Русское зарубежье

В тени грандиозных юбилеев прячутся юбилеи малого калибра. О больших юбилеях жужжат с экрана, о них пишут в газетах. А вот мелкие юбилеи обладают приятным качеством неожиданности, заставляющей вдруг увидеть в новом свете вещи, ставшие привычными.

Ровно полтораста лет назад Мария Федоровна, матушка Императора Александра II, со свитой, в сопровождении Черноморской эскадры высадилась в бухте Вильфранш для отдыха и лечения. Царское семейство прикупило 40 га на окраине Ниццы, где для него вскоре возвели виллу Бермон. Лазурный берег вошел в моду.

Ницца повидала немало русских — вот и картинная галерея города вполне уютно разместилась в просторных залах виллы Кочубеев. Теперь мода вернулась. В прошлом году гражданами России в Ницце и её окрестностях было приобретено больше недвижимости, чем в 1906 году, когда многие обеспеченные господа, напуганные уличными беспорядками в Москве, предпочли перебраться на спокойный французский юг. Среди рекламных объявлений газетки «Русский клуб во Франции», лежащей на прилавке у портье дорогого отеля «Негреско», что на Аглицком променаде, можно обнаружить предложение выпускницы МАрхИ госпожи Яновской: «Специализируется на объектах жилья: перепланировка, разработка жилых интерьеров, интерьеры кухонь и ванн, бассейны. Получение разрешительной документации, предложение услуг проектирования и авторского надзора»…

Моралисты, наверное, начали бы в очередной раз возмущаться ростом социального неравенства, но, если отложить моралистику в сторону, следует обратить внимание на простой парадокс: приличное жильё в Ницце дешевле, чем так называемое элитное жильё в Подмосковье и... в Сочи. Даже без долгих поисков можно обнаружить трёхкомнатную квартиру с большой террасой в самом центре Ниццы за €226 000. И такую же квартиру, но с 30-метровой террасой и гаражом, над римскими руинами, в районе Симье — за €370 000. А небольшую пятикомнатную виллу с участком — за €600 000. Если учесть, что недавно знакомый мне господин продал особнячок в Домодедовском районе за полтора миллиона, что такую же сумму запросили за уродливую «машину для жилья» в Сочи, то, приняв во внимание разницу в комфорте, можно сделать определённые выводы.

На русском языке, то есть русским потенциальным покупателям, предлагается приобрести семейный отель в Гольф-Жуане, что у Канн: 10 комнат, апартаменты, ещё 2 павильона в саду, общая площадь — 360 кв. м, бассейн, садовый участок 10 соток, все в 100 м от пляжа — за €1,19 млн. За €30 млн предлагают под гостиницу именьице на 2500 кв. м, на 50 сотках, с двумя бассейнами и гаражом на 15 машин — это у Монако. В Монако цены повыше, но это иллюзия: там вообще нет налога на недвижимость, так что переплата окупается довольно быстро. А ведь есть ещё Кипр, Крит, Испания...

Об уродливости социальной конструкции, которую у нас называют рынком жилья, говорено уже много, всё более в моралистическом ключе. Однако есть и практическая сторона дела. Финансовые ресурсы российской элиты велики, но всё же не безграничны. Обучение первого поколения приобретателей, абсолютное большинство которых уже купило или покупает сейчас новое жильё, идет быстро.

Если в прошлый раз мы говорили о том, что конкуренция со стороны иноземных архитекторов уже представляет серьёзную угрозу для отечественных маэстро, скверно владеющих азами проектного менеджмента и технологической культурой, то сейчас пора уже обратить внимание на конкуренцию иного типа.

Близится к завершению хаотическое освоение Подмосковья — в условиях, когда о необходимости целостного проекта территориального развития, разработанного Москвой и областью, все ещё только говорят неуверенным тоном. Несмотря на запоздалые и не слишком разумные усилия по реконструкции вылетных трасс, перемещение в ближнем пространстве, на его границе с Москвой и в её внешнем контуре (от МКАД до Третьего кольца) приближается к параличу в пугающем темпе. Не видно оснований, по которым причитания по поводу стремительно разрастающихся свалок Подмосковья могли бы перейти в стадию деятельного противостояния. Добавим к этому период хаоса, который неизбежно последует за финалом лужковской эпохи.

Для того, чтобы доехать от центра Москвы до Переславля-Залесского, нужно три часа, а до Ниццы, с использованием чартера, потребуется часа четыре. Уже и три часа на дорогу означают, что перемещение возможно только на уикенд.

Не нужно читать меж строк Нострадамуса, чтобы провидеть вполне реальное близкое будущее той урбанизированной территории, что по инерции называют городом Москвой. Наиболее состоятельное сословие переместит основное место проживания на Лазурный берег, тем более что школы там недурны и к тому же бесплатные для всех, у кого зарегистрирована недвижимость, независимо от гражданства. Самые разумные успеют за хорошую цену продать наивным новоселам из числа провинциальных элит свои коттеджи и обширные квартиры в Москве. Они же сформируют спрос на небольшие комфортабельные квартиры в городе — такие «студии» ещё не начали проектировать, и, скорее всего, зарубежные девелоперские фирмы окажутся впереди отечественных. Со временем бывшие наивные новоселы утратят свою наивность и устремятся вслед за самыми разумными, после чего цена «элитных» коттеджей и квартир непременно обвалится уже потому, что их дорогое содержание непременно станет ещё дороже.

Наконец, неминуемая финальная стадия. «Элитные» поселки, утрачивая платежеспособное население, начнут приходить в упадок, во многом повторяя судьбу «вилл» 1990-х годов. Часть «элитных» кварталов в Москве обречена на аналогичное будущее, к чему следует добавить неизбежную трущебизацию значительной части панельных домов постройки 60-х, 70-х и 80-х годов прошлого века.

В других городах страны демографический спад отчасти смягчит драматизм деградации городской среды — скорость этой деградации существенно выше, чем возможности так называемого национального проекта, даже при его существенной корректировке. В Москве такого ожидать не следует, так что относительное одичание целых микрорайонов более чем вероятно. Демография — точная наука. Графики изменения отношения числа работающих к числу неработающих уже построены, и золотого дождя эти графики отнюдь не обещают. Не обещают и на Лазурном берегу, где как раз будут очень рады новоселам из числа тех, кто обеспечит свое будущее самостоятельно.

Уже вслед за этим следующее поколение приступит к массовому сносу руин. Можно ли предотвратить развитие событий по этому сценарию? Боюсь, что уже поздно. Можно смягчить последствия, но для того, чтобы минимизировать ущерб, требуется признать реалистичность именно такого развития событий и с холодной головой искать решения. Сделать это в обычной схеме разговора по специализациям невозможно, а для дискуссии в модальности междисциплинарного кризисного штаба необходима качественная реконструкция мышления в системе власти. Полагаю, что в 2008 году такая реконструкция может быть начата.


Опубликовано в журнале  "ARX", №05(06) октябрь-ноябрь 2006

См. также

§ Где архитектор?

§ Жилье — это не только квадратные метры

§ Жильё в Москве: одни платят, другие плачут



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее