Уложение закона

По мере сокращения числа месяцев 2007 года бурная законотворческая деятельность, которую осуществляет ведомство господина Грефа (под эгидой Госдумы), приобретает все большую изощренность. Лобовую атаку на самый принцип организации местного самоуправления в столицах субъектов Федерации путем перевода их под прямое губернское правление, как известно, удалось отбить, подняв шум в публичном пространстве. Тут же следует новая атака. Не будь "агентуры" в самой Государственной думе, новый натиск можно бы и вообще не заметить, поскольку он вовсе не в лоб, а в технике глубокого охвата - в виде поправки к Налоговому кодексу. Нешумный такой абзац предлагает всего лишь передачу всего объема управления финансами муниципий региональным администрациям. Разумеется, из соображений удобства для муниципий.

Тот факт, что против этой поправки восстал даже думский комитет по МСУ, явственно указывает, что натиск отстроен напрямую - от некой части президентской администрации к руководству "Единой России", что тождественно руководству Госдумы.

Создается впечатление, что российскими антиурбанистами движет отнюдь не прагматика, а некая почти религиозная страсть. Понятно, что сама идея Местного вызывала аллергию у большевиков, обзывавших любую попытку самостояния местничеством. Труднее понять, что движет ненавистниками МСУ, каким-то манером ухитряющимися соединять такую же аллергию с казённой любовью к либерализму.

Некую пикантность всему этому придаёт то обстоятельство, что, за исключением вовсе отвязанных, коих не так уж много, губернаторы отнюдь не жаждут взваливать на себя прямую ответственность за ямы на городских улицах и фокусы с ЖКХ. Им настолько выгодно направлять гнев горожан на городскую власть, что они готовы смириться с фрондой со стороны последних, тем более что уже нет оснований видеть в мэрах конкурентов на губернские троны. Отсюда следует, что мы имеем дело с проявлением веры как таковой.

Тактику ордена, учрежденного Игнатием Лойолой, взяли на вооружение всерьёз.

Нет веры без апостолов - в случае МЭРТ эту функцию исполняет Фонд "Институт экономики города", т.е. де-юре организация неправительственная, что должно бы вызывать симпатию, когда бы не монопольное положение этого учреждения в позиции Высокого Дивана при султане.

И вот передо мной новый опус в форме проекта закона - на 38 страницах (!) изложена "поправка" к Градостроительному кодексу. Разбирать всё это постатейно немыслимо - для этого потребовалось бы столько же страниц, а то и больше. Важнее понять глубинный смысл "поправки". Дело в том, что много лет МЭРТ блокировал доработку законопроекта о так называемых саморегулируемых организациях, намерение передать которым часть государственных функций неоднократно заявлялось с высших трибун. Блокировал по одной причине: любая попытка нормализации положения, т.е. приведения к международной норме ответа на жгучий вопрос, кто всё же должен определять и блюсти внутрицеховые правила работы профессионалов, определять, пользуясь новоязом, их профпригодность, его не устраивала. Профессионалы в гордыне своей утверждают, опираясь на века и века своей истории, что справятся сами, без чиновников. Ссылаются - в случае, мне хорошо известном - на деятельность Королевского института британских архитекторов или Американского института архитекторов, которые проводят испытания на право авторской подписи, только то и означающей, что дипломированное лицо стало профессионалом и потому обрело полноту прав юридического лица. Чиновники, разумеется, такое право отдавать самостийным организациям решительно не хотят. Эти организации время от времени изгоняют из своей среды заблудшие души и формируют из членских взносов страховой фонд, выручающий профессионала в случае проигранного в суде гражданского иска, от чего не застрахован никто.

Бессмысленно задавать вопрос, с чего бы это законодательное обозначение прав и обязанностей саморегулируемых организаций всунуто в Градостроительный кодекс, - для того и всунуто, чтобы все прочие искатели этого статуса не догадались о том, что их уже "урегулировали". Свалив все в кучу, законопроект заклеймил "опасной деятельностью", среди прочего, "проектирование генеральных планов (схем генеральных планов) территорий зданий, сооружений и их комплексов" - не слишком грамотно, но по сути понятно. "Схем (проектов) благоустройства территорий зданий, сооружений и их комплексов; изготовление архитектурной части (планы, разрезы, фасады) проектной документации". Опасность для жизни и здоровья здесь брошена в одну корзину со всего лишь известной рисковостью всяко43о проектного решения, для компенсации которого существует институт независимой экспертизы. Свалив все в кучу, законопроект ещё и распространяет на саморегулируемую организацию требования закона, относящегося к объединению работодателей.

Бессмысленно задавать вопрос, почему для "особо опасных" введен минимум страхового фонда размером 13 млн рублей, что при пересчете по текущему курсу суть полмиллиона долларов, а для не вполне опасных - оных условных единиц набегает 150 тыс. Основание одно: 10 тыс. с "носа", а "носов" в первом случае не менее пятидесяти, а во втором - не менее десяти. Величина же "носа" при этом может достигать и 1000 членов. Подлинная же суть страхового фонда в том, чтобы обеспечить выплату компенсаций по вероятному количеству и объему проигранных исков - штука подвижная, переменная, вполне рассчитываемая, но к простой исчислительности объема "носов" не сводится никак.

И конечно же, не следует искать глубокий смысл в том, что законопроект даёт возможность некой саморегулируемой организации (к тому же непременно связанной членством в объединении таких корпоративных субъектов и вдобавок подотчётной некоему "регулирующему органу") возлагать по контракту "контроль наличия квалификации и профессионального стажа". Возлагать хоть на образовательное учреждение, хоть на общественную профессиональную организацию, хоть на неведомые мне "органы по сертификации персонала". Смысл прост как забор: не дать шанс старым организациям, вроде того же Союза архитекторов, отряхнуть от ног своих прах функций, заданных большевизмом - бдить и блюсти верность. Вместо этого - восстановить ясные правила, позволяющие проводить различие между человеком с дипломом об окончании учебного заведения и специалистом, чье право осуществлять самостоятельную деятельность подтверждено лицензией, сертификатом или аттестатом. Подтверждено не чиновником, а высоким собранием коллег.

Цеховые структуры - не идеал, с ними случаются неприятные казусы, но, как и в известном случае с демократией, лучшей структуры контроля качества никто не придумал. Речь о праве граждан на то, чтобы их обслуживал профессионал, - значение этой ипостаси гражданских прав переоценить сложно.

А ведь остановить реформаторов будет очень трудно. Пепел Клааса жжет им сердце, и сила их веры лихо сочетается с коварством. По поводу атаки на МСУ в региональных столицах ещё можно было возбудить общественное негодование, относительно же маневров в формате глубоких рейдов по тылам и фланговых охватов это маловероятно.

Ну и кого это волнует, кроме останцев из среды профессиональных организаций?


Опубликовано в "Русском Журнале",
07.05.2007

См. также

§ Самоуправление на местности



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее