Города единственное место, где возможны инновации

— Каковы итоги 2009 года? С чем идем в следующий год?

Глазычев В.Л.: Хороший вопрос. Пока идем в обстановке глубокой неопределённости. Я имею в виду не конъюнктурную внешнюю определённость, а внутреннюю. Потому что все хорошие слова сказаны и президентом, и премьером, что надо бы делать, а вот вопрос "как делать?" упирается всерьёз в не обсужденную тему реального совершенствования управления. Не того управления, которое подразумевает обсуждение "как зовут министра?" — это имеет двадцать пятое значение, а в самой структуре. До сих пор структура полуфедерального управления, которое финансово-унитарное государство, а политически — вроде бы федерация, явно не в состоянии решать задачу развития. С функционированием как-то дело всё-таки более или менее сносно обстоит. Зарплаты выдаются, пенсии выплачиваются, почта плохо, но работает, транспорт двигается. Функционирование может осуществляться в этой модальности. А задачи модернизации и инноваций, которые, я надеюсь, всерьёз ставит политическое руководство страны, в этой схеме неразрешимы.

Что я имею в виду под этой схемой? Это чрезмерная концентрация ресурсов в федеральном центре с выдачей просителям по так называемым проектам. Но проекты не подвергнуты серьёзной независимой экспертизе и по-прежнему носят ведомственный или локально-территориальный характер. Разобраться в этом, я надеюсь, будущий год просто заставит. Потому что можно тратить очень большие деньги, но не получать никакого результата. Эта опасность есть, и преодолеть её чисто бюрократическими способами физически невозможно. Поэтому хорошие слова о мобилизации интеллектуальных ресурсов, возможностях неправительственных организаций и так далее необходимо перевести в рабочую плоскость. А это предполагает, что федеральный центр должен уступить часть средств на независимую от себя или автономную от себя инициативу прежде всего регионов и городов. Поскольку города — единственное место, где возможны инновации. Других мест нет. А пока что они зажаты до предела и живут фактически по смете. Средств для развития у них нет, следовательно и развитие не происходит. Это, пожалуй, самое основное.

— Насколько решение этих задач сочетается с проблемами борьбы с коррупцией, созданием и функционированием электронного правительства? Можно ли это рассматривать как некий единый план преобразований?

Глазычев В.Л.: Это вещи соотносимые. Понимаете, можно говорить об электронном правительстве (хотая это неверный перевод слова government, лучше электронное управление), но опыт показывает, что ведь главное не само технологическое осуществление этого, а подготовка к его применению. В городах мира подобная схема уже реализуется достаточно широко. И не только на севере Европы вроде Стокгольма или Хельсинки, но даже и на юге, например, в Модене или на Мальте. Я говорю то, что я знаю. Самое главное, это предполагало реконструкцию самого механизма управления, принятия решений и всего прочего. Перевести их в форму информационных технологий — это сегодня вопрос решённый. Это вопрос денег, а квалификации достаточно. Наши же люди это в основном во всём мире и делают.

Поэтому здесь главное — готовность и политическая воля для осуществления этих процедур. А они требуют реальной демократизации процесса на уровне хотя бы крупных городов. Без этого что толку, если вы ту же схему облачите в электронные подписи? Ничего не изменится. Вопрос в том, где ставится подпись, кем ставится подпись и нужна ли подпись? А вот это выводит немедленно на сюжетику законов прямого действия, а не подзаконных актов, где всё написано в законе. Ну и что из этого следует? Никакая IT -технология эту задачу решить не может. Речь идет о формировании нормальной бюрократии. А нормальная бюрократия — это привратник при законе. Но закон должен быть прямого действия. Если сохраняется интерпретация закона, то никакое электронное управление ничего не изменит. Машина она и есть машина.

Поэтому, возвращаясь к вашему вопросу, в принципе, да, задачи создания электронного правительства и борьбы с коррупцией сочетаются, но только косвенно, и это требует аналитической работы: как осуществляется принятие решений? как осуществляется реализация решений? как осуществляется контроль? По содержанию, а не формально. Формально аудиторы пашут, куда они денутся. Но аудиторы редко отвечают на вопрос по существу.

— Как бы вы охарактеризовали ситуацию внутри страны в целом? Целый год правительство пыталось спасать регионы и отдельные предприятия, выделяя на это значительные средства. Но такое впечатление, что основные проблемы так и не решены. И это не только результат кризиса. Взять те же техногенные катастрофы.

Глазычев В.Л.: Что касается техногенных катастроф, то умножение их давно прогнозировалось как результат естественного и неотвратимого старения систем и ослабления дисциплины. Есть вещи всеобщие. Поэтому, да, было, есть и будет. Но вопрос-то более сложный. Пока внутренняя политика сводилась только к двум вещам. Это кадровые перестановки на уровне губерний и на уровне федеральных чиновников. И вторая — это выборы. На самом деле, на мой взгляд, внутренняя политика ещё просто не сформулирована. А вот как мобилизовать имеющиеся ресурсы — этот вопрос надо ставить в лоб и обсуждать.

— А внешняя политика?

Глазычев В.Л.: Это не мой сюжет. Я боюсь, что здесь у меня только чисто обывательский взгляд. На мой взгляд, только одну вещь я прозрачно вижу, это абсолютное отсутствие южной политики.

— Кавказ?

Глазычев В.Л.: Нет, я имею в виду, что мы слишком зациклены на одной связке — Китае. Направление Индии, направление на тихоокеанский бассейн в целом недоработано. А это создаёт нам невыгодные условия. Потому что Китай серьёзный партнер, и не балансировать его влияние другими было бы нерасчетливо. Но, повторяю, это точка зрения обывательская, а не профессиональная.

— Как бы вы оценили деятельность президента в этом году? Изменилось ли у вас мнение о президенте за этот год? Какие вопросы он решал, и что оставалось вне его внимания?

Глазычев В.Л.: Нет, не изменилось. И в целом можно сказать только одно: все сюжеты озвучены, и я готов подписаться под каждым словом. А вот технологичность реализации этих озвученных сюжетов пока вызывает глубокие недоумения.

— Но это задача вряд ли президентская.

Глазычев В.Л.: Почему? Конечно, президентская. Всё-таки правительство — это исполнительный орган. И пока не всегда понятно, что исполнять. Пока это ещё не достаточно прозвучало. На мой взгляд, общественное ожидание здесь очевидно. Да, слова сказаны. А дела? Вот этот вопрос и определит повестку будущего года.


Интервью для "Кремль.org",
25.12.2009 г.

См. также

§ В крупнейших городах обозначилось движение в сторону феномена «Smart City»

§ Малые города — спасти нельзя бросить



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее