Перейти на главную страницуНовости и событияО сайте
С вопросами, предложениями и замечаниями по содержанию текстов и материалов, а также оформлению и работе сайта, Вы всегда можете обратиться по адресу: koyus@glazychev.ru
БиографияПроекты и программы, в которых участвовал или принимает участие Вячеслав ЛеонидовичОформительские, архитектурные и другие работыРаботы по городской среде и жилищуСтатьи, публикации, рецензии, доклады, интервьюКурсы, лекции и мастер-классные занятия, которые проводил или ведет Вячеслав Леонидович Книги, написанные Вячеславом Леонидовичем Глазычевым


Жажда упрощения

Ползучая рефеодализация явно ускорила движение своё . По всей видимости, губернаторы один за другим разучивают латинскую формулу Quod prinicpi placuit, legis habet vigorem ("Что понравилось властителю - обретает силу права"). В светском государстве, вопреки позиции Министерства образования и науки, в четырёх удельных княжествах "основы православной культуры" обрели статус обязательного школьного предмета. А ведь кто-то ещё продолжает говорить об укреплении вертикали власти…    

Иркутский губернатор Тишанин стремится обустроить Большую Агломерацию.

Собрать вместе и впрямь близкие Ангарск, Шелехов и затесавшийся между ними Иркутск. Если к неполным 600 тысячам иркутян да прибавить неполные 260 тысяч ангарцев и 60 тысяч шелеховцев (с районом) и ещё 65 тысяч жителей Иркутского района, да заманить тысяч 20 переселенцев, то аккурат получится желанный миллион. Миллион - число магическое. В Восточной Сибири нет города-миллионника. И на Дальнем Востоке нет. Быть первым - за этим просвечивает надежда на солидное вспомоществование из федерального центра. Окрыленный успешным присоединением Усть-Орды, господин Тишанин, естественно, воспользовался трибуной Байкальского экономического форума, чтобы запустить свой концепт в большое информационное пространство.

Губернатор и его советники понимают правовые и технические сложности на пути создания первой в России официальной агломерации, но нацелены на эту работу всерьёз.

Что любопытно, ничто не препятствует тому, чтобы решать задачи, декларируемые под создание агломерации, в рамках имеющихся у области полномочий. Ничто не препятствует тому, чтобы отстроить планы территориального развития для южной и северной сетей расселения области в составе стратегии развития области, начавши с цепочки "Шелехов - Иркутск - Ангарск". Ничто не препятствует тому, чтобы (если можно доказать экономическую и социальную целесообразность) вынести центр управления из Иркутска на новое место поблизости и на новом месте формировать новую жилую застройку. Тем более ничто не мешает доказывать целесообразность создания здесь мощного логистического центра. Доказывать, впрочем, ещё не означает доказать, так как конкуренция со стороны Красноярска достаточно сильна, а для создания двух логистических центров в Восточной Сибири оснований пока не просматривается.

Как ни крути, а мечта о миллионе проступает как единственное основание для того, чтобы огород городить. Ничего дурного в таком мечтании нет, и с затеей губернатора можно бы согласиться, если бы не одно "но". Ангарск и все посёлки района, кроме одного (там не успели ещё ), уже определили свою муниципальную автономность, желая объединиться в единый городской округ. Активное городское самосознание присуще Ангарску отнюдь не частым в России образом, и даже если удастся втянуть в проект ангарского мэра, поманив его шансом возглавить Большой Иркутск, не факт, что ангарцы такое проглотят. Создать одноуровневое пространственное образование - Большой Иркутск - достаточно сложно, ведь для этого пришлось бы не только убедить ангарцев отменить результаты собственного референдума, но и лишить нынешний Иркутск статуса городского округа, тогда как получить на это согласие большинства иркутян достаточно проблематично. Создать агломерацию в два уровня тоже не просто, так как в этом варианте потребуется опять-таки размонтировать Иркутск, превратив его в ассоциацию автономных муниципальных образований, соразмерных если не Шелехову, то Ангарску. Вроде бы остается третий путь - договорная ассоциация трёх муниципальных образований по давно известному в мире образцу. В правовом отношении этому решительно ничто не препятствует, но это требует выработки консенсуса - вещь не то чтобы невозможная, но, несомненно, трудная и, главное, не слишком соответствующая отечественной традиции.

Аннексия Подмосковья, за которую так красноречиво ратуют московские власти, случись она на самом деле, была бы именно незатейливым поглощением области, и никакой агломерации при этом бы не возникло. Есть гипотетический шанс выстроить договорную агломерацию между Москвой и примыкающими к ней городами, но это хлопотно, а власть натуральным образом стремится избежать сложности. Петербург в своё время упростил ситуацию, попросту присоединив к себе целые города, Москва это сделать не успела. Пример обеих столиц заразителен, что следует из незатейливых поползновений ряда губернаторов "довертикалить" управление. Но господин Тишанин сочинил более изощренную схему: одним проектом он стремится решить сразу три задачи: обойти Красноярск, вырваться в "миллионеры" и устранить местное самоуправление в качестве самостоятельного игрока на губернском поле. Это кажется весьма соблазнительной затеей - при этом по-российски предполагается, что все реальные трудности управления рыхлой и чрезвычайно неоднородной группой поселений решатся сами собой.

Публицисты любят обвинять власти в том, что те ленивы умом и не любознательны. Мой опыт убеждает в том, что это не так. Дело сложнее: в среде предельно централизованного управления люди при власти функционируют в состоянии жёсткой эмоциональной перегрузки. Будучи при этом людьми из плоти, пронизанной нервами, они интуитивно отторгают варианты решений, отличающиеся повышенной сложностью, стремясь упростить представление об объекте управления, редуцировать его до собственных возможностей удерживать ситуацию. Поскольку именно таким образом дело обстоит в федеральном правительстве, естественно, что региональные власти стремятся к тому же. Поскольку же при этом местное самоуправление оказывается хотя бы в установке, хотя бы в принципе препятствием, предполагая иную, диалоговую схему отношений, совершенно понятно стремление устранить МСУ вообще либо свести его к положению декоративной вывески на фасаде простого линейного управления.

Апеллируя к мировому опыту, областное руководство несколько лукавит. Дело в том, что в мире говорить об агломерации принято не в административном, а в сугубо технологическом смысле. Агломерация как пространственное тело не субъект права, а объект изучения и объект стратегического планирования. Как система рамочного управления-регулирирования она не суперагент, а ассоциация самостоятельных агентов. Именно поэтому об агломерации говорят чаще всего в тех случаях, когда несколько соседних муниципий расположены в разных территориальных системах, будь то штаты, ланды, провинции или даже страны, т.е. относятся к зонам различной юрисдикции. Именно поэтому нормальной технологией функционирования агломерации является неустанное обновление договорных отношений, в которых свою роль играют администрации, но свои роли играют и бизнес-структуры, и институты гражданского общества. Но… сложности мы не любим.

Впрочем, по информации от знающих людей, иркутский губернатор, похоже, едва ли не готов согласиться с экспертами и чрезмерно не спешить - с оглядкой на куда как продвинутую схему укрепления взаимодействия между Вологдой и Череповцом. Такая схема есть и даже осуществляется, что по праву следует счесть подлинным прорывом в отечественной культуре управления.


Опубликовано в "Русском журнале", 21.09.2006

См. также

§ Доклад Малая Россия: выживание, рост и возможности развития

§ Глубинная Россия: 2000 - 2002

§ Избранные лекции по муниципальной политике

§ Новации законные и беззаконные


...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее



Недвижимость в Крыму и Севастополе