Перейти на главную страницуНовости и событияО сайте
С вопросами, предложениями и замечаниями по содержанию текстов и материалов, а также оформлению и работе сайта, Вы всегда можете обратиться по адресу: koyus@glazychev.ru
БиографияПроекты и программы, в которых участвовал или принимает участие Вячеслав ЛеонидовичОформительские, архитектурные и другие работыРаботы по городской среде и жилищуСтатьи, публикации, рецензии, доклады, интервьюКурсы, лекции и мастер-классные занятия, которые проводил или ведет Вячеслав Леонидович Книги, написанные Вячеславом Леонидовичем Глазычевым


В нормотворчестве не хотят применять
продекларированный принцип разграничения полномочий

— Проблема выкупа земли обсуждается достаточно долго, что является важнейшими препятствиями для принятия принципиальных решений?

Глазычев В.Л.: Если говорить о техническом препятствии номер один, то это, по-прежнему, отсутствие делениации между землями федерального, регионального и муниципального пользования, владения и распоряжения. Это не сделано нигде, я не знаю пока, во всяком случае, ни одного субъекта или муниципалитета, где бы это было выполнено. Поэтому возникает спор, кому что принадлежит и какими обременениями отягощен тот или иной участок.

Но, на мой взгляд, вся эта история несколько странная ещё по одной причине. Потому что наличие и владение землей-собственностью абсолютно не является критерием развития чего бы то ни было. Долговременная аренда земли является нормой во многих странах, была нормой и в России. И на самом деле это искусственно раздутая проблема. По настоящему она жёстко стоит только в городах, где я был противником приватизации земли, потому что она создаёт бесконечное число проблем в будущем для развития города. И без особого чёткого перспективного стратегического плана, в котором должны быть определены направления, зоны развития и так далее - выделить участки для приобретения в собственность - это значит закрыть городу возможность развития. К сожалению весь этот разговор был «взвинчен» классическим либеральным крылом уже давно, как будто это было главным препятствием развития в стране, хотя это не так.

Но если отвечать просто - кадастр не закончен, нет мотивированного предмета для приватизации или выкупа.

Есть второе, очень важное препятствие. Предоставлено было решать субъектам Федерации, какова продажная ставка по отношению к базовому земельному налогу, поскольку там очень большой разлет. Её часто завышают, исходя из принципа: мне кажется, что это дорого. Настоящей рыночной оценки земли не было, она все время назначалась сверху. А это отбивает охоту, прямо скажем.

— Отбивает охоту для её приобретения?

Глазычев В.Л.: Конечно, это задранная величина, поэтому люди будут ждать, когда она упадет. А упасть она может только в том случае, если будет выставлена по-настоящему на открытые торги, но я ещё не знаю у нас таких примеров.

— Какова Ваша оценка данных предложений Правительству и почему проект закона, касающейся ставок выкупа и аренды земли под приватизированными предприятиями, воспринимается в экспертном сообществе негативно?

Глазычев В.Л.: Дело в том, что эта ситуация может предприятия подрубить совершенно, потому что у предприятий средств едва хватает на дорожающее сырье и растущие обязательные платежи. И возражения наверняка связаны с тем, что, как всегда, широкого обсуждения с заинтересованными лицами не было. Имела место узкая экспертная проработка без обращения к широкому кругу подлинных экспертов, которые по настоящему могут скалькулировать, что реально, что сегодня совсем не нужно делать и т.д.

— Какие поправки было бы целесообразно предложить правительству, а какие положения, по Вашему мнению, не могут быть изменены ни при каких условиях?

Глазычев В.Л.: Дело в том, что существует множество практических ситуаций, которые чрезвычайно варьируют от территории к территории, от региона к региону и по биохимическим свойствам почвы, и по климатическим условиям, и по многому другому. Невозможно все прописать в рамках универсального федерального закона. Надо было бы, на мой взгляд, идти в логике тех же Соединенных Штатов, у которых это право отдано регионам. Пытаться здесь решить одинаково ситуацию для, условно говоря, Дагестана и Архангельской губернии, к чему постоянно склонно правительство, чрезвычайно рискованное дело.

Поэтому без широчайшего спокойного экспертного обсуждения на местах, а не только в узком кругу и поправки невозможно определить. Я, например, недавно был связан с процессом внесения поправок в Жилищный кодекс в рамках общественного совета при Минрегионразвития. Чем закончилась очень серьёзная двухмесячная работа двух рабочих групп этого совета? Целостной концепцией корректировки кодекса.

Сам принцип поправок неверен, потому что предполагается изменить, например, какой-то подпункт какого-то пункта какой-то определённой статьи. И возникает вопрос - какой статьи, в какой связи, в каком контексте? Депутаты штампуют поправки не вникая, а на комиссиях и комитетах, на которых это рассматривается, говорить о том, что возможно всерьёзэти поправки обсудить со всеми вторичными и третичными последствиями просто не приходится. Они слишком завалены бумагами, а настоящего экспертного обслуживания Госдумы как не было, так и нет.

— Означает ли подготовка данных документов то, что государство берет курс на легализацию собственности?

Глазычев В.Л.: Да, несомненно. Это действительно курс на легализацию собственности и единственно возможная вещь признать в большинстве случаев де-факто то, что есть. Опять же, закон сам достаточно глупо выстроен, как пример, 500-метровая, 50-метровая зона. Огромное число городов в мире, где дома просто опускаются стенами в воду: Амстердам или Венеция, весь вопрос в том, какой при этом в них санитарный режим должен быть и как следить за ними. А пытаться расчистить тысячи домовладений по стране невозможно. Отсюда вывод - махать дубинкой не очень продуктивно.

— А как Вы считаете, будут какие-то изменения в системе налогообложения следовать за этим законом?

Глазычев В.Л.: Конечно будут. И обязательно будет повышение ставки земельного налога, что, в принципе, правильно, но важно, с какой скоростью и насколько будет учитываться реальная платежеспособность регионов. Эти ставки разные по регионам и даже по районам внутри региона, по поселениям внутри района. Здесь больше всего я боюсь введения усредненных ставок. Это не тот вопрос, который для разлапистой, огромной и очень разномастной страны можно решать в рамках единого федерального закона. Он может быть только рамочным, а определение, уточнение, конкретные ставки, величины должны быть предметом сложной борьбы интересов в региональном и муниципальном масштабе. Это то, в чем я глубоко убежден.

— В прессе присутствует заявление, да это прописано и в законопроекте, что в случае перепрофилирования предприятий придется доплачивать до рыночной стоимости за землю. Соответствует ли это намерениям правительства, преследует ли правительство именно эту цель?

Глазычев В.Л.: Это надо спрашивать у правительства. Само понятие о перепрофилировании взято вообще из позавчерашнего арсенала, потому что совершенно естественно, что перепрофилирование может означать как минимум три разные вещи. Одно дело, если я выпускал танки, а теперь выпускаю трактора. Это перепрофилирование, но оно не меняет ничего сущностно ни в числе занятых, ни в системе подачи грузов, вывоза груза и так далее. Второй вариант. Если я производил трактора, а начал выпускать игрушки. Это тоже перепрофилирование. Но дайте мне возможность раскрутить это новое производство, а не бейте меня по голове увеличением ставки. И, наконец, если я вместо цехов ставлю жильё, как сейчас часто происходит, или казино, или коммерческие склады, это уже другой вопрос. Здесь действительно низкодоходное использование земли, сменяется высокодоходным, гарантированно высокодоходным и тогда доплата оправдана. Но из единого центра вы не можете разглядеть каждую конкретную ситуацию, это вопрос уже муниципального горизонта и нечего в него лазать с федеральной кафедры.

— Какой тогда вывод?

Глазычев В.Л.: Вывод такой, что сама техника правового обеспечения как была нарушена по отношению к здравому смыслу, так и остается. То есть, разграничение полномочий продекларировано у нас очень широко, административная реформа на это направлена, но в нормотворчестве этот принцип никак не хотят применять, не лезть в чужие огороды. Муниципальные огороды не есть дело федерального правительства.

— То есть, все эти ставки - пустой разговор?

Глазычев В.Л.: Он не пустой, но он не может быть универсальным. Может, конечно, но ничего хорошего из этого не будет, вот и все.

— Власть боится, очевидно, отдать этот вопрос на откуп регионам?

Глазычев В.Л.: В том то и дело, это не власть, это именно правительственная идиосинкразия, которая больше всего боится, что, не дай Бог, если она не будет рулить каждым колесом по отдельности, то телега не поедет. Да поедет!


Интервью для экспертной сети "Кремль.org",
5.09.2005
Беседовала Инесса Ульянова

См. также:

§ Статьи о Москве

§ Московская альтернатива

§ Экспертный доклад "Московской альтернативы"

§ Интервью «Университет в городе и город в университете»


...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее



Недвижимость в Крыму и Севастополе