Ярославская губерния '06

Вот интересно: есть у нас в России внутренняя политика, или её нет?

Введя двойной институт выборов-назначения губернаторов, федеральная власть вывела региональную власть из-под прямой зависимости от воли избирателей и, как казалось, обеспечила себе желанную стабильность. В то же время, настаивая на том, что второй опорой федерации должно быть местное самоуправление, центральная власть привела в движение элиты, сложившиеся на низовом уровне. Напряженность между, так сказать, старой гвардией (районное начальство) и буржуазией городов, все чаще образующей ядро муниципальной власти, вылилась в невидимую из столицы, яростную борьбу на большей части территории страны.

Поскольку законы последних лет принимаются исключительно по схемам правительства, а правительство наше в мелочах географии не разбирается, и ими не интересуется, любой новый закон только наращивает напряженность.

Люди живут не в регионах. Люди живут на местах — в городах, поселках, кое-кто в селах.

Ввести в России местное самоуправление — идея недурная. Но ввели, как всегда, сверху, и в обязательном порядке. Дать реальную самостоятельность не собирались, спеленав местную власть тьмой правил на все случаи жизни. Но на все случаи не вышло — вот и ломают голову низовые власти, как жить, если, скажем, Налоговая служба не подпускает их к информации о доходах юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Введение такого закона в действие сопряжено с дополнительными расходами, и расходы это немалые. Но денег на сам процесс передачи полномочий федеральный центр не дал.

Не стоит забывать, что в малых городах — районных центрах, как правило, жителей в три, пять, а то и в семь раз больше, чем в районах. Перед старой, районной гвардией — надёжной опорой губернаторов — нависла угроза маргинализации. Региональную власть такая ситуация не устраивала, и она надавила на федеральный центр, вследствие чего хвост фокстерьера в большинстве случаев будут резать по частям, аж по 2009 год, растянув передачу полномочий и сопряженных с ними денег на четыре года.

Самый скверный трюк, заложенный в закон о местном самоуправлении, заключается в том, что этот закон ввел в оборот понятие городское поселение, наряду с городским округом. Открылась возможность региональными законами обезвластить города, в политическом смысле закрепив дезурбанизацию страны под флагом развития местного самоуправления. Бюрократия начинает борьбу с местной буржуазией и выигрывает. Пока выигрывает.

Все же города как-то живут — везде по-разному. В одном регионе — и то по-разному. Вот в Ярославской губернии два древних города: Рыбинск и Углич. Рыбинские люди долго и славно боролись за то, чтобы утвердить статус городского округа и самим формировать свой бюджет. Боролись с районной властью, боролись с губернской — провели-таки референдум в октябре прошлого года и… победили. Правда, на сегодняшний день победа Пиррова: город был готов формировать бюджет, но губерния решила — ещё год проживете по-старому, по смете. По закону решила! В эффекте по репутации Сдвижкова, главы городского округа Рыбинск, был нанесен жестокий удар. В настроениях горожан, которые 1 сентября прошлого года прошли по улицам шествием под девизом «Я — рыбинец!», пошел откат. Разочарование, наложившись на раздражение от монетизации льгот, умножившись за счёт сомнений в том, что из национального проекта «Доступное жилище» для них что-то выйдет — это взрывчатая смесь.

Неподалеку от Рыбинска — Углич. Здесь референдум провести не удалось, Углич — теперь всего лишь поселение. Передавать ему имущество район отнюдь не торопится, и госпожа Шереметьева, возглавляющая муниципальный район, — вполне законным образом! — как хочет, отыгрывается на Угличе, попытавшемся уйти из её объятий. Мэр Углича — Орфаницкий — криком кричит: районная власть имеет полную возможность (и право, заметим) продать всю ликвидную недвижимость города, так что к моменту передачи полномочий у него на руках может не остаться ровно ни-че-го. Кроме обязанностей и ответственности перед горожанами, которые его выбирали. Более того, земля тоже осталась за районом, так что и выделять участки, и резервировать их под строительство город не сможет. Законодатель предполагал, что за счёт создания почти 15 тысяч новых муниципий общая численность чиновников на местах не вырастет — вместе с полномочиями вниз уйдут и ставки. — Ну уж нет: как было в Угличском районе 120 чиновников, так и есть.

Глава города сдерживает раздражение сограждан, как может, но… впереди новый учебный год, сезонные походы в поликлиники, отопительный сезон, ни копейки на капитальный ремонт…

Закон предусмотрел три варианта: хотите — выбирайте мэра и городской совет порознь, хотите — выбирайте главу города из числа депутатов городской думы, хотите — выбирайте главу и в то же время нанимайте сити-менеджера. Жизнь выработала ещё и четвёртый вариант — советы малых поселений добровольно отрекаются от самоуправления и, убедившись, что ни средств, ни полномочий у них нет, спешат отдать управление наверх — в руки районного начальства. Если учесть, что в одних только новообразованных муниципалитетах около ста тысяч низовых чиновников и около двухсот тысяч депутатов, концентрация смеси раздражения с разочарованием на пороге выборного 2007 года грозит превратиться в могучую волну протестного голосования.

Кстати, при том что шесть комитетов Совета Федерации выступили против принятия Водного кодекса — мы говорили о нем весной, и ни один комитет не выступил «за», верхняя палата всё же поддержала вчера закон, поверив обещаниям Германа Грефа, что уже осенью в кодекс будут внесены поправки. Скудоумие не позволяет мне уразуметь, почему не принять той же осенью сразу подправленный закон, ну да ладно: Герман Оскарович! Реки и небо слышали Вас. Слово было дано.


Из программы "Реальная политика",
24 мая 2006 г.

См. также

§ Ярославская губерния '07



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее