Обязательное жилищное страхование -
путь к реальной реформе ЖКХ

Реформа жилищно-коммунального хозяйства, пожалуй, самая проблемная из российских экономических реформ. Разговоры о ней то, вспыхивают, то затухают снова, между тем как вся система ЖКХ неуклонно приближается к состоянию, когда её коллапс станет неизбежным. Главная причина, по которой реформирование ЖКХ не начинается, проста - не найден эффективный рыночный механизм, который обеспечит привлечение средств в эту сферу и общественный контроль за их расходованием и в то же время не ляжет непереносимым бременем на неплатежеспособное население. Недавно оригинальную идею, которая, возможно, способна решить тяжелейшие жилищные проблемы высказал научный руководитель Центра стратегических исследований Приволжского федерального округа, профессор Вячеслав Глазычев. О сути своих предложений он рассказал в беседе с корреспондентом ИА REGNUM.

— Вячеслав Леонидович, недавно в ходе заседания Общественного совета по жилищной политике при министре регионального развития России Вы выступили с инициативой о введении в России обязательного жилищного страхования. Что это может принести нашему ЖКХ и в конечном счёте населению?

Глазычев В.Л.: В самом обязательном жилищном страховании для России нет ничего нового. Оно впервые было введено в 1890 г., и до сих пор на стенах старинных зданий, особенно в провинциальных городах можно видеть литые чугунные таблички с надписью «Страховое общество "Россия"». Тогда в преимущественно деревянной стране пожар был настолько частым явлением и так серьёзно разорял пострадавшее хозяйство, что другого выхода кроме обязательного страхования просто не было, даже несмотря на то, что страховые платежи оказывались довольно существенными, потому что страховых случаев - пожаров и наводнений, - было много. В наше время, если случается землетрясение или наводнение, мобилизуется МЧС, начинается вымаливание у центра дополнительного финансирования, которое попадает в руки чиновников со всеми вытекающими из этого последствиями и т.д., хотя на самом деле должна просто автоматически подключаться страховая компания, имеющая достаточно средств, чтобы в полном объеме компенсировать убытки.

Я уверен, что без введения обязательного жилищного страхования практически невозможно решить три проблемы. Первая — это оперативное и качественное восстановление жилья, пострадавшего от стихийных бедствий. Вторая — так называемый ветхий и аварийный жилой фонд, который на самом деле и жильём-то считать нельзя, и я настаиваю на том, чтобы это понятие вообще было вычеркнуто из употребления. Мало ли, где люди живут — в теплотрассах, в подвалах, в землянках... От того, что люди там ютятся, помещение не становится жилым, то есть отвечающим целому ряду давно определённых параметров. По официальным данным это более 3-х процентов жилого фонда страны, т.е. 900 миллионов квадратных метров, и эта величина склонна расти с каждым годом.

Эффективных способов решения этой проблемы в течение ближайших лет двадцати пока не придумано. Во-первых, средств выделяется недостаточно, во-вторых, они вовремя не доходят куда следует, в-третьих, они как-то расплываются, между тем как ветхого жилья становится все больше.

Наконец третья проблема — капитальный ремонт, в чем, опять-таки, по официальным данным, вместе с реконструкцией нуждаются более 20 процентов жилого фонда. И эта величина возрастает. Ни у самих обитателей почти четвёртой части жилого фонда, ни у страны в целом нет на это средств. Всего Стабилизационного фонда не хватило бы на то, чтобы профинансировать необходимый объем капитального ремонта жилья.

— А несделанный вовремя капитальный ремонт это прямой путь к превращению очередной порции жилья в ветхое и аварийное.

Глазычев В.Л.: Да. И я не вижу другого пути выхода из этой ситуации, кроме привлечения средств населения через обязательное страхование.

— Но ведь это дополнительное обременение населения. Вряд ли люди будут довольны очередной попыткой залезть к ним в карман...

Глазычев В.Л.: Простые расчеты показывают, что все можно сделать достаточно гуманно. 10 процентов наиболее обеспеченных жителей владеют как минимум 20 процентами жилой площади страны. У них тоже бывают протечки и техногенные аварии, к тому же они достаточно много платят за своё жильё, а значит должны иметь нормальную страховку от неприятностей. Это значит, что богатые будут платить больше, но не потому, что ставка для них будет выше, а просто потому что они владеют большим количеством квадратных метров. При этом малообеспеченные граждане должны, конечно, получать субсидию для обязательного страхования. Это будут не такие уж большие суммы, если учесть, что 10-12 процентов наименее обеспеченных семей владеют и наименьшим объемом площади.

— Кто должен выделять им субсидию?

Глазычев В.Л.: Субсидия должна идти из трёх источников. Это может быть местное самоуправление (там, где оно в состоянии это делать), региональный бюджет и федеральный бюджет. Их ресурсы должны складываться в единый фонд.

Расчеты показывают, что если самые богатые будут платить порядка 300 долларов в год, что для людей "достаточных" не является неподъёмной суммой, группа выше средней - порядка 75 долларов, средние слои - порядка 60 долларов, а группа ниже средних около 750 рублей в год (с помощью 50-процентной субсидии), полученных таким образом средств за вычетом расходов на содержание этой системы и страховых премий будет достаточно для того, чтобы решить проблему ветхого жилья в течение примерно четырёх лет. Разумеется, мы берем идеальную ситуацию, когда страховые платежи хорошо собираются, и достаточно строительных мощностей. Все это при единой ставке 30 руб. в год с 1 квадратного метра и при том, что страхованию подлежит лишь то жилище, которое не требует капитального ремонта. Дальнейшая дифференциация ставки в зависимости от состояния жилья будет иметь вспомогательный характер.

Назовем вещи своими именами - речь идёт о своего рода налоге, которым облагаются все жители страны для приведения жилого фонда в нормальное состояние. Хотелось бы обойтись без этого, но не получается. Однако работать эта система будет только в одном случае - если государство к ней даже близко не подойдет. Роль бюджета должна быть ограничена участием в субсидировании беднейших слоев, все остальное должно управляться в совершенно автономном режиме.

Эта система может быть и порождающей. То есть, имея собственные средства, она может вести строительство жилья - как коммерческого, так и социального.

— Вы предлагаете создать для этого единую страховую компанию?

Глазычев В.Л.: Теоретически единая компания это плохо. Но сегодня мы имеем дело с мощными монополистами, реально захватившими строительный рынок, что привело к взлету цен сначала в Москве, потом в Петербурге, а сейчас уже в Новосибирске и в Красноярске, и этот процесс будет развиваться дальше. Чтобы совладать с этими монополистами, на какой-то период времени для решения главной проблемы с ветхим жильём нужна единая, мощная система.

Это должна быть общественно-государственная система, некоммерческая организация, которая должна зарабатывать на свои нужды, но её целью не должно быть извлечение прибыли. На мой взгляд, сегодня это единственное средство, чтобы сбить лихорадку цен на строительном рынке. Мы можем сколько угодно говорить о том, что надо бороться с монополизацией на этом поле, но как? Небольшие организации всегда будут в проигрыше. Поэтому я не вижу другого варианта.

Этот вариант реалистичен. Но для того, чтобы он стал реальным, нужно затратить огромные усилия и время на его пропаганду среди людей с предъявлением расчетов, терпеливо доказывая, что социальная справедливость не только не нарушается, а даже выигрывает от этого. Я отдаю себе отчёт и в том, что минимум полтора года придется потратить только на то, чтобы убедить всех начальствующих.

— Вы полагаете, что надо сразу распространить эту систему на всю страну, или вначале целесообразно провести эксперимент в нескольких пилотных регионах?

Глазычев В.Л.: Можно провести эксперимент в тех регионах, где власть наиболее вменяема и дальновидна. Хотя этот эксперимент уже был проведен в России XIX века, причём в России не очень богатой и малограмотной. Там аналогичная система успешно сработала и постепенно из "пожарной команды" превратилась в крупнейшего застройщика и создателя новых типов жилья. Знаменитый дом страхового общества "Россия" у Мясницких ворот в Москве был построен на рубеже веков для небогатых московских служащих, как образец иного типа жилья, отличающегося от обычных доходных домов: небольшие квартиры с весьма эффективной планировкой.

— Страховое общество "Россия" тоже было монополистом в своем секторе?

Глазычев В.Л.: Нет, но сначала была монопольная система, к тому же огосударствленная. Она опиралась на земские управы, через которые осуществлялся, насколько это было тогда возможно, общественный контроль. А где-то к 1904 году появилась возможность отказаться от монополии и вывести на рынок частных страховщиков. Ведь обязательное страхование не исключает возможности дополнительного или альтернативного частного страхования, особенно если у вас очень дорогая недвижимость, и вы хотите выйти за установленные небольшие лимиты. Законодательством 1890-го года это было идеально прописано во всех деталях.

— Когда вы озвучили своё предложение на Общественном совете, министр Владимир Яковлев, который вел заседание, реагировал на это очень осторожно. Он сказал, что идея, конечно, интересная, но предложил вернуться к её обсуждению после 2008 года. Понятно, что он имел в виду ситуацию, когда произойдет очередная стабилизация власти на какой-то период времени, то есть, по его мнению, с вашей идеей сопряжены очень большие политические риски.

Глазычев В.Л.: Я и сам считаю, на подготовку к введению обязательного жилищного страхования потребуется минимум два-три года. Надо начинать привыкать к этой идее, обсуждать ее, производить уточняющие расчеты, в частности с учетом регионального зонирования. На детальную разработку этого проекта потребуется не меньше года. Нужно находить союзников среди региональных властей, нужно обсуждать эту идею с партиями и выходить на консенсус... Торопиться тут нельзя. Требуется подготовка квалифицированных людей, а это означает целевой заказ для системы образования, и нужно ещё иметь квалифицированных преподавателей, которые смогут осуществить такую подготовку. Два года это очень оптимистичный прогноз. Думаю, что так или иначе реализация этого проекта возможна только после 2008 года. Но подготовку надо начинать, иначе решение этой проблемы опять зависнет на неопределённое время.

— На первом этапе создание такой обширной и мощной структуры потребует вложения средств. Кто должен это сделать?

Глазычев В.Л.: Это задача государства. Оно колоссально выигрывает от создания такой системы, поэтому с точки зрения государства, это хорошая инвестиция. Для первичной организации этой системы, по первым прикидкам, потребуется порядка 7 миллиардов рублей - не очень большие деньги для бюджета страны.

— Предположим, вам удалось найти то, чего смертельно недостает нашей системе ЖКХ - стабильный источник больших капиталов. Но может ли это спасти то, о катастрофической деградации чего сейчас много говорят специалисты, - историческую среду наших городов, особенно малых и средних? Ведь она гибнет именно вследствие отсутствия у собственников - частных или муниципалитетов, финансовой возможности должным образом содержать эту застройку.

Глазычев В.Л.: Надо быть реалистами. Наши города находятся уже на той стадии, когда спасти все невозможно, как это ни грустно звучит. Но система страхования может помочь признать качественным то жильё, которое может быть таковым, если в него вложиться, а не сносить, "нечаянно" задев краном, как это делается в Москве.

Кроме того, на мой взгляд, введение обязательного жилищного страхования даст мощный толчок модернизации сознания самих собственников и пользователей жилья.

Страховые полисы существуют как индивидуальные и как корпоративные. От личного полиса один шаг до формирования составного страхового клиента в лице, скажем, товарищества собственников жилья. Это требует продумывания и тонкой проработки, чтобы страхование распространялось не только на само жильё, но и на долю всего жилого дома. Сейчас ситуация абсурдная - вы страхуете только квартиру, а лестница, а подвал, а чердак, а крыша? Переход к такого рода коллективному страхованию многоквартирных домов это единственный инструмент обучения людей поведению ответственного собственника, и это тоже требует времени.

Главный смысл моего предложения в том, чтобы вырваться из-под схемы бюджетного финансирования, вывести средства за пределы бюджетно-управленческой вертикали, приблизить их тем самым к реальному человеку. С одной стороны, это инструмент страхования от конкретных несчастий, с другой - инструмент воспитания. Это позволит разорвать существующий сейчас порочный круг, когда дома, пострадавшие, скажем, от наводнения, всякий раз восстанавливаются на том же месте в том же виде - до следующего бедствия. Страховщик просто будет отказываться страховать жильё, если оно устроено неправильно. Такая санкция будет иметь колоссальное значение и для людей, и для муниципальных властей и будет стимулировать их к замещению такого хронически проблемного жилья нормальным в порядке нормального инвестиционного цикла, партнером в котором теоретически может быть то же страховое общество.

Кроме того, я считаю очень важным, чтобы ветхое, аварийное и предаварийное жильё было исключено из системы обязательного страхования. Это подтолкнет муниципалитеты к тому, чтобы наконец за него взяться. Страховое общество может в этом случае выступать ипотечным кредитором для переселенцев или прямым соинвестором.

— Потенциально оно может стать сильным игроком на рынке жилья.

Глазычев В.Л.: Да, очень сильным. А пока у нас сильные игроки это только частные компании, которые создали на рынке немыслимую ситуацию, позволяющую им получать 300 и более процентов прибыли, исчезающей в цепочке фирм-посредников. Новый игрок со статусом некоммерческой организации, прозрачной, подвергаемой аудиту, сможет вмешаться в эту ситуацию, чтобы изменить ее.

— У нас есть примеры уже осуществленных подобных проектов в других областях?

Глазычев В.Л.: Отрицательным примером является ОСАГО. Ошибка здесь состояла в том, что обязательное страхование автогражданской ответственности было отдано на откуп избранной группе страховщиков, которые установили огромную, непристойную "дельту" между общей суммой платежей и страховыми выплатами. Поэтому я и говорю, что на данном этапе обязательное жилищное страхование не должно передаваться в частные руки, а должно осуществляться в виде единой системы с общественно-государственным управлением.

— Существуют ли системы обязательного жилищного страхования за рубежом?

Глазычев В.Л.: Да, конечно. В Германии такая система действует со времен Бисмарка - с середины XIX в. В США также вы не можете не застраховать жильё под угрозой лишения всевозможных преференций, компенсаций и т.п. Но там вы можете выбирать страховщика, потому что рынок страховых услуг создан уже очень давно, и там действует реальная жесточайшая конкуренция.

— Создавая систему ОСАГО, у нас пытались воспроизвести именно эту ситуацию, как бы перепрыгнув через определённую стадию развития рынка страхования?

Глазычев В.Л.: Да, но рынок так не создаётся. Так можно создать только картельный сговор, что государство и сделало своими руками.

— А как обстоит дело в странах бывшего СССР, которые унаследовали общие с нами проблемы?

Глазычев В.Л.: В Прибалтике обязательно жилищное страхование было введено одним из первых при начале реформирования. Это лишний раз подтверждает, что иначе из этого болота не вырваться.

— Чем вы объясните, что эта достаточно очевидная идея возникла так поздно? Как-никак экономические реформы у нас идут уже 15 лет...

Глазычев В.Л.: Реформы в ЖКХ у нас по большому счёту ещё и не начинались, а другие реформы осуществлялись на неком абстрактном макроуровне и никогда не доходили до локального измерения, на котором, собственно, и существует жильё . Административные реформы, включая и последний закон о местном самоуправлении, пока привели только к ещё большему ослаблению мунципалитетов и усугубили их неспособность решать жилищную проблему. Одними законодательными нормами проблему не решить. Даже если исправить законодательство, денег у муниципалитетов всё равно будет недостаточно. Я не считаю то, что предлагаю, панацеей, но это, на мой взгляд, очень важное средство для того, чтобы изменить ситуацию. Задача, на мой взгляд, трудная, но решаемая.

— Попытку ввести нового сильного игрока в сферу ЖКХ мы недавно наблюдали на примере "Российских коммунальных систем", которые попытались поменять правила игры в этой отрасли и доказать, что там можно делать бизнес.

Глазычев В.Л.: В половине случаев у них это получилось, в половине - не получилось в основном из-за политического сопротивления. Такое сопротивление неизбежно и в этом случае. Поэтому я и считаю, что начать по-настоящему продвигать это дело можно только через партийные машины и через экспертное сообщество, то есть через политические инструменты, а не через узкохозяйственные и узкоадминистратвные. К сожалению, политическая неэффективность последних зурабовских реформ - пенсионной и монетизации льгот, подготовка к которым велась исключительно в административно-бюрократическом ключе, привела к тому, что осуществлять переход к обязательному жилищному страхованию теперь будет труднее, чем если бы мы приступили к этому раньше. Но, ещё раз повторю - другого выхода из тупика я не вижу.

— Альтернатива этому - растянутая коммунальная катастрофа?

Глазычев В.Л.: Да, что сейчас и происходит.


Опубликовано ИА REGNUM 19.07.2005

См. также

§ Жилищно-коммунальная реформа: чего? как? чья?

§ О нашем жилище

§ Москву вывернет наизнанку

§ Самоуправление - право, которое нужно доказать

§ Тезисы выступления на заседании Общественного Совета по жилищной политике при Министре регионального развития Российской Федерации «Об обязательном жилищном страховании»



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее