Городская среда. Технология развития: Настольная книга

Предисловие

С момента своего основания Академия Городской Среды была ориентирована не только на практику, но и на учебно-методическую работу в первую очередь. Задача написания настольной книги по технологии работы в городской среде была включена в программу деятельности этой независимой профессиональной организации с 1991 года. К этому времени был накоплен, казалось, немалый опыт, включая осуществление ряда экспериментальных работ 80-х годов, их осмысление и публикацию в серии сборников "Культура города'' 1986, 1987 и 1988 г. Естественно однако, что как бы ни был велик опыт, набранный до 1992 года, кардинальные изменения в жизни общества хотя и не обесценили его вполне, заставили не единожды пересматривать прежние подходы к теме. В эпоху "позднего застоя" нам приходилось брать на себя роль инициаторов процесса саморазвития городской жизни в инертной социальной обстановке, преодолевая глухое сопротивление традиционных советских учреждений. Теперь мы уже имели дело с реальными устремлениями конкретных социальных групп. Ранее мы естественным образом самоустранялись от экономических вопросов в разработке программ развития, в силу очевидной внеэкономичности поведения и мышления заинтересованных лиц. Теперь мы сталкиваемся и с обнажённостью узкоэкономического подхода к обсуждению любого городского сюжета и с робкими ещё попытками расширения трактовки экономики как таковой. Ранее по понятным причинам мы даже и помыслить не могли о самостоятельной проработке нормативной и тем более законодательной базы деятельности по развитию городской среды, тогда как теперь они оказались едва ли не в центре нашего внимания.

Многое из прежнего опыта не требовало такой решительной переоценки, и тем не менее даже в сугубо технических вопросах, вроде путей поддержки экологического равновесия в условиях города или устойчивости "живого" городского сообщества, требовалась настоятельная корректировка и прежнего знания и прежнего умения.

Освободившись, как и все остальные, от достаточно наивного ожидания немедленных сдвигов к лучшему в связи с установлением основ демократии, мы должны были научиться работать в открыто напряженной атмосфере сегодняшнего города, тогда как ранее напряженность была подспудной, тщательно скрываемой и маскируемой не только власть имущими, но и подданными. Как и все прочие, мы мучительно осваивали правила работы в условиях не слишком цивилизованного рынка, будучи уверенными в том, что наш опыт и умения нужны городам, но испытывая трудности в том, чтобы убедить городские власти, что им это нужно настолько, что при щуплости бюджетных средств можно и нужно находить средства на проработку вопросов оценки подлинных ресурсов городской жизни и реалистических программ или концепций развития. Мы столкнулись с тем, что достаточно часто устарелые по сути и духу формы работы с городом довольно умело подаются в одежде новозвучащих слов, так что прекрасное слово концепция оказалось едва ли не дискредитировано: обычные проекты и планы мероприятий называют концепцией, на чем и завершается всякая претензия на современность.

Как и другие, только за последние несколько лет мы могли по-настоящему изучить западный опыт, понять его полнее и глубже, освободившись от несколько наивной веры в ценности запретного плода. Этот опыт требовал проверки в специфических российских условиях, и даже самые восторженные энтузиасты с обеих сторон успели убедиться в том, что ничто не удается перенести из одной культуры в другую без столь существенной модификации, что не всегда вообще возможно опознать исходный образец в конечном или даже промежуточном результате.

Иными словами, чтобы иметь внутреннюю убеждённость в применимости и полезности того, что мы можем предложить читателю как некоторую опору для самостоятельных действий, потребовался совершенно новый опыт, приобретенный уже после начала реформ в России.

Далеко не все из того, что делалось нами за три с лишним года, прямо вошло в книгу или хотя бы упомянуто в ней. Уже потому необходимость написания предисловия сама по себе обернулась потребностью заново осмыслить уже пройденный путь.

После создания Академии, замысел которой обрёл форму на европейской конференции 1989г. в тогда ещё Западном Берлине, но мы в Москве воплотили его на полгода раньше берлинских коллег, уже две первые наши работы несли в себе качественную для нас новизну. Это, во-первых, разработка программы экспериментальной отработки взаимодействия городской и окружающей сельской среды, выполненная по заказу Министерства экологии РФ, а во-вторых — программы мер, с помощью которых Московская Товарная Биржа могла бы компенсировать неудачность своего периферийного положения в городской ткани Москвы. Первая программа была полностью сорвана разразившимся ценовым кризисом, тогда как вторая дала некоторые практически результаты, усилив нашу надежду на негосударственные структуры. Тогда же совместно с берлинскими коллегами и при поддержке Сената Берлина, с одной стороны, Исполкома тогдашнего Октябрьского района, с другой, мы провели серьёзный международный проектно-практический семинар в Москве. Впервые сюжетом работы, в которой приняли участие 7 экспертов из Германии, 8 из Великобритании, 7 московских и около 30-ти местных жителей, стал один крупный микрорайон, расположенный у Ленинского проспекта, на границе с владениями тогда ещё функционировавшего на полную мощь Черемушкинского рынка. В этой работе мы ставили задачей помогать западным коллегам и учиться у них тому, чем не занимались никогда в таком полном охвате: работе с незнакомыми людьми, у которых накопилось немало претензий к властям за состояние квартир в хрущёвских "пятиэтажках", за неухоженность дворов и заболевание пруда, которым и в голову не приходило, что многое они могут решить и сделать сами.

Мы немедленно использовали новый опыт в самостоятельной работе по заказу сильного тогда комитета общественного самоуправления в центральной части Москвы, где не только исследовали каждый квадратный метр дворов и каждую ступеньку подъездов и каждый выход на кровлю, но учились вовлекать, в совместную с нами деятельность милицию и директоров школ, главного врача поликлиники и энтузиастов из числа жителей. Именно там мы научились по-настоящему измерять городскую среду шагами, а не гектарами, причём многим из нас, архитекторам по образованию и опыту, пришлось тяжело преодолевать традиционный советский градостроительный подход к городу, с его полным безразличием к индивидуальному человеку.

Ограничиваться столицей было неразумно, и нам удалось убедить Министерство культуры РФ, в 1992г. ещё располагавшее некоторыми свободными средствами, профинансировать работу в малых провинциальных городах исторического центра России — в Мышкине и Старице. Увы, негибкость министерских правил не позволила нам полностью взять под контроль расходование средств, которые были всё же переадресованы городским властям, что в свою очередь лишило нас подлинной свободы маневра внутри ограниченного бюджета И всё же немало удалось сделать с творческими группами, созданными на месте. Приходится с грустью признать, что в случае Мышкина, где обнаружилась интенсивная творческая жизнь группы местных энтузиастов, наша деятельность была, если так можно выразиться, чрезмерно успешна: районные власти (Мышкин — город районного подчинения) преуспели в том, чтобы с помощью областных вообще ликвидировать "в целях экономии" городскую администрацию, проявившую "излишнюю" тягу к самостоятельности.

Нам довелось обрести совершенно уникальный опыт работы в Крыму, где по заказу поселкового совета мы формировали программу развития не только для самого поселения, испытавшего шок, когда закрылся военный завод, но и для всех приписанных к поселку территорий. Хрупкие горы, грозящие оползнями после того, как по их склонам пройдет мирное стадо коз, засоленные земли в пойме речки, которые надо сначала восстановить посадкой бахчевых культур, дорожки, которые предстоит превратить в пологие лестницы, дома, построенные после войны и пошедшие все более тревожными трещинами, пустующий участок, с которого можно начать формирование всесезонного курорта... всё это проступило как целое, от которого невозможно оторвать ни один фрагмент.

При несомненной странности российской жизни в 1992/93 гг., когда как бы все было очень медленно и "ничего не происходило", и в то же время все вокруг менялось на глазах, любой опыт устаревал быстро в каких-то своих компонентах. Однако это относится именно к отдельным компонентам, но не к структурной новизне, заданной тем, что вся страна обнаружила себя за партой новых экономических отношений — то ли уже рыночных, то ли ещё предрыночных — и новых правовых отношений, где вроде бы решительные шаги к правовому регулированию жизни сочетались и сочетаются с удивительным отсутствием правовой дисциплины. Опыт накапливается быстро, и понятно, что бессмысленно ждать такого гипотетического момента, когда опытный материал успокоится и упорядочится вполне. К концу 1993г., благодаря финансовой поддержке Министерства культуры РФ, первая редакция этой книги была готова. И всё же не оставляло ощущение, что ей ещё надлежало "отлежаться". Опыт требовал дополнительной серии проверок на новом материале.

Эта серия растянулась на весь 1994 год. Во-первых, завершение новой работы над программой развития одного избранного квартала в центральной части Москвы, в полукилометре от Кремля: уже брезжило установление относительно реальной цены земли, уже начинался рынок недвижимости, и эти обстоятельства требовали наново осмыслить ресурсы фрагмента городской территории как совокупность потенциальных возможностей и предвидимых ограничений. Во-вторых, ещё один "проход" по малому городу (теперь это было Царское Село, где весьма не просты отношения между самим городом и дворцово-парковым музейным комплексом), по его кварталам, от центра к периферии. В-третьих, ещё одна серия совместных работ с зарубежными профессионалами — и здесь, в России, по нашему приглашению, и в Европе и в США, в результате чего особенности здешних задач и то универсальное, что однородно повсюду, удается различить гораздо отчетливее, чем об этом можно было мечтать раньше. В-четвёртых, завершение новой для нас работы по совокупной оценке ресурсов крупной промышленной площадки, подлежащей конверсии на мирное экономическое развитие. И, наконец, в-пятых, первая по-настоящему полномерная работа совместно с жителями, местными специалистами и городскими властями во Владимире, отчёт о которой с небольшими сокращениями включён в книгу.

Добавим к этому отработку деятельности Школы муниципальной политики, которую мы открыли для будущих кандидатов на выборах в Москве, и в ходе которой стало ясно, насколько фрагментарными и неточными являются представления людей о том, что такое город и как он функционирует во всех своих социально-экономических, экологических и культурных измерениях. Сейчас очевиднее, чем когда-либо, что накопление опыта будет продолжаться, и всё же наступил момент, когда пора обратить к читателю уже собранное, пропущенное через воображение, через осмысление удач и неудач в практике. Сейчас это тем легче сделать, что постоянное теперь полноправное участие в Зальцбургском Конгрессе урбанистов и девелоперов, а с другой стороны, — с американскими коллегами из Института Пратта в Нью-Йорке — дало Академии возможность регулярно сопоставлять знание технологий работы с городом с текущим мировым опытом в этой области. Это легче ещё и потому, что к аналитической и проектной работе прибавился опыт издательской деятельности, в рамках которого вышли уже пять выпусков сформированного при нашей поддержке Центра социоестественных исследований, переводы двух книг (Кристофер Дэй "Места, где обитает душа", Роберта Грац "Город в Америке: жители и власти") и готовится к изданию курс лекций по муниципальной политики с копирайтом Академии.

Читатель, к которому обращена книга, это городской администратор любого ранга, пытающийся найти точку опоры в неустойчивом мире современного российского города, это активист местного отделения любой из солидных, прагматически ориентированных политических партий или общественных движений, которым необходимо выстроить рациональный образ городской политики, это предприниматель, пытающийся научиться оценивать целесообразность конкретного решения, связанного с городской средой, и уяснить возможные его последствия. Это, конечно же, любой гражданин-горожанин, пытающийся осмыслить мир, в котором проходит его активная жизнь и оценить шансы на успех какого то своего замысла.

По глубокому убеждению авторов эта книга будет переписываться "вечно", поскольку каждый год приносит с собой очередной пласт перестройки условий бытия, включая становление и упорядочение рынка недвижимости, расширение новых инвестиций, усложнение социальной структуры города и его политической жизни. Каждый слой опыта, нарастающего вместе с процессом трансформаций в стране, будет требовать дополнений и перестановки акцентов. Это по необходимости экспериментальная книга, которой в ближайшем будущем мы придадим форму "электронной книги", которую можно читать с любого места и в любом порядке, в которую легче привносить изменения и исправления с каждой последующей редакцией.

Книга подготовлена авторским коллективом в составе:

Д-р искусствоведения, акад архитектуры, проф В.Л. Глазычев,
архит. М.Егоров, архит. Т.Ильина, архит. В.Лялякин,
при участии архит. Е.Колпинской.

июнь 1995 г.

Вячеслав Глазычев


 

...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... — см. подробнее




Скопировать