Перейти на главную страницуНовости и событияО сайте
С вопросами, предложениями и замечаниями по содержанию текстов и материалов, а также оформлению и работе сайта, Вы всегда можете обратиться по адресу: koyus@glazychev.ru
БиографияПроекты и программы, в которых участвовал или принимает участие Вячеслав ЛеонидовичОформительские, архитектурные и другие работыРаботы по городской среде и жилищуСтатьи, публикации, рецензии, доклады, интервьюКурсы, лекции и мастер-классные занятия, которые проводил или ведет Вячеслав Леонидович Книги, написанные Вячеславом Леонидовичем Глазычевым


ФУНКЦИЯ — КОНСТРУКЦИЯ — ФОРМА

Нечёткость отправных теоретических посылок, формальная трактовка проблемы вещи зачастую вызывают откровенно или замаскированно «станковистский» подход к решению практических задач дизайна.

Практика наглядно отражает неточность широко употребляемого термина «художественное конструирование», где, сознательно или нет, «художественное» выступает как внешнее качество, привносимое в конструирование, а не как его неотъемлемое внутреннее свойство. Тем самым, вольно или невольно, «художественное» конструирование противопоставляется конструированию вообще.

Большинство работ СХКБ и, что ещё серьёзнее, большое количество студенческих работ МВХПУ, ЛВХПУ и других специальных институтов и факультетов имеет поверхностный, декоративный характер, а это неизбежно превращает дизайн из конструирования в прикладное искусство.

Теоретические исследования, имеющие целью создание обоснованной методики дизайна, могут рационально базироваться только на всестороннем анализе понятия вещь, которое при всей своей сложности обладает гораздо большей конкретностью, чем «прекрасное», «современный стиль» и т.п.

В первом приближении вещь можно определить как материальное тело (или систему тел), являющееся результатом сознательной обработки материала орудиями труда.

Как материальное тело вещь подчиняется физическим законам и как таковая наиболее изучена. В то же время обработка орудиями труда вовлекает вещь в сферу трудового процесса, особенно сложную в его современной высокомеханизированной форме; сознательная обработка определяется целевой направленностью труда.

Внешне вещь выступает как пространственная структура. Границей, отделяющей эту структуру от внешней среды, служит форма. Форма через непосредственные зрительные ощущения и ассоциативные связи даёт образ вещи. Форма обладает значительной автономностью и служит основным источником эстетического восприятия.

Вещь всегда выступает как категория социальная, как аккумулятор воли, знаний, труда и фантазии.

Будем рассматривать вещь как социально, то есть исторически формируемую функциональную и конструктивную структуру по схеме: функция — конструкция — форма.

Термин функция употребляется в различных значениях, что вызвано сложностью его содержания, поэтому представляется необходимым взять за основу наиболее общее определение: функция — обобщенная задача, выдвигаемая в процессе эволюции материи в конкретных исторических условиях.

Можно выделить биологическую, социальную, технологическую функции.

В применении к человеческому обществу социальная функция включает в себя биологическую и технологическую, принимая форму сбалансированного отношения «человек — общество — среда», осуществляемого через развитие социальных отношений и технологии.

Можно предложить следующую классификацию функций: обобщенная социальная функция реализуется только в виде базисных функций, унаследованных человеком от животного мира или складывающихся в процессе эволюции общества.

Приведем примеры базисных функций:

  1. Ориентация в трёхмерном пространстве и во времени.

  2. Удовлетворение непосредственно биологических потребностей.

  3. Перемещение в пространстве.

  4. Передача информации.

  5. Организация трудового процесса.

  6. Социальная организация общества и т.п.

Расчленяясь в процессе исторического развития, базисные функции реализуются в виде производных функций. Например, если базисная функция — передача информации, то она реализуется в производных:

  1. Передача информации «человек — человек» непосредственно.

  2. Передача информации «человек — человек» со сдвигом: а) по времени, б) в пространстве.

  3. Передача информации «человек — машина», «машина — человек»: а) непосредственно, б) со сдвигом по времени, в) со сдвигом в пространстве.

Подразделяясь в зависимости от конкретных исторических условий, производная функция реализуется на практике в виде конкретных функций. Если производная функция — передача информации со сдвигом по времени, то ей соответствуют конкретные функции:

а) фиксация закодированной информации от руки,

б) фиксация информации через буквопечатающие системы,

в) закрепление информации через кино, фототехнику,

г) фиксация информации через звукозаписывающие системы,

д) закрепление информации через системы машинной памяти.

Таким образом, только конкретная функция непосредственно связана с конструктивными концепциями, и, говоря о взаимосвязи функции и конструкции, необходимо подразумевать именно конкретную функцию.

Так как функция во всех своих градациях социальна, то есть формируется исторически, то с известной условностью вещь, как структура функциональная, аналогична мгновенной фотографии с непрерывного процесса. Вещи присуща объективность фотографии и её ограниченность — как и мгновенная фотография, изолированная вещь не даёт представления о процессе. Логику вещи невозможно постичь вне истории вещи. Именно история вещи, отражающая обобщенную историю человечества, а не история вещей типа технической энциклопедии или каталога музея техники, является сейчас насущно необходимой. Как подготовительный этап особый интерес представляет частная история вещи по одной производной функции во всех её конкретных функциях и конструктивном многообразии. Например, по уже рассмотренной базисной функции передача информации — производная функция — передача информации «человек — человек» со сдвигом в пространстве, в конкретных функциях:

а) с помощью звуковых сигналов, б) с помощью световых сигналов, в) с использованием кабельных систем связи, г) с использованием приемнопередающих радиосистем — соответственно конструктивно: там-тамы, колокола, звонки и т.п.; костры, зеркала, механический телеграф, ракеты, световые табло, лазеры и т.д.; телеграф, телефон; радиоприемники и передатчики, радиорелейные системы, телевидение.

Конструкция. Равнозначность этого термина в зависимости от сферы приложения затрудняет исследования и заставляет принять наиболее общее определение:

Применительно к технике, конструкция — это материальная структура, несущая определённую конкретную функцию.

Сложность содержания понятия «конструкция» вызывает необходимость расчленить его на конструктивный спектр (широкая вариантность частных решений в рамках единой конструктивной концепции) и индивидуальную конструкцию. Говоря о взаимосвязи конкретной функции и конструкции, необходимо подразумевать именно конструктивный спектр.

Если ошибочность отождествления конструкции и функции совершенно очевидна, то достаточно частое утверждение «функция и конструкция причинно связаны» необоснованно преобразуется в утверждение «функция определяет конструкцию», что уже является серьёзной ошибкой.

Характер связи между функцией и конструкцией не может быть определен (то есть однозначно выражен) через функцию, так как одна конкретная функция может быть реализована в различных единичных конструкциях — стилос и авторучка, — и недопустимо игнорировать наличие обратной связи между конструкцией и функцией: развитие конструктивной мысли, определяемое социальным заказом, оказывает влияние на реализацию производной функции в конкретных функциях.

Так как функция во всех своих формах выступает как социальная категория, связь между функцией и конструкцией может быть выражена только через социальную характеристику.

Между причиной действия и результатом действия лежит само действие как активный процесс; при одной исходной причине действие, протекающее в различных условиях, приводит к различным результатам. Тем самым условия, формирующие действие, выражают отношение причины действия к его результату.

Так как социально оформленная конкретная функция выступает как причина действия, приводящего к созданию конструктивного спектра, а последний является результатом этого действия, отношение конкретной функции к конструктивному спектру определяется социально оформляемыми частными условиями, формирующими действие, и внешне выражается через эти условия.

Чем точнее определены и сформулированы условия, объективно предъявляемые конструированию на конкретном историческом этапе, в конкретной обстановке, тем точнее будет определено внутреннее отношение конкретной функции к конструктивному спектру, тем полнее будет соответствие между ними.

Если базисные, производные и конкретные реализации социальной функции исторически формируются объект-тивными законами развития общества, то условия, определяющие характер отношения, являются вторичными и оформляются как .общими, так <и частными специфическими причинами. При одной конкретной функции — отсчет единиц времени с использованием технических систем с механическим приводом — эта функция фиксируется в различных конструктивных спектрах. Символика «стража времени» создала башенные часы-куранты средневековых городов-коммун. Возраставшие требования к точности измерений, связанные с ускорением темпа жизни, создали секундную стрелку. Техническое совершенствование, выразившееся в миниатюризации конструкции, и изменения в костюме создали наручные часы; специфические потребности навигации создали хронометр и т.д.

Благодаря социальному и профессиональному расслоению общества, разнообразию требований, вытекающих из сложности развитой цивилизации, различные варианты реализации производных функция в конкретных функциях могут длительно сосуществовать.

В ещё большей степени это сосуществование характерно для конструктивных спектров и отдельных индивидуальных конструкций.

Отношение между конструктивным спектром и индивидуальной конструкцией также определяется условиями, выдвигаемыми конкретным временем, местом, научными и техническими возможностями производства и дополнительными целевыми установками.

До сих пор последовательное уточнение производных функций в конкретных функциях вызывает все большую расчлененность конструктивного спектра. Это неизбежно при хаотичности конструирования, определяемой недостаточностью или полным отсутствием анализа производства и сбыта. Соображения экономии средств, времени и усилий, стремление избежать неэффективных затрат формирует сейчас обратную тенденцию — максимальное сужение конструктивного спектра. При этом необоснованно широкая вариантность близких конструктивных решений по одной конкретной функции должна перейти в рационально широкую вариантность форм, соответствующих индивидуальной конструкции. Борьба за вещь неотрывна от борьбы с лишними вещами: обычная перовая ручка, ситечки для чайников, карандаши в деревянной оправе, десятки конструктивных дублей машин и механизмов, не соответствующих социальному заказу сегодняшнего дня, должны подвергнуться пересмотру.

Если конструктивный спектр под влиянием конкретных задач формирует индивидуальную конструкцию, то в силу значительной автономности формы роль частных условий, определяющих отношение «конструкция — форма», значительно возрастает. В специфических условиях характер отношения принимает вид «форма — конструкция», и тогда вещь становится объектом приложения формообразующих закономерностей изобразительного искусства в его декоративной форме — декоративная скульптура, декоративная керамика, ткань, посуда и пр., необходимые элементы, смягчающие рациональный, пуристский характер современного интерьера.

Характер отношения «конструкция — форма» невозможно выяснить вне рассмотрения исторических изменений, приведших к самой постановке вопроса об этом отношении. Хотя невозможно провести даже условно жёсткую границу между прикладным искусством и дизайном, в способе разрешения вопроса об отношении конструкции и формы заключается существенное различие между ними.

Прикладному искусству, объективно связанному с индивидуальным, малосерийным производством, соответствует субъективно решаемое отношение «конструкция — форма». Конкретные функции стихийно фиксируются в конструктивном спектре, расчленяющемся под влиянием технико-экономических условий на индивидуальные конструкции, которым более или менее (в зависимости от эстетического и конструктивного чутья мастера) соответствует форма.

Дизайну, объективно связанному с массовым машинным производством, соответствует рационально (в соответствии с объективными научными данными) решаемое отношение «функция — конструкция — форма», тщательное предварительное исследование.

Первоначально переход к массовому машинному производству ознаменовался лишь утверждением стилевого штампа и резким падением формальной эстетической ценности продукции по сравнению с кустарным производством. Социальные, научные и технические сдвиги, оформившиеся в начале нашего столетия, к середине двадцатых годов создали новое отношение к вещи, новое отношение к её утилитарной и эстетической ценности. Новую эстетику вещи можно охарактеризовать как эстетику дешевых материалов, эстетику простых форм, эстетику массовой промышленной продукции. Всякое насильственное несоответствие формы материалу, имитация, «украшение», привносимое в конструкцию, согласно новой концепции, характеризуют эклектичность, непринципиальность подхода к конструированию. Уже в 1995 году §1 официальной программы Международной выставки декоративного искусства в Париже провозгласил: «Строжайшим образом исключаются всякого рода копии, имитации и подделки под старые стили».

В основу современного дизайна легли принципиальные изменения в технологии, теоретические и практические достижения конструктивизма и функционализма начала века. При всей ограниченности и противоречивости этих течений в результате острого столкновения идей на смену «красивости» сложилось представление о целесообразности как основной характеристике вещи. Целесообразность включает оптимальное соответствие конструкции (как органической части конструктивного спектра) конкретной функции и оптимальное соответствие формы как внешнего выражения конструкции закономерностям оптического восприятия и изменяющимся нормам эстетической оценки.

Дизайн отличается от всех видов стилизации тем, что при сохранении значительной автономности формы она находится во взаимной зависимости с конструкцией. Через «отношение» конструкция определяет спектр форм, через «отношение» форма влияет на конструкцию (где «отношение» определяется условиями, предъявляемыми проектированию утилитарными и эстетическими запросами массового потребителя).

Через многостороннее исследование условий, определяющих отношение, представляется возможным выяснить характер взаимозависимости «форма — художественный образ». Поскольку образ нельзя передать простым соединением слов-понятий, характер его образования можно определить только через сложное отношение: конструкция — форма — образ. Через исследование объективных условий, определяющих это отношение, представляется возможным выяснить характер взаимосвязи оптимально-конструктивного и эстетического. Наличие этой взаимосвязи наглядно подтверждается практикой (конструкции ряда природных тел: яйцо, раковина аммонита, кристалл и т.п.; параболические арки, шаровые ёмкости, геодезические купола и т.п.). Сложность исследования заключается в кажущейся несовместимости объективно рационального, присущего конструкции, и индивидуального характера чувственного восприятия и ассоциативных связей, рождающих образ.

Вторжение точных наук в области, ранее считавшиеся недоступными для математического анализа, дало уже ряд ценных результатов. Психическое влияние цвета на организм уже в значительной степени выяснено, механизм восприятия пиктограмм и фонограмм находится в стадии активного изучения, на очереди — исследование восприятия пространственной композиции, механизма соединения частных ощущений и подсознательных ассоциативных рефлексий в синтетический образ.

Одним из существенных условий, формирующих отношение, является методика процесса проектирования.

В отличие от «нехудожественного конструирования» в соединении с поверхностным «украшением», характерных для стилизации, дизайн (во всяком случае в идеале) — единый процесс функционального, конструктивного и художественного проектирования.

Конструкция вещи непрерывно совершенствуется за счёт двух параллельных процессов:

  1. постепенное усовершенствование (модернизация) через усовершенствование отдельных узлов и деталей,

  2. усовершенствование конструкции через пересмотр конструктивной концепции в целом.

Не умаляя значения первого метода, который можно условно определить как «аналитический», необходимо подчеркнуть более радикальный характер второго, который можно определить как «синтетический». Синтетический метод требует предварительного анализа всей системы в целом и опирается на многоплановое исследование вещи. Аналитический метод почти исключительно направлен на изучение конструкции, синтетический — на анализ условий, определяющих отношение функции к конструкции, конструкции к форме, формы к образу.

Очено приближенно синтетический метод проктирования складывается из следующих этапов:

  1. Возникновение включает широкий анализ специфических частных задач, стоящих перед дизайнером при проектировании конкретной вещи с целью наиболее точного определения отношения конкретной функции к конструктивному спектру. Эта стадия включает обязательный пересмотр конструктивной концепции на «незаменимость» при широкой вариантности композиционных решений. Следует подчеркнуть, что параллельно с анализом уже на этой стадии необходимым условием является интуитивная пространственная фантазия, так как дизайнер всегда остается художником.

  2. Оформление включает анализ социального заказа — специфических требований, определяющих отношение конструктивного спектра к индивидуальной конструкции в целях точного определения её характерных качеств. Эта стадия включает обязательное сравнение вариантов композиционного решения блоков и узлов, отрыв от штампа, экономическое и технологическое обоснование выбора. Параллельно на этой стадии обязательны поиски образа.

  3. Воплощение — анализ частного социального заказа: специфических требований, определяющих отношение конструкции к форме. Например, тщательное исследование различий в композиции формы часов в вестибюле театра и на городской площади. Это стадия рабочего проектирования, требующего широкой вариантности форм, логически соответствующих уточненной конструкции, учета взаимосвязи формы и материала, формы и цвета и т.п.

  4. Оценка — сравнение запроектированной конструкции с аналогичными по конкретной функции конструкциями, проверка результатов проектирования на логическое непротиворечие по тем же трем стадиям с целью уменьшения субъективности оценки. При оценке решения дизайнера не существует мелочей — работа только в том случае сохранит значение на более или менее продолжительное время, когда последовательное развитие первоначального замысла логически безупречно.

По всей условности эта схема приблизительно отражает реальное содержание дизайна, его коренное отличие от всех видов стилизации. Синтетический метод проектирования требует от дизайнера универсальных знаний, всякая узкая специализация (когда дизайнер работает только над интерьером автомобиля или только над мебелью и т. п.) неизбежно приводит к обеднению проектирования и к манерности.

Любая программа проектирования является необходимым, но недостаточным условием. Дизайнер должен всегда и во всём быть художником, должен не подменять творческую интуицию математически строгим анализом, а в границах возможного сочетать то и другое. Анализ— сильное средство, но только в том случае, когда он является органической частью творческого процесса, в основе которого лежит широта научного и эстетического кругозора и смелость.

Дизайн неотрывно связан с проблематикой борьбы со штампом мышления, реально существующим препятствием в конструировании, как и во всяком творческом процессе. Штамп заставляет конструктора следовать установившейся схеме, не позволяет поставить под сомнение самую потребность в какой-то вещи, «естественность», «незаменимость» привычного конструктивного решения. Нам есть у кого учиться смелости, парадоксальности конструктивного мышления, мы должны критически относиться к работам мастеров первой четверти века и ещё более критически к их высказываниям, но относиться критически — значит изучать, а не игнорировать (последнее слишком дорого приходится оплачивать впоследствии).

Дизайн как творческий процесс всегда будет опираться на интуицию и смелость замысла, но интуиция и смелость должны базироваться на глубоких и универсальных знаниях, соответствующих современному этапу социального, технического и культурного развития.


Опубликовано в журнале "Декоративное искусство СССР", №4, 1965.

См. также

§ 1968 год — от основания «ДИ СССР» одиннадцатый

§ О дизайне

§ Журнал Domus

§ Проектная картина дизайна

§ Организация архитектурного проектирования


...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее



Недвижимость в Крыму и Севастополе