Краснодарский край '07

В Краснодаре цветут вишни. Жутковатые дворы прячутся за симпатичными фасадами по главным улицам, в глаза не лезут. Новенькие торговые комплексы и транспортные пробки дают ощущение интенсивности бытия. Ключевую для края проблему здесь не разглядишь.

Мы уж не раз говорили, что огромная польза от нацпроектов уж в том, что они высветили неспособность администраций — и федеральной, и региональных — работать в проектном режиме. Кое-какие позитивные результаты по образованию и здравоохранению получены как раз потому, что здесь почти не требовалось выходить за привычные рамки функционирования — всё как было, только денег побольше. Именно потому эти-то программы автоматически охватили все регионы страны. К реальной работе по проекту "доступное жилище" приступили на Белгородчине, в Кузбассе, ещё кое-где — только там, где региональные власти рискнули действовать самостоятельно — согласно рыночной доктрине, или поперёк.

В Краснодарском крае всерьёз уверовали в проект по агропрому и рискнули.

Половина населения Края все трудные годы вытянула за счёт личных, так называемых подсобных хозяйств. Их здесь 870 тысяч, и весьма существенная их часть — маломерные фермерские хозяйства, ориентированные на рынок. Им-то и взялись помогать льготными кредитами. Помогли. Личные хозяйства по производству почти догнали крупные и средние. Результат? Резкий рост производства мяса и… если к лету прошлого года килограмм свинины у краснодарских станичников брали по 52 рубля, то концу года — по 34, или в полтора раза дешевле. По таким ценам работать нельзя.

По отношению к нацпроекту "жилище" ситуация зеркальная. Там подхлестнули спрос на жильё, не озаботившись заранее о наращивании предложения — здесь подхлестнули предложение, не озаботившись тем, удастся ли обеспечить спрос. Мясокомбинаты уже привыкли к импорту сырья, качество которого радости не вызывает, но цены — за счёт тамошних субсидий сельскому хозяйству — низкие. И главное — это сырьё стандартно, чего достичь в личных хозяйствах затруднительно, если вообще возможно.

Можно понять финансового директора Тихорецкого мясокомбината, когда она говорит: "Если уж государство дает животноводам кредиты на выращивание скота, то надо предоставить им возможность и продавать мясо по реальным ценам". Можно понять депутатов Краевого Законодательного собрания, которые приняли обращение к министру Грефу с просьбой защитить отечественных производителей мяса, снизив импортные квоты и увеличив таможенные пошлины на ввоз мясопродуктов из-за рубежа. Зам.председателя этого собрания Петренко, обращаясь к руководству частных, заметим, предприятий, заявляет: "Кто не поймет и не поможет селянам, для тех у власти найдутся другие аргументы", но в этом больше отчаяния, чем практического резона.

Губернатор Александр Ткачев говорит: "Жить по старинке мы никому не позволим, все, точка" — и призывает мясокомбинаты строить мегафермы, используя в качестве сырья только мясо, произведенное в крае. Дело хорошее, но следует считаться с тем, что в этом случае живую карту Края придется существенно перекраивать. Одни станицы вырастут, превратятся в агрогорода, другие начнут быстро терять людей. Да ещё беда: специалисты считают, что строительству мегаферм может помешать нехватка кормов. Зерна-то производят сейчас много, да только его производителям выгоднее пускать его на экспорт, чем поставлять местным животноводам.

Незащищенный выход на мировой рынок — по аргументации ультралибералов — должен был вести к позитивным эффектам борьбы индивидов за сохранение, но по факту грозит исчезновением отечественного Агропрома как вида. Обращаясь к переработчикам, губернатор взывает не к их выгоде, но к их совести, что благородно, но не очень продуктивно. Региональные власти пытаются законодательно урегулировать закупочные цены на мясо в крае. Перерабатывающие предприятия не возражают, но… оставляют закупочные цены на прежнем уровне.

Можно только посочувствовать губернатору Александру Ткачеву и его команде — они оказались в ловушке, так как совместить два противонаправленных вектора развития никак невозможно. Либо ставка на мелкотоварное производство, либо на сверхкрупные фермы, то есть по факту холдинги, за которыми финансовый капитал, а ему столько рабочих не требуется. Часть рабочих рук может втянуть глубокая переработка сырья, но для этого тоже нужны время и деньги. Часть фермеров может переключиться на тонко дифференцированную по правилам рынка продукцию, будь то хоть страусиные яйца, хоть попугаи — судя по тому, что председатель эффективного колхоза Юрий Хараман цену попугая на рынке называет точно, он приценивается…Упрашивать инвесторов можно, но упросить сложно. Без целостной стратегии развития Краснодарского края — это дело безнадежное, но такой стратегии пока нет. Без структурного переосмысления нацпроекта АПК как системы правил на аграрном рынке точно не обойтись, и не одного министра Гордеева это дело, а всего правительства, которое, может быть, наконец, выстроит все же работоспособную фабрику мысли по разработке единого проекта возрождения нации.


Из программы "Реальная политика"

8 апреля 2007 г.

См. также

§ Краснодарский край '06

§ Краснодарский край '08



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее