Оливетти — меценат дизайнеров

"Дело жизни Адриано Оливетти", "Казус Оливетти", "Феномен Оливетти" - подобные заголовки статей и фотографии интеллигентного, седеющего человеке до недавнего времени часто появлялись на страницах западных газет. Пишущие и счетные машины с маркой "Olivetti" завоевали мировой рынок. Как же это произошло? В чем заключается "казус Оливетти"?

Адриано Оливетти

С первого взгляда история фирмы "Оливетти" очень напоминает набившую оскомину историю Форда, ставшую легендой. Многие газетные статьи именно в таком ключе и преподносили материал: талантливый механик сконструировал удачную пишущую машинку, был удачливым и осторожным дельцом, основал и расширил собственное дело, передал его сыну, который превратил скромное предприятие в одну из самых экономически активных фирм Италии. В подобном изложении много правды, но дело обстоит, конечно, куда сложнее и интереснее.

Фирма была основана в 1908 году инженером Камилло Оливетти, в прошлом профессором Станфордского университета (США), хорошо знакомым с Эдисоном, широко образованным человеком, поклонником Рёскина и Морриса. Первая машинка М-1 действительно была сконструирована им самим и привлекла всеобщее внимание простотой и надежностью конструкции[1].

Логотип Оливетти

Камилло Оливетти интересовался не столько финансовыми, сколько инженерными проблемами и стремился обеспечить мало-мальски сносные жизненные условия для своих рабочих. Хороший инженер и страстный любитель искусства, Оливетти-отец не мог мириться с убожеством, царившим в промышленном искусстве. Уже в 1912 году он писал: "Эстетическая сторона конструктивного решения машинки также требует особого внимания... Пишущая машинка не должна быть оформлена в сомнительном вкусе. Она должна иметь внешность одновременно серьёзную и элегантную..."

Эскизы Ниццоли к машинке "Графика"

Его сын, Адриано Оливетти, окончил Туринский Политехнический институт, некоторое время проработал на фабрике отца. В 1925 году он отправляется в США, чтобы изучать современную технологию, организацию производства, сбыт, рекламу, современные конвейерные линии, построенные на аналитическом принципе. Изучал он всё это более чем добросовестно, а выводы, сделанные им, были (конечно, для своего времени и своего класса) более чем оригинальны. Через двадцать лет в книге "Общество, государство, коммунита" он пишет: "Опыт первоначальной работы, когда я изучал проблемы научной организации труда, хронометраж, убедил меня, что человек и машина решительно враждебны друг другу... Я осознал ужасную монотонность и тяжесть повторяющихся движений в бесконечной работе у сверлильного станка или у пресса, я понял, что необходимо вырвать человека из рабства постепенной деградации". - И далее: "Я удовольствовался принципом предпочтения "оптимума", а не "максимума" отдачи человеческой энергии, улучшения орудий труда и условий работы".

Реклама машинки М-40, модернизации первой машинки Камилло Оливетти. Характерный пример рекламы конца двадцатых годов.
Д. Пинтори.

Говоря об Адриано Оливетти, очень трудно разобраться, где тут кончается социолог-утопист, мечтатель о всеобщей гармонии и где начинается организатор и финансист, великолепно лавировавший в капиталистическом мире. Если внимательно прочесть его книги "Общество, государство, коммунита", "Политическое строение коммуниты", "Демократия без политических партий", статьи в журнале "Коммунита" (бессменным главным редактором которого он был), его речи и т. д., - можно прийти к выводу" что вся практическая деятельность Оливетти была непрерывным стремлением доказать всем, а может, и себе самому, правильность своих теоретических посылок. "Парадокс Оливетти", в сущности, вот он: то, что, по мнению Адриано Оливетти, должно было стать наглядным доказательством правильности его убеждений - развитие фирмы, - таким доказательством не стало к стать не могло, так как является все же частным экспериментом, который нельзя распространить на все капиталистическое общество.

Пульт управления "Элеа 9003" - строгая упорядоченность, характерная для всех работ Этторе Соттсаса. Следующая модель "Элеа" также награждена "Компасо д'Оро" в 1960 году.

Ещё в студенческие годы Адриано Оливетти становится решительным сторонником рационализма в искусстве, внимательно изучает деятельность Баухауза и одновременно штудирует произведения Гегеля. Маркса, Ленина, Рёскина, Мориса и Шпенглера, Грамши и Нитти.

Перед началом великого кризиса 1929 года Оливетти пригласил на службу группу молодых художников и дизайнеров из Веймара. Среди них особенно выделялись Александр Щавинский - ученик Моголи-Мядь, скульптор Константино Нивола, поэт и инженер Леонардо Синисгалли, возглавлявший отдел паблисити вплоть до начала войны и вынужденной эмиграции, наконец, Джованни Пинтори, который возглавлял одно из четырёх отделений дизайна на фирме, выполнял значительную часть работы по печатной рекламе и был автором "Рафаэля", новой модели, выпущенной реорганизованным "Ундервудом".

Пишущая машинка "Olivetti 82" - характерный пример развитой "линии Ниццоли", пример экономного дизайна.

Молодые художники и дизайнеры, на которых сделал ставку Оливетти, оправдали возложенные на них надежды. Прежде всего было необходимо создать недорогую и эффективную рекламу. Пинтори, Нивола и другие внесли в рекламу новую "функциональную" технику - использование фотографии в соединении с автографскими приемами, монтаж, соединение разнородных пластических элементов в неожиданные композиции и т. п. Эта же творческая группа начала разработку новых типов пишущих машинок и параллельно работала над эскизами (пока ещё только над эскизами) промышленных, жилых и общественных зданий, о которых мечтал генеральный директор "Оливетти".

"Леттера 22"-первый "бестселлер" Оливетти - рождение "линии Ниццоли" - премия "Компасо д'Оро" 1954 года.

Вряд ли случайно то, что популярность (а следовательно, к финансовое положение) фирмы особенно возросла именно тогда, когда Оливетти пригласил возглавить конструкторское бюро Mapчелло Ниццоли, который был известен в основном как график к оформитель выставок, друг и сотрудник редактора архитектурного журнала "Казабелла" Персико, страстного пропагандиста идей Баухауза, что в условиях фашистской Италия было довольно опасно" Ниццоли - автор лучших моделей, принесших фирме всемирную известность: "Лексикон 80" (1948) и "Леттера 22" (1950). Ниццоли смело использовал конструктивные элементы машинки в качестве пластически выразительных декоративных элементов, сумел значительно упростить решение, убрать все лишнее, придав машинке в целом законченную элегантную форму. Ниццоли всегда начинал разработку модели "изнутри", с многовариантной перекомпоновка узлов, проектируя силуэт одновременно с поисками оптимального функционального решения, "Бюллетень Музея современного искусства" в Нью-Йорке писал в 1952 году: "Ни одна ив компаний не произвела ещё пишущей машинки, равной по красоте "Лексикону 80". В 1959 году на смену "Лексикону" Ниццоли разработал модель "Диаспрон", которую одни резко критиковали за манерность, а другие превозносили до небес за оригинальность решения. Во всяком случае, решение дизайнера не было случайным: тот же композиционный принцип был им использован при разработке малогабаритной счетной машины "Сумма Прима 20".

Фиджини, Поллини, Касчио и другие молодые архитекторы создали для "Оливетти" десятки производственных, жилых, общественных и коммерческих зданий, отвечающих всем санитарным и эстетическим требованиям современной архитектуры

Условия работы в фирме "Оливетти" Ниццоли охарактеризовал так: "О таких отношениях с предпринимателем дизайнер может только мечтать". Адриано Оливетти умел подбирать людей тем глубоким внутренним чутьем, которое позволяет безошибочно определять в молодом, только начинающем карьеру специалисте талантливого участника производственного процесса.

После окончания войны "Оливетти" переходит в наступление. Ассортимент изделий значительно вырастает: электрические пишущие машинки, счетные машины, разнообразное конторское оборудование, специальная мебель и станки. На каждом этапе paботы, над каждым конкретным видом продукции работает группа дизайнеров, добивающихся максимального эффекта формы при оптимальном конструктивном решении и минимальной стоимости.

Желая видеть фабрику "не только центром продукции, но и местом, где люди работают вместе и живут вместе", Оливетти не смог или не захотел увидеть классовый антагонизм, разделяющий этих людей. Он оказался не более чем "просвещенным мечтателем", не понимающим, что формирует человеческие отношения не община, а общество. Парадокс Оливетти заключается в том, что исключительно талантливый человек, великолепный практик не поднялся и не мог подняться выше мелкобуржуазного социал-утопизма.

Адриано Оливетти последовательно и принципиально вводил в методику фирмы новейшие достижения научно-технической и социологической мысли. Не случайно дизайнеры заняли столь важное место в производственной структуре "Оливетти", не случайно фирма одной из первых в мире целиком перешла на машинный метод обработки информации, расчета финансовых операций по всем филиалам одновременно, не случайно перспективное внутреннее планирование, в котором участвуют финансовые эксперты, технологи, специалисты по рекламе и дизайнеры, стало основой деятельности "штаба" фирмы и позволило один за другим производить выгодные маневры.

"Элеттросумма 22", "Тетрактис" - примеры формирования нового стиля Ниццоли - "второго стиля Оливетти". Обобщенные формы, мягко скругленные углы, заметное влияние принципов электронной техники.

Методика научной организации труда, ближайшие задачи дизайна, методика создания оптимальных рабочих условий сами по себе лишены классового содержания, но цели, преследуемые руководством, администрацией, отнюдь не нейтральны. В условиях неокапитализма дизайн, эргономика, социология, архитектура независимо от воли индивидуального участника системы объективно служат сохранению капиталистической структуры. Опыт "Оливетти" тщательно изучается монополиями, и многое из методики фирмы принято ими на вооружение.

Огромные выгоды от работы дизайнеров с самого начала развертывания деятельности "Оливетти" были для руководства фирмы очевидны; численность работников художественно-конструкторских бюро непрерывно возрастала, сюда привлекались все новые талантливые мастера. Характерным примером может служить создание в 1956 году счетно-решающего устройства "Элеа 9003". Общее руководство проектированием и основную оформительскую работу провел недавно присоединившийся к группе "Оливетти" Этторе Соттсас, архитектор, инженер и дизайнер.

"Лексикон 80" - логическое завершение "линии Ниццоли", по выражению знаменитого архитектора Ричарда Нейтра, "шедевр компактности и надежный спутник", - дополнительная действенная реклама.

Соттсас решил всю установку в виде системы стандартных по габаритам блоков, состоящих из самонесущей металлической рамы, на которой крепится разнообразное малогабаритное оборудование и легкосъемные анодированные серебром алюминиевые панели. Небольшие размеры блоков позволяют монтировать "Элеа 9003" в любых, не обязательно специально приспособленных помещениях, что сыграло огромную роль в её популярности, особенно в Англии с её старинными конторскими зданиями. Скользящие дверцы и откидные панели обеспечивают легкий доступ к оборудованию. Верхняя кабельная разводка, примененная в "Элеа", в отличие от всех современных систем, позволяет монтировать установку, не нарушая конструкции пола помещения. Блоки, названные "крыльями", объединяются в тернионы в заданном количестве, что обеспечивает гибкость установки, позволяет набирать желаемую мощность, используя стандартные блоки. "Элеа" - композиция из квадратов, прямоугольников и треугольников - самых элементарных и одновременно самых рафинированных декоративно-пластических элементов, ни одной кривой линии. Нет большого разнообразия в отделке - почти исключительно матовый алюминий. Сочетание горизонтальных и вертикальных плоскостей. Все тернионы имеют одинаковую высоту - чуть ниже уровня глаз. Акцент на серьёзность, известный пуризм - ортодоксальный Баухауз.

"Аудит 322" — оформленный "второй стиль Оливетти" — соединение визуальной мягкости абриса — Ниццоли и строгой упорядоченности — Соттас.

Благодаря всем этим качествам "Элеа", более дешевая, чем американские и европейские образцы математических машин аналогичной мощности, при соответствующей рекламе обеспечила "Оливетти" успешный дебют в новой для фирмы области. Премия "Компасо д'Оро" - "Золотой циркуль" - за лучшее решение дизайнера 1959 года, присужденная Соттсасу за "Элеа", дала дополнительную бесплатную и действенную рекламу фирме.

Система паблисити "Оливетти", печатная реклама, в которой также широкое участие принимают дизайнеры, всегда создавали вкус, а не шли на поводу у публики. Директор рекламы "Оливетти" Музатти охарактеризовал принцип рекламы фирмы так: "Культурное имя, культурная подача для культурного продукта". Даже "имена" моделей "Оливетти" всегда или просты, откровенно декларативны - малогабаритное конторское оборудование "Леттера", "Лексикон", "Оптима", "Сумма Прима"; или неожиданны, интригующие в наиболее сложных моделях: "Тетрактис", "Элеа" - название античного города, и одновременно прозаическое "Элабораторе Элеттронико Аритметико".

В 1960 году умер Адриано Оливетти. В истории фирмы это означало конец целой эпохи. Вскоре фирма вступила в полосу финансовых затруднений, завершившихся катастрофой.

"Текне 3" - Реклама. "Третий стиль Оливетти" - стиль Соттсаса. возникший под влиянием принципов проектирования электронно-счетных машин. Сочетание параллельных линий, вызывающее минимальное утомление машинистки. Машинка решена не изолированно, а как органичный элемент конторского интерьера.

Крах "Оливетти" произошел по причинам чисто финансового порядка. В 1964 году концерн "Дженерал Электрик", выкупив 60 проц. акций, стал хозяином "Оливетти".

Конец более пятидесятилетней независимой истории фирмы абсолютно закономерен. В условиях острой конкуренции монополистических гигантов фирма среднего масштаба может независимо развиваться лишь в силу чрезвычайно благоприятного стечения обстоятельств - объективных (временная монополия в производстве одного продукта) и субъективных (исключительные организаторские способности руководства.) В условиях современного капитализма раньше или позже фирмы масштаба "Оливетти" обречены на финансовую катастрофу.

Независимо от дальнейшей судьбы фирмы её достижения в организации производства, в развитии дизайна представляют и будут представлять большой интерес.


Опубликовано в журнале "Декоративное искусство СССР", №6, 1965.

См. также

§ ФУНКЦИЯ — КОНСТРУКЦИЯ — ФОРМА

§ «Как у всех» или «не как у всех»

§ Глава "Дизайн в действии" из книги "О дизайне" (1970)


Примечание

[1]
На промышленной выставке в Турине в 1911 г. М-1 была отмечена медалью.



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее