Cейчас время анализа всех вариантов и рисков

В сентябре исполнился год смены власти в Москве. За это время появился проект расширения Москвы — создания столичного федерального округа. Перспективы реализации этой идеи комментирует ведущий российский урбанист, профессор Московского архитектурного института, заведующий кафедрой управления территориальным развитием Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ доктор искусствоведения Вячеслав Глазычев.

— Вячеслав Леонидович, агентство РБК составило рейтинг крупнейших проектов российских властей на будущие годы, общая стоимость этих проектов — $20 млрд. При этом $10 млрд из них потребует проект расширения Москвы. Сочинская Олимпиада дешевле в 20 раз! Обоснованны ли такие затраты?

Глазычев В.Л.: Пока эта оценка ни на что не опирается, в отличие от оценки стоимости сочинской Олимпиады. Нет ничего, что напоминало бы проработанный проект расширения Москвы. А если нет проекта, нет и сметы.

К тому же его нельзя ставить в ряд проектов по проведению олимпиад и чемпионатов, которые можно проводить, а можно и нет. Проект развития Большой Москвы, частью которого стала идея расширения столицы, это насущнейшая необходимость!

Если уж мы заговорили о рейтингах, по 20 мировым рейтингам городов Москва занимает места от 20-го до 70-го. Ни по одному показателю она не входит в десятку — только по стоимости жизни! И если ничего не предпринимать, будет только хуже.

Что же касается расширения, это не цель, а средство решения проблем развития столицы. Это отнюдь не главный приоритет в концепции развития Большой Москвы.

— А какой главный?

Глазычев В.Л.: Прежде всего — формирование инфраструктурно-транспортной конструкции.

Например, наиболее очевидная задача — соединить автомобильными и железнодорожными коммуникациями Шереметьево с Внуково и Домодедово.

— Вне зависимости от того, входят эти аэропорты и связывающие их дороги формально в состав Москвы или не входят?

Глазычев В.Л.: Конечно. Потому что это в любом случае задача федерального значения, а не городского.

Вообще очень важно различать в отношении развития Москвы уровень страновых задач и уровень задач городских, в которых город может брать на себя ответственность. Транспортная инфраструктура Большой Москвы — это на 9/10 вопрос федерального финансирования.

И это колоссальные затраты — несколько миллиардов долларов точно. Если откроют российский рынок дорожного строительства, пустят на него хоть китайцев, хоть малайцев, хоть даже американцев — американские компании строят существенно дешевле, чем наши, можно уменьшить смету раз в десять, а то и больше.

— Свои дорожно-строительные компании использовать невыгодно?

Глазычев В.Л.: Свои привыкли работать в неконкурентной среде, вернее, конкурировать за уровень откатов. Научились либо впрямую красть, либо идти на всякие ухищрения, чтобы дорожное покрытие нужно было часто ремонтировать: не делать необходимую подготовку, класть не тот гравий… Допуск на рынок иностранных дорожно-строительных организаций — это вопрос политической воли.

Но если мы хотим уложиться в рациональные параметры по стоимости строительства, эту волю необходимо проявить. Я думаю, ситуация заставит это сделать: и городской, и федеральный бюджеты после кризиса отнюдь не шикуют.

Транспортная инфраструктура — абсолютный приоритет развития Большой Москвы. Пока этой инфраструктуры нет, нельзя закольцевать очаги развития и построить из них систему.

Настоящих очагов развития мало. Есть Троицк, который разворачивает свою хай-тек-программу, там довольно крепкая муниципальная традиция. Надеюсь, после ухода Сиднева с поста мэра придет достойный наследник, который эту традицию продолжит. Формируется Сколково, теплится ещё пара-тройка центров — и это все...

Полицентричность агломерации необходима. К примеру, Юго-Восток у нас — это более или менее стандартная индустрия, оборонка; Юго-Запад — с сильной хай-тековой составляющей; Северо-Запад имеет жилищно-рекреационную специализацию… Эти направления нужно использовать как основу и строить на их базе действительные центры.

А ключ к их развитию — решение транспортной проблемы. Слава Богу, сегодня в Правительстве Москвы стали слушать тех нескольких экспертов по московской транспортной ситуации, которые есть, и положение будет выправляться, уже выправляется.

Тем более что в транспортной сфере наиболее приложим мировой опыт. В остальных сферах развития мегаполисов он почти не применим — каждый мегаполис очень индивидуален.

Есть уже совсем страновая транспортная проблема — отвод грузового транзита из Москвы. Сегодня через столицу, а более конкретно — через МКАД, идет весь импортный поток на европейскую часть страны.

Нужны альтернативы для отвода транзита. Речь не о нелепой идее ЦКАД — это всего лишь чуть дальше, чем МКАД, никакого смысла в ней нет. Необходимо отводить грузы примерно на 200 км от Москвы.

Есть интересное предложение Калужской области о создании на базе промпарка Ворсино логистического центра. Он будет способен принять на себя грузопоток на юго-восточном направлении, создаст высокую добавленную стоимость при относительно небольшом количестве рабочих мест. Наверняка можно будет создать аналогичный центр в Тверской области, в других регионах, примыкающих к Московской области.

Стоимость решения этой проблемы — ещё несколько миллиардов долларов. При этом опять потребуется политическая воля, так как будет масса недовольных перенаправлением транспортных потоков.

Сейчас идет постепенная ликвидация товарных дворов, чтобы по максимуму убрать из него грузовой транспорт, начали подправлять съезды с автотрасс, делать карманы, выделять полосу для автобусов. Это хорошо, но принципиально решить эту проблему будет нельзя, пока мы не уведем большую часть грузопотока дальше от столицы.

— Почему власти так спешат с присоединением к столице юго-западного «галстука»? Чуть ли не до конца года требуют провести присоединение?

Глазычев В.Л.: С чего-то надо было начинать расшивать узкие места, будь то создание финансово-делового центра или строительство доступного жилья! Не в последнюю очередь этот участок выбрали потому, что на нем минимальны затраты по распространению московских надбавок — этого лужковского наследия, которое ещё долго будет лежать тяжким бременем на бюджете города.

Там меньше будет проблем с выкупом земель, так как значительная часть земель принадлежит Сбербанку. Понятно, что дойти аж до Калужской губернии потребовалось, чтобы не оставлять слишком частых пятен разной юрисдикции. Чтобы людям удобнее было получать государственные услуги, проще было обращаться за справкой в поликлинику…

Даже сейчас, когда проведено уточнение новых границ, — это не конец, а самое начало процесса.

— Как вы оцениваете перспективы переноса административного центра России в юго-западный «галстук» — так называемую новую Москву?

Глазычев В.Л.: С задачей переноса административного центра не справился даже блаженной памяти Никита Сергеевич. Это безумно сложно, безумно дорого, непонятно, что делать с высвобождающимися зданиями в центре Москвы… Убежден: идея перемещения в юго-западный «галстук» федеральных ведомств тихо завянет при столкновении с практическими проблемами.

Деловой, финансовый центр — да, должен быть вынесен. Внутри города его невозможно создать. Нормальные люди не будут ездить от самолета до делового центра по 2,5 часа!

Нужно вынести за пределы нынешних границ города деловые и финансовые объекты, конференц-холлы, часть государственных служб, напрямую связанных с мировым деловым и финансовым оборотом.

— А почему офисы государственных ведомств в случае переселения использовать будет невозможно?

Глазычев В.Л.: Под бизнес-задачи вы их по приемлемой для бизнеса цене не переоборудуете — это для него необоснованные затраты. А если искусственно снизить цену аренды, то проблемы транспортного потока в центре города вернутся удвоенными… Нет, это незрелая идея, которая, надеюсь, угаснет сама собой по зрелому размышлению.

Есть реальные проблемы, которые необходимо срочно решать в городе. В Москве полно промышленных или складских территорий. Складские можно ликвидировать как вид только тогда, когда будет создана новая схема грузового транзита.

А вот за промплощадки нужно браться уже сейчас, хотя это безумно сложная задача. На их месте можно строить только очень дорогое жильё — почва под ними отравлена.

Я некоторое время тому назад консультировал проект строительства элитного жилого комплекса одного из банков. Там пришлось с 10 га на 3,5 м в глубину вынимать грунт! В том случае это было экономически обосновано: жильё очень дорогое, и пространство пошло под подземную парковку. Но сколько ещё в Москве нужно дорогого жилья? Не исчерпан ли спрос? А бюджетное жильё на таких территориях не построишь!

Дальше. В Москве остро не хватает зелёных насаждений. Одного Лосиного острова и ещё двух-трёх имеющихся лесопарков городу мало. Парков, скверов должно быть в несколько раз больше — вот на это бы пустить высвобождающиеся промплощадки. Но необходимы будут колоссальные городские вложения на оздоровление бывших промышленных территорий!

Следующая проблема — Москва сегодня неинтересна для международного туризма.

— В отличие от Петербурга…

Глазычев В.Л.: Питер тоже не ахти какой центр туризма, хотя ситуация там лучше, чем у нас.

В отношении Москвы лучше брать пример с других крупнейших мегаполисов мира — Парижа, Берлина, Нью-Йорка... В решении этой проблемы также можно использовать международный опыт.

В центре Москвы остров — сам Бог велел сделать его пешеходной культурной зоной, московским Гринвич-Виллиджем. Уже и пешеходные мосты есть, и «Арт-Стрелка» там зацепилась. Прекрасные корпуса старого завода нужно заполнить театрами, выставочными залами, художественными мастерскими, маленькими лавочками, бутиками, студиями звукозаписи. Конечно, это должна быть зона без автомобиля.

Если прощупать исторический центр квартал за кварталом, обнаружится, как много можно сделать, чтобы вернуть этой части города привлекательность…

А что касается юго-западного «галстука», пока у нас нет ясного понимания, что и как будет строиться и в какой очередности. Земли, пригодные для строительства, как правило, частные — их нужно выкупать.

Государственные земли — это в основном лесфонд, который нельзя трогать без крайней необходимости. И такие обязательства государством даны.

А выкуп частных земель — это очень гибкий вопрос.

— Цена будет каждый раз своя, рыночная?

Глазычев В.Л.: Или политическая. Как в Сочи или, если далеко не ходить, в Сколкове. Поэтому, скорее всего, сначала будет использована часть земель, принадлежащих Сбербанку, а также земель в рамках проекта А101... Это облегчает задачу.

— Что должно быть, с вашей точки зрения, в юго-западном «галстуке»?

Глазычев В.Л.: Деловой центр и субцентры, сферы для приложения сил малого и среднего бизнеса, массовое арендное жильё — теперь уже никто не оспаривает необходимость его строительства в столице.

В сфере жилищного строительства есть понимание, что нужно отказываться от экзотической концепции 100% собственников квартир: должно строиться арендное жильё. А если мы строим арендное жильё, это совершенно другие проекты, иная система организации микрорайонов.

Как это посчитать? У нас нет районов арендного жилья. Деньги на строительство будут привлекаться из разных источников — федеральных, городских, областных, муниципальных, частных…

Нужно понимать, где могут быть только бюджетные проекты, а где можно привлечь и частника. Удастся ли привлечь внешних инвесторов — большой вопрос. Инвестиционный капитал к нам особо не торопится…

— Итак, опасаться создания новой столицы рядом со старой, как опасается лидер «Архнадзора» Рахматуллин, нет оснований?

Глазычев В.Л.: Такие основания не просматриваются. В «Архнадзоре» очень славные люди, склонные, однако, к некому экстремизму. Должны сохраняться памятники, но полный отказ от реконструкции приведет к противоположному результату: памятники будут ветшать. Не будет деловой активности — не будет и памятника. Яркий, символический пример — кинотеатр «Художественный». Формально памятник сохранен, но радости от этого немного...

Понимаете, сегодня по поводу присоединения новых территорий к Москве есть некий административный восторг. Логика говорит о том, что необходима, как во всём мире, программа развития агломерации как целого, от чего можно формировать и решения административного характера.

Мы не Канада, чтобы надеяться на гармоничное взаимодействие различных муниципалитетов — нам ещё предстоит учиться договариваться, культуры сотрудничества нет, и она не скоро появится. К тому же договариваться могут реальные муниципалитеты — а много ли у нас таких? Есть тот же Троицк… И что ещё мы можем назвать? Одиозные Химки или Одинцовский район? Увы, остается, по большей части, только традиционный для нашей страны петровский, административный способ — приписать туда или сюда…

Но и после того как отнесение к одному или другому субъекту Федерации состоится, начнется гигантская юридическая работа. Новый порядок налогообложения, новые графики документооборота, новые организационные структуры. Переименование улиц — чтобы не было дублирующих названий… На уровне политического решения этим можно пренебречь. Но при практическом воплощении торможение реализации административных замыслов произойдет очень быстро. Начало практического освоения этой территории — лет через пять.

Самое главное сегодня — легализовать видение Большой Москвы как агломерации, воплотить его в программных документах и практических шагах.

Агломерация — это прежде всего единое пространство коммуникации. Следовательно, должен быть единый билет на все виды транспорта в рамках Москвы и области. Сделать это вполне реально — от Лондона до Токио такую задачу решают организации по планированию города-региона.

Конечно, агломерация — это другая культура управления. Её у нас не было, но её элементы уже появляются. Например, было принято решение укротить безумие рекламы в городе — совершенно правильное, тем более что бюджет города ничего при этом не теряет, потому что две трети выплат от этой рекламы уходили налево.

В сфере транспорта начались подвижки. Другие подходы появились в жилищной сфере, где мы уникальны — такой, как у нас, ситуации с жильём нет нигде в мире: миллионы собственников квартир, которые живут в домах долевой собственности, стоящих на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности.

Подобный компот требует очень тонких решений — тут шашкой не помашешь… Наличие рациональности в действиях нынешних московских властей внушает надежду. Хотя быстро не сломать традицию ad-hoс-решений: понравилось — сделаю так. Она проявляется в кампании по укладке плитки. В принципе, плитка — это неплохо. В Праге её отлично сделали. Но есть и иные решения, чтобы снять асфальт с тротуаров. Укладка плитки — это довольно квалифицированный и недешевый ручной труд. Как будет смотреться в Москве — весна покажет. Есть опасения: слишком много, слишком быстро… Думаю, постепенно опыт заставит действовать более рационально.

На мой взгляд, в разработке концепции Большой Москвы должно быть неспешное и выверенное движение вперед.

Для начала нам нужно чётко понять, что такое Большая Москва, нарисовать её более или менее реалистичный образ. Создать рациональные формы управления агломерацией, в частности механизм перераспределения налогов между Москвой и пригородами. Сотрудничество такого рода — это новая для нас технология. Подобный опыт важно отработать на меньших объектах. Сейчас ведется такая работа в Башкирии: там три почти слипшихся города и два примыкающих к ним района. Небольшая территория, пять игроков — и всё равно безумно трудно договариваться! Свалки, места под строительство жилья, под сетевые магазины — по любому вопросу конфликты. Можно сказать, что у наших людей в спинном мозгу отпечатан навык в особицу прокладывать тропочку в кабинет к начальнику.

— Вы входите в состав группы экспертов, консультирующих мэрию. Чем занимается эта группа?

Глазычев В.Л.: Стратегией концепции развития Большой Москвы. То есть формулированием принципов, идеологии, на которой должна строиться концепция. Такая группа создана на моей памяти в первый раз — это довольно солидный коллектив, более сотни экспертов, прежде всего из Академии народного хозяйства и Высшей школы экономики.

Нашу команду иногда торопят без нужды, мы, как можем, объясняем, что пользы от этого будет не много: от точности соблюдения графика сбора текстов качество не зависит. Тем не менее ТЗ нашей работы обсуждалось и было принято, структура концепции также обсуждалась и была принята. А значит, будет совсем другой разговор.

Наша группа настраивает городские власти на продуманность и выверенность каждого шага. Нельзя действовать слишком быстро, принцип должен быть врачебный — не навреди.

— Проблемы слишком сложны?

Глазычев В.Л.: И проблемы сложны, и информации толком нет. Москва не имеет реальной статистики. Муниципальная статистика отсутствует — потому что как таковых муниципалитетов в составе столицы нет, одни названия. Этнической ситуации в Москве мы толком не знаем.

Если вы наберете в поисковике «этническая карта Москвы», вам выйдет карта за 2003 год. Но на дворе 2011 год, завтра 2012-й.

Просто был одиночный грант на такое исследование, его провели. А потом грантов не было — не было и повторных исследований. Мы не знаем доподлинно локализацию землячеств, какую инфраструктуру они нарастили — проживания, ресторанов, борделей… Мы знаем, что десятки тысяч людей приезжают работать в Москву из Тулы, Твери, Рязани, не говоря уже о городах Московской области. Но нет точных количественных оценок. Много приписок и недописок. Понятно, что рынок неофициальной аренды жилья, неофициальных ночлежных домов обширен, но подлинный масштаб неизвестен.

Нужен системный поиск, проверка информации — что у нас на самом деле со здравоохранением, что с образованием. То есть необходим, если угодно, механизм познания города в контексте его окружения. А сегодня и власти, и эксперты во многих темах блуждают как ежики в тумане.

Дальше. Мы не можем слепо переносить на Москву опыт других глобальных городов. Аналоги полезно знать, но ничего буквально не переносится — как я уже сказал, любой мегаполис, любой глобальный город абсолютно индивидуален.

Первоочередная задача — создать Институт Москвы. В Большой Москве живет 12% населения страны — и мы не знаем Москвы!

— Есть Институт Генплана…

Глазычев В.Л.: Он занимается существенными прикладными, утилитарными задачами. Специалисты там крепкие, но их работа должна опираться на более общее понимание ситуации в городе по всем аспектам. Информация сегодня находится в дико разрозненном состоянии.

Необходим исследовательский центр, который из года в год будет мониторить информацию, проводить сопоставимые исследования, на основании которых власть сможет принимать мотивированные решения.

Правительством Москвы объявлен конкурс на планировочную концепцию московской агломерации. Речь идет о функциональной, а не об административной концепции Большой Москвы. Причем в рамках этого конкурса выявляется не победитель, а идеи, которые будут использованы в концепции Большой Москвы. Привлекаются и иностранные эксперты — многих эта задача очень заинтересовала: слишком большой и совсем не банальный объект.

Эти работы потребуется обобщить…

— То есть спешки не будет?

Глазычев В.Л.: На возможность глубокого анализа работает то, что сегодня финансовых ресурсов для активной фазы реализации административного восторга нет ни у московского правительства, ни у федерального. Поэтому будет сначала реализовываться этап аналитический и переговорный… Появилась возможность неспешно поработать — сравнить, проработать все варианты, оценить риски по всем вариантам.

При более или менее ясном на данный момент политическом контексте, к апрелю-маю 2012 года сформируется некое понимание того, какая будет последовательность работ по развитию Большой Москвы, как будет реализовываться приращение новых территорий к городу, как будет управляться Московская агломерация. К этому этапу принятия решения сегодня нужно аналитически подготовиться.


Интервью журналу "Босс" №10, 2011 г.
Беседу вел Александр Полянский.

См. также

§ Статьи о Москве

§ Закон собственной двери и другие универсальные правила жизни современного полиса

§ Надо проектировать Большую Москву



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее