Ожидать чудес было бы наивно

Мы встретились в МАрхИ. Вячеслав Леонидович, как всегда, спешил. Встречу пришлось перенести из-за его чрезвычайной загруженности, но он нашёл время, чтобы ответить на несколько вопросов для Курс.ру. Это было быстрое, короткое интервью на бегу. Комментарий легендарного человека, полного жизни, молодости, идей и потрясающего, столь редкого сейчас благородства. Он курил свою неизменную трубку во дворе института, то и дело здороваясь с проходящими мимо студентами и коллегами. Вечером он улетал в Таиланд, и перед этим нужно было сделать множество важных дел. Через два дня стало понятно, что это короткое интервью было последним в его жизни: Вячеслав Леонидович Глазычев скончался на острове Чанг в возрасте 72-х лет. Все, знавшие его близко, его ученики и сотрудники — все не ожидали подобного исхода. Я долго не могла взяться за расшифровку этого интервью, слышать голос человека, уважаемого мною в течение долгих лет. Слышать голос того, кого уже нет. И это его отсутствие — утрата для всех нас. И для тех, кто знал его, и для тех, кто ни разу в жизни не слышал его имени.

— Как Вы оцениваете процесс изменения Москвы — в связи с присоединением новых территорий, в связи с меняющейся обстановкой, транспортным коллапсом, нарастающим год от года?

Глазычев В.Л.: Впервые за последние 80 лет мы можем наблюдать два параллельных процесса. Первый — конкурс на концепт большой Москвы, на московскую агломерацию. Это международный, открытый, очень интересный конкурс, который, помимо практических идей, также является и хорошей школой для всех участников. Второй процесс — разработка стратегии развития Москвы. Эти два процесса идут параллельно, но к разработке стратегии развития приступили раньше, так что уже существующие наработки участвовали в формировании задания для конкурса. И в конкурсных работах, и в стратегии мы видим, что Москву по возможности постараются удержать в существующих численных границах. В этом есть определённый резон, потому что большого строительства в Москве уже не может быть — всё забито. В настоящий момент существуют только два ресурса для расширения Москвы: какая-то часть существующих промышленных площадок и 9-12-этажные панельные дома, морально устаревшие сразу после постройки и теперь стареющие физически.

— Но ведь до сих пор не существовало проектов реконструкции 9-12-этажных старых панельных домов?

Глазычев В.Л.: Да, это важная задача, требующая решения. Большую часть из этих зданий реконструировать нецелесообразно. Немцы умеют с этим справляться, они переделывали дома времен ГДР. У нас таких строителей пока нет. Возможно, их надо привозить из заграницы.

Второе: задача, которая не решалась до сих пор — арендное жильё . 80% людей не могут мечтать о покупке недвижимости, а, между тем, существует серая, теневая аренда, когда люди в любой момент могут прийти к врезанному дверному замку, или им скажут: "Завтра выметайтесь!", или им повысят арендную плату, так как никаких прав у таких арендаторов нет. Но у нас отсутствуют даже проекты решения этой проблемы, так как всерьёз их не делали. Это нельзя решить постройкой отдельных домов. Нужно строить отдельные кварталы. Тогда можно некоторым образом повысить публичное благо за счёт маленьких радостей вроде интернет-кафе, горок для скейтбордистов, что раскладывается копейками на квадратный метр и т.д. Для решения этой задачи нужно проводить новый конкурс. Это должны быть не сверхэтажные, но и не малоэтажные дома. Малоэтажное строительство в таком объеме в Москве невозможно.

А ведь ещё нужно увеличить число скверов и малых парков, которых не хватает. По статистике озеленения много, но это в основном Лосиный остров, Измайлово да Битца. Но это всё находится далеко. А вот в основной части города зелень только дворовая, да и ту подрезали очень существенно. И, конечно, транспорт. Вот здесь долго и дорого можно кое-что подправить по мелочи, что уже отчасти делается. Но по-настоящему нам нужно по сути удвоение метрополитена, создание экспресс-линий, а не просто точечное приращение станций. На это нужно огромное количество времени. Простое и быстрое решение — запустить малую кольцевую железную дорогу как пассажирскую. Кроме того, нужно создать удобные пересадочные узлы и децентрализовать ядро города, в котором слишком много — 40% — рабочих мест. Так не может быть. Деловые центры надо "сажать" на эти пересадочные узлы, чтобы общественный транспорт был удобен, чтобы его выбирали как удобную вещь.

— Если строительством новой Москвы можно каким-то образом решить вопрос с рабочими местами административных работников, то вопрос, как стимулировать частный капитал, чтобы они децентрализовались, — как? Только повышением арендных ставок?

Глазычев В.Л.: У города, на самом деле, много инструментов — повышение арендных ставок в центре, понижение, наоборот, сознательное, скажем, для культурного квартала, для нашего "Сохо", иначе эта художественная деятельность не удержится вообще. Останутся только казённо-подкармливаемые госучреждения. Это игра на разной аренде и, если будут ощутимые подвижки в качестве среды, то инвестор приходит. Он приходит на улучшение делового климата — это тяжёлая работа, слишком у нас это всё тяжко дается. Но городская власть взялась за это довольно крепко.

— Если мы заговорили о новой городской власти — как Вы оцениваете её?

Глазычев В.Л.: Недавно Собяниным было объявлена реформа местного самоуправления. Не все ещё это поняли, но на самом деле это тихая революция сверху. Передача множества полномочий муниципальным собраниям, перевод как относительно существенного контроля над районными управами под эти собрания, передача им определённых резервных сумм, которые они должны распределять самостоятельно… Это повысит доверие жителей, они увидят, что муниципалы — реальная власть. Это будет трудно: и депутатов надо доучивать, и глав муниципалитетов.

— Сколько времени займет этот процесс, по вашему мнению?

Глазычев В.Л.: Я как раз вчера писал соответствующую программу. Если всё пойдет по плану, то мы запустим нашу образовательную программу уже с сентября, и за полгода обучение глав муниципалитетов уже будет пройдено. На самом деле специалистов мало. Потому что надо не лекции читать, а надо разбирать конкретные кейсы, конкретные ситуации. Ведь муниципальные собрания были отстранены от хозяйственно-инженерных вопросов, их этому не учили. Случайно где-то инженеры есть, но, может быть, они инженеры по космическим кораблям, то есть совсем не по той тематике, с которой приходится сталкиваться в муниципалитете. Это важнейшие вопросы, связанные с экономикой, но их этому не учили, потому что у них не было таких прав. Кроме того, это умение работать с людьми, что также требует знания технологии и наличия определённой квалификации. На одной интуиции тут далеко не уедешь.

— Что в первую очередь нужно менять в Москве?

Глазычев В.Л.: Есть мелочи, множество мелочей. Например, сейчас в городе тяжело ориентироваться. Навигация затруднена. На языке вообще почти ничего нет, разве что в метро. У нас даже нет сейчас бюро обслуживания туристов. У нас на самом деле нет того, что называется "гостеприимность города". Чтобы это отладить, нужно минимум два года. Быстрее не получится.

— Туристический сектор для Москвы так важен?

Глазычев В.Л.: Он важен потому, что за туристом идет и бизнес. Сарафанное радио никто не отменял. И когда у нас до сих пор восемь из реальных внешних туристов, не СНГ-шных, говорят, что ноги их здесь больше не будет, о каких инвестициях мы можем мечтать? Переломить этот настрой — необходимо, и это потребует немало времени.

— Чего нам стоит ждать от "новой Москвы"?

Глазычев В.Л.: На новых территориях для разработки стратегии и проектов потребуется несколько лет. И, конечно, нужно завершить проекты, которые уже реализуются, иначе сонмище обманутых дольщиков увеличится ещё в 10 раз. Не всегда эти проекты удачны. Кое-что ещё можно подкорректировать, что-то — уже "приехали". Например, Ватутинки-1: там уже 16-тиэтажные башни, которых там не должно быть по всем законам градостроительства. Но, в основном, лет 5-7 уйдет на инфраструктуру новой Москвы. Целиком весь проект — лет 30-40. У нас нет привычки к длинному времени — привычка к коротким бюджетам, коротким выборным циклам, оторвать это от выборных циклов — одна из важнейших задач: А это подразумевает под собой смену модели управления.

— Но это архитектурные, художественны проекты. А кто будет заниматься предметной разработкой проектов, просчетом возможностей, смет?

Глазычев В.Л.: На это есть московские службы, которые тоже надо реконструировать и сильно модернизировать. Этот процесс уже начался. Скажем, в НИИ Генплана Москвы заместитель директора теперь молодая дама с хорошим американским рабочим опытом, совершенно другим отношением к расчетам, к ИТ и так далее.

— То есть в принципе Москва может со временем стать удобным для жизни городом?

Глазычев В.Л.: Должна и в принципе может. Но только ожидать чудес, ожидать сиюминутного эффекта, к сожалению, было бы наивно. Можно поправить кое-где развороты, расстановки остановок, чтобы одно не блокировало другое, где-то при начинающемся завтра-послезавтра сносе тех же девятиэтажек можно будет проложить дополнительные соединительные связки между магистралями. Была такая возможность при пятиэтажках, но её от жадности упустили.

— Но у нас же вроде сейчас и снос и реконструкцию пятиэтажек приостановили?

Глазычев В.Л.: Нет, это сейчас будет продолжаться, никуда мы не денемся, деньги на это выделены. Но важно же не просто сносить. Важно не повторять ошибки прежних пятнадцати лет, когда на фундамент пятиэтажного дома ставят 17- или 25-этажный. Куда девать людей, куда девать автомобили — об этом никто не хотел думать, думали о том, как бы извлечь рубль из каждого квадратного метра. Но будет очень трудно, потому что бюджет Москвы — не сахар, и никаких чудес ожидать не приходится на ближние времена. Но тем важнее сейчас всё-таки довести метро до огромных районов, где его нет до сих пор. Это необходимо. А второе метро — да, но это завтра. Надо будет увеличить число станций вне Садового кольца, сейчас они находятся далеко друг от друга. Опять же — автобусы. Лишние автобусы — если не сделать ещё одно кольцо в метро. Но это уже послезавтра. Это дорого, технически сложно. Метрострой к этому не приучен. Специалистов надо выписывать, дообучать существующих. Но мы в первый класс всё-таки, хоть и медленно, вползаем. Я смотрю на будущее Москвы с умеренным, рациональным оптимизмом. Векторы, вроде бы, взяты верно.


Интервью для "Курс.ру",
01.06.2012. Беседовала Мария Уралова.

См. также

§ В крупнейших городах обозначилось движение в сторону феномена «Smart City»

§ Малые города — спасти нельзя бросить



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее