Перейти на главную страницуНовости и событияО сайте
С вопросами, предложениями и замечаниями по содержанию текстов и материалов, а также оформлению и работе сайта, Вы всегда можете обратиться по адресу: koyus@glazychev.ru
БиографияПроекты и программы, в которых участвовал или принимает участие Вячеслав ЛеонидовичОформительские, архитектурные и другие работыРаботы по городской среде и жилищуСтатьи, публикации, рецензии, доклады, интервьюКурсы, лекции и мастер-классные занятия, которые проводил или ведет Вячеслав Леонидович Книги, написанные Вячеславом Леонидовичем Глазычевым


Миллионный город — уже трудная вещь для управления

Судьба любого большого города вызывает глубокие сомнения. Ну, во-первых, само слово "город" употребляется в значительном смысле по инерции. Мы привыкли так. Мы говорим Петербург - город, Пермь - город, Москва - город, Нью-Йорк - город. Строго говоря, ни один из этих населённых оазисов городом давно не является. Это большая урбанизированная территория, в которой люди прокладывают свои маршруты, рассказал в интервью 28 каналу «Южный Регион - РБК» заведующий кафедрой управления территориальным развитием Российской академии народного хозяйства при Президенте РФ Вячеслав Глазычев.

— Ростовчане, наверняка, задают Вам много вопросов, связанных с перспективами территориального развития Южной столицы. Ваше мнение, что сейчас интересует ростовчан в первую очередь? В чем заключаются наибольший интерес и наибольшие проблемы города?

Растерянность определённая есть потому, что люди не очень хорошо понимают, что происходит, и что собираются с городом делать. Вроде бы информации много, но либо она выстроена нечётко, либо её не смогли чётко донести. Вопрос-то здесь чрезвычайно прост, но простые вещи всегда самые сложные. По факту существует агломерация Ростова. Перевести это в правильное видение того, что есть "агломерация" — это договоренность между независимыми муниципалитетами. У нас, по привычке, просчитывают это как поглощение, присоединение. От этого никто не выиграл, потому что миллионный город - уже трудная вещь для управления функционированием. А наращивание ещё на 50% - ну, извините. Москва уже имеет "выше крыши", в Новосибирске тоже указали свои проблемы. Только в совокупности, видя большую территорию, договариваются об условиях, по которыми решаются общие вопросы.

— Скажите, есть ли такие прецеденты в России. Очень сложно русскому человеку понять термин "договоренность". С одной стороны, возникает юридическая проблема этой договоренности, с другой - необходимо, чтобы была "голова". Кто-то главный же должен быть, кто отвечает за это?

Здесь есть российский начальный опыт удачный или неудачный, и есть интересный международный опыт, который тоже со своими удачами и неудачами. В России мы вели такую работу с коллегами в Челябинской области, где удалось за общий стол усадить мэра миллионного города, глав двух городских округов и шести районов. И мы договорились там, и это приняло форму документа о намерениях. Как раз шла речь там о продаже фермерской продукции, о том, как транспорт не останавливать на границе. Продвинули это очень хорошо, но, как нередко бывает, бывший мэр, став губернатором, как-то позабыл об этом, хотя в первой своей речи об этом говорил. Сегодня такая подготовка идет в Башкирии, где есть созвездие городов, их три, и это бесконечно важно потому, что найти нормальное место для развития и перестать говорить о том, что у нас нет земли — ну, как нет земли? Договор — это серьёзно. Это конкретная схема. Самая продуктивная агломерация — это канадский Ванкувер, покрывающий гигантскую территорию по совокупности. Ванкувер побольше Ростова, но не критично. Там есть постоянно действующий совет, который представляет интересы всех элементов. Очень эффективно сейчас работает агломерация Торонто, где сначала сделали катастрофическую ошибку: сделали административное объединение, качество жизни в городе упало.

— Мы встречаемся с Вами на левом берегу. Наверняка, вы уже успели познакомиться с этой уникальной зоной. Это самая длинная ресторанная зона в Европе. Здесь переносятся промышленные предприятия, торговые центры могут соседствовать с санитарной зоной. Как Вы считаете, что сейчас происходит с левобережной зоной?

Ну, это и есть следствие отказа от видения большого города в его реальном контексте. Потому что если вы черту провели, то у нас только одна десантная территория тут, ну вот мы все на выселки и выгоняем. Поэтому замечательная длинная полоса как раз общей рекреационно-развлекательной зоны должна быть закрыта для выноса неорганических для неё элементов. Насколько я помню, генеральный план, сделанный коллегами из Санкт-Петербурга, так вот там этого не было. Вынос мебельных центров и тем более промышленности что-то там не помню. Значит, позабыли. Это, к сожалению, бывает. Генеральный план — своего рода закон, но потом его забывают, есть такой грех. Это означает очень важную вещь: в общем укреплении горизонт нижнего местного самоуправления в больших городах сегодня съеден. Москва, к сожалению, дала наихудший из образцов, и сегодня мы пытаемся работать с новой властью города, чтобы она поняла, что есть такая вещь, как молекула городской жизни. Эта молекула, скажем, в жильё, это квартал на 10-12 тыс. человек. Если на этом горизонте нет участия и чувства контроля, возникает ситуация, что план-планом, а жизнь-жизнью.

— Недавно в Ростове гостил Андрей Осадов — известный архитектор, который в интервью сказал, что в плане Ростова он видит дальнейшее развитие в качестве небольших коттеджных поселков. Как Вы считаете, действительно в этом есть смысл?

Андрей — замечательный человек, я его знаю, но здесь это некоторая лёгкость мысли. Дело в том, что никто не спорит, что коттедж - дело хорошее, но позволить себе массовое коттеджное строительство России не по зубам. Построить можно быстро, недорого, но содержать очень дорого. И не только потому, что надо отапливать, а ещё и потому, что это растягивание коммуникаций, дальше идет проблема школ. Американцы массово возят детей. Совокупные расходы на содержание инфраструктуры может себе позволить только высший средний класс. У нас его немного. Поэтому элементы коттеджных вкраплений можно себе позволить для тех, кто осознанно идет на перспективные и долгие траты. Здесь нельзя жалеть денежек на три вещи. Например, техническое задание. Архитектор в конце концов работает на заказ. Что заказали, то и получили. Сейчас в Казани специально формируют рабочую группу (меня просили быть её научным руководителем) по формированию технического задания на корректировку генерального плана. На это дается 4 месяца, чтобы это техническое задание не только написать, но и обсудить с деловыми людьми, с общественными организациями, с администраторами. Тогда он становится общим продуктом, и тогда можно надеяться, что и корректировка будет грамотной. Вот так: не спеша надо поторапливаться.


Видеоинтервью 28 каналу «Южный Регион - РБК»,
17 июля 2011 г.


...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее



Недвижимость в Крыму и Севастополе