинки, стремится к этому канадский Ванкувер, не раз занимающий первую строчку в рейтингах, Цюрих… Таких городов на подходе к вчерашним представлениям об идеале, немало, но заметьте — среди них нет ни одного мегаполиса. Для скопления людей свыше 3 миллионов идеальное состояние — штука невозможная.

Дарья: Почему Москва такой неуютный город? Как вы считаете, почему в таком большом городе так мало гостиниц, есть или "пять звезд" или "Измайлово", когда появятся B&B 2-х и 3-х звездочные в центре?

Глазычев В.Л.: Есть такое понятие "доброжелательный к людям город". В Москве сделать это понятие девизом деятельности городской власти решили только сейчас. В течение долгих лет город развивался так, будто его должны населять только богачи, и приезжать в него должны богачи. Это глубокая ошибка. Париж — дорогой город, но я останавливался в нем на маленькой улочке в самом центре, в гостинице с одной "звездой", в которой был и лифт, и душ в номере,и завтрак у двери поутру. Совсем рядом были гостиницы на две, на три "звезды", а до знаменитого отеля "Ритц" всего несколько кварталов. А ещё есть понятие "город доброжелательный к детям" — такой девиз для своего развития после Олимпиады нынешнего года выбрал Лондон. Для того чтобы в центре появились недорогие гостиницы, кафе, чтобы в нем могли выжить книжные магазины-клубы, нужна тонкая политика власти, которая может сознательно снижать стоимость аренды земли для заведений эконом-класса.

Денис: Как вы считаете, кто выиграет, а кто проиграет от изменения границ Москвы?

Глазычев В.Л.: Выиграют в большинстве нынешние жители юго-западного "галстука", поскольку на них распространятся московские доплаты, отчасти проиграют те москвичи, которые уже обзавелись солидными домами вдоль Киевского и Варшавского шоссе, мечтая о тихой жизни на природе. Отчасти, потому что московские власти заверили всех, что застройка будет вестись не слишком крупными комплексами, не задирая дома ввысь, создавая всю социальную инфраструктуру. Выиграют те молодые семьи, которые смогут снимать жильё в новых комплексах, а не скитаться по съемным квартирам, перенапрягая свой бюджет. Выиграют те пожилые, кто захочет перебраться на природу при условии, что до квалифицированной медицинской помощи будет рукой подать.

Кирилл: Вячеслав Леонидович, чем можно объяснить выбор именно юго-западного направления для расширения границ Москвы?

Глазычев В.Л.: Это просто: направление в экологическом отношении не уступает западному и северо-западному, а живет там (вернее зарегистрировано там) меньше всего людей, на которых надо распространить московские льготы, так что такой прирост Москва потянуть в состоянии. На большее точно не хватило бы средств. Думаю, что это начало долгого процесса признания Большой Москвы и надеюсь, что по мере экономического роста в стране такой феодальный пережиток как местные льготы сам собой утратит смысл.

Юрий: Добрый день! Как вы думаете, сам факт изменения статуса территории области на Москву приведет к изменению ценообразования на недвижимость и на землю или только фактический "приход города" с его инфраструктурой и транспортными коммуникациями может существенно повлиять на рыночное ценообразование?

Глазычев В.Л.: В таком деле, как пространственное развитие нигде в мире не допускают грубого господства рыночных отношений и неконтролируемого разгула спекуляций землей. Присоединение территории открыло возможность отработать цивилизованную модель работы из расчета на скромную прибыль. Инструменты для этого уже давно созданы — хватило бы воли у власти не поддаться нажиму земельных спекулянтов!

Петр: В стране идет большая стройка, вкладываются деньги, запускаются большие проекты. Профессия архитектора очень востребована. Почему у нас так мало новой российской архитектуры?

Глазычев В.Л.: Архитектура — профессия с огромной и славной историей, которая была результатом сотрудничества заказчика и архитектора, да ещё и общественное мнение играло роль достаточно строгого судьи. В советское время заказчик собственного вкуса не имел, не смел иметь, и архитектора отсылали к абстрактной норме, заставляли работать прочти исключительно по типовым проектам. Такое даром не проходит. В наше время первую скрипку играет инвестор, представления которого о прекрасном чаще всего далековаты от культурного стандарта. Общественное же мнение больше озабочено действительно важным делом защиты памятников прошлого, проявляя минимальный интерес к новому. И в Москве, и в Других городах есть образцы хорошей новой архитектуры, но знают о них по большей части только специалисты.

Lasawir: Существующие административные округа в Москве так и останутся или тоже будут изменяться территориально?

Глазычев В.Л.: Посмотрим, как будет воспринята стратегия развития Москвы, предполагающая среди прочего существенное изменение структуры управления в мегаполисе, прежде всего значительное повышение роли, возможностей и ответственности муниципального звена — муниципальных собраний. По-видимому, со временем районные управы превратятся в исполнительные органы муниципалитетов. Вопрос о необходимости промежуточного звена, каким являются префектуры, будет обсуждаться, и это обсуждение будет и не простым и не быстрым.


Опубликовано на сайте "Единой России",
17.04.2012

См. также

§ Урбанистика

§ Закон собственной двери и другие универсальные правила жизни современного полиса

§ Народ — не то, что само народится, а ресурс номер один.

§ Здесь меньше всего людей


...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее



Недвижимость в Крыму и Севастополе