Городская среда. Технология развития: настольная книга

Город у дороги

Российские граждане так привыкли к тому, что не имеют никаких прав за пределами собственной квартиры, что в городах очень редко обсуждаются отношения с транзитным транспортом. Обсуждать отношения не принято, так как самих отношений нет: густой поток машин по шоссе, проходящему прямо через городскую ткань, воспринимается как почти природное явление — на этот поток всегда жалуются, немедленно перечисляют несчастные случаи, произошедшие в связи с ним, и на этом разговор завершается.

В большинстве областных городов предприняты более-менее успешные попытки пустить транзит по обходной дороге, тогда как в отношении к малым городам, включая районные центры, этого не встретить.

Однако это совершенно не обязательно должно быть так и дальше.

В нашей стране не скоро построят автобаны, столь старательно обходящие города и селения, что можно проехать половину европейской страны, не будучи вполне уверенным, что города, названия которых встречаются но указателях съезда, действительно существуют. Мы надолго ещё обречены на то, что ревущая река машин проходит под самыми окнами города или прямо пересекает город, не исключая его центральной части.

Радикально изменить положение пока ещё нельзя, однако существенно ослабить проблему можно, озаботившись сооружением пешеходных мостиков и звукоотражающих барьеров, которые, будучи грамотно построены из простейших материалов, снижают уровень шума в соседних кварталах в три-пять раз. Естественно, что у городов на это нет средств, но эти средства пока ещё только этически обязаны предоставить городу все, кто проносится мимо или через него и тем, вольно или невольно, наносят урон его застройке, его зеленя* его жителям.

Рано или поздно удастся внести этот паря-док вещей в состав федерального законодательства, введя компенсационные мероприятия в городах в состав отчислений из дорожного налога. Однако уже сейчас, по мере того как центральная власть все в большей стелем" вынуждена поступаться привилегиями в прямя регионов, есть принципиальная возможность взимания местного налога на пересечение города транзитным транспортом — по договору с ведомствами на основе грамотною расчёта нанесенного урона.

Странным образом соотечественники знали как факт то, что существует курортный сбор, разный для пешеходов и водителем. При всей традиционной склонности к браконьерству, люди привыкают к тому, что надо оплачивать лицензию на охоту и рыбную ловлю. Держатели лодок и яхт, отнюдь не обязательно роскошных, принимают как данность необходимость платы за место. По мере упорядочения действий городской администрации, начинают платить за законную автостоянку и оплачивать санкции за незаконную.

Царское Село. Принципиальная схема развития кварталов.

Но ведь транзитное пересечение городской застройки в самом деле является пусть вынужденным, но всё же прямым насилием над городской средой, и компенсация такого урона в рациональном денежном исчислении есть, должна стать неотъемлемым правом городского сообщества как субъекта землепользования в его пределах. Как и во множестве других случаев, отсутствие законодательной нормы не является здесь непреодолимым препятствием. Оно лишь исключает прямое силовое давление городской администрации на пользователем транзитом. При выявлении двусторонних взаимных услуг и обязательств, включая участие города в поддержании качества транзитной магистрали в полном объеме этого слова (не только содержание полотна и обочин, но также и достойного уровня обслуживания проезжающих), в принципе открывается возможность для многостороннего договора о транзите через городские и пригородные земли. Создание прецедента имеет в этом вопросе принципиальное значение.

Стадиальность реконструкции 1-го квартала

Стадиальность реконструкции 2-го квартала

Стадиальность реконструкции 3-го квартала

Аналогичная ситуация складывается и в тех случаях, когда не транзитная дорога, но путь к монопольному центру притяжения оказывается в центре внимания разработчиков программы. Характерным является пример нашей работы в г.Пушкине, который приятнее всё же именовать Царским Селом. Уникальный в России своей "европейскостью" небольшой город, в целом пощаженный войной, существует как бы в тени знаменитого музея-заповедника с его дворцом и парком.

Защищенный своим государственным статусом музей-заповедник ведет себя в отношении города как средневековый барон, засевший в замке. Город не имеет ни малейших преимуществ от соседства с музеем, не имеет доли в его бурной в последние годы, хотя и беспорядочной и малоэффективной коммерческой деятельности. Напротив, город страдает от этого соседства, когда, в частности, дирекция музея внезапно перекрыло пешеходный проход через периферию парка для царскосельцев. И это происходит в ситуации, когда дирекция музея не имеет ни средств, ни воображения для полноценного использования соседства с городом и зданиями на его территории, а город покровительствует художественной деятельности (учебный театральный центр в Запасном дворце, приобретший международную известность, и др.), практически не имея возможности опереться на потенциал музея.

В подобной ситуации проще всего указать на сугубо персональные мотивы ненужной и для всех вредной конфронтации, но главное в другом. Как и в случае с транзитом, мы сталкиваемся с крупными лакунами не только в деталях, но и в духе федерального законодательства, а вслед за ним и законоуложений Субъекта Федерации. Постановление Министерства культуры РФ, подтвержденное в 1993г. без изменений, трактует музеи-заповедники как своего рода экстерриториальные целостности, напрочь игнорируя их хозяйственные, функциональные пространственные связи с соседними поселениями. Противостояние прямо инспирировано характером действующих нормативных документов — не потому, что их составители ставили перед собой такую цель, но только из-за отсутствия у них целостного, контекстуального понимания бытия всякого единичного пространственного образования, социально-пространственного "тела".

Воодушевляясь новообретенными свободами, при ослаблении контроля "центра", администрации различных пространственных "тел" с великим трудом одолевают обычно науку соглашений и компромиссов с соседними "телами". Договорные, контрактные отношения тяжело даются традиционным менеджерам, всегда бывших озабоченными конкурентной борьбой в кулуарах центральных ведомств, да и само понятие компромисс в российско-советской культуре всегда имело резко отрицательный оттенок. Опыт показывает однако, что программа развития городского сообщества и самый процесс её построения, если только программа создаётся при максимальном доступном сотрудничестве всех потенциально заинтересованных сил, несет в себе потенциал сложения "плоскости естественного компромисса".


 

...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... — см. подробнее




Скопировать