Археология партийного строительства

Деятели засуетились. До многих уже дошло, что новый закон о партиях выставил на пути к парламентским креслам жестокую ловушку: завербовать вожделенный минимум в 500 членов в одном субъекте федерации очень непросто. По приятельству не соберешь, не прикупишь - уж очень серьёзные нужны деньги; пожалуй, и административным призывом не совладаешь. Убеждать придется, для чего нужны программы, во-первых, внятно отличающиеся от программ конкурентов, во-вторых, способные привлечь людей осмысленных, вполне владеющих грамотой. Наймом райтеров тут не обойдешься.

По соображениям гуманизма хочу протянуть алчущим руку помощи. Колонка прогнулась бы под тяжестью всеобъемлющих программ, посему резонно ограничиться материалом более конкретным. Это важно, поскольку утомленные обыватели на голый лозунг всеобщего счастья уже неподатливы и все чаще хотят понимать, что некая программа обещает здесь и сейчас и какую цену за эти обещания пришлось бы уплатить.

25 июня 1917 года "Вестник Всероссийского союза городов", закрытый большевиками полгода спустя, наряду с прочими изданиями выпустил в свет "ускоренный" №2 под выборы в Городскую думу Москвы. Правым партиям должен был быть отдан следующий ускоренный номер, в этом же все пространство было отдано левым. Сравнение их программ по делам вполне житейским и, кажется, понятным, весьма любопытно.

Тот факт, что первая позиция в очереди публикации была отдана "интернационалистам (большевикам)", явственно указывает на то, что, несмотря на косноязычие или благодаря яростному канцеляриту, им удалось занять ведущую роль в редакции "Вестника".

В полном соответствии со своим всепобеждающим учением большевики мало интересовались конкретикой, трактуя всякую частность исключительно как предмет-носитель всеобщей установки на прекращение войны и "укрепление классовой борьбы широких пролетарских масс городов... за социализм". Естественно, "вместе с рабочим классом должна идти в этом деле и вся городская беднота; вместе с рабочим классом она должна вырвать городское хозяйство из рук буржуазии и её прислужников, стремящихся оставить городскую бедноту, окруженную насилием, невежеством, грязью, очагами заразы и пр. ужасами городской буржуазной культуры".

Каждый предметный раздел программы укладывается всего в один абзац довольно расплывчатого содержания. И только один раздел - XIV - имеет предельно конкретный характер: "В целях борьбы с вызванным войной продовольственным кризисом городское самоуправление должно обладать правом: 1) монопольного распоряжения поступающими в город продовольственными продуктами; 2) введения обязательной карточной системы распределения; 3) реквизиции имеющихся в городе запасов продовольственных продуктов".

Большевики - молодцы. Точно знают: важно не "что", а "как". Главное - взять контроль над способом аккумуляции и распределения хлеба насущного, а остальное приложится. Впрочем, акцентируя национализацию городских земель - прочие партии выступали за их муниципализацию, - большевики пока обходят стороной вопрос о собственности на недвижимость (до их июльского мятежа в Петербурге оставалось ещё три недели).

К муниципальным выборам меньшевики объединились с эсдеками, Бундом и латышской социально-демократической организацией "Утро", создав Объединённый социал-демократический избирательный комитет. Впрочем, в тексте программы речь ведётся только от имени РСДРП, так что ведущая роль меньшевиков партнерами не оспаривалась.

По объему с.-д. программа в полтора раза объемистее, чем у "интернационалистов"; в ней чуть излишне часто склоняется слово "народ", акцентируется муниципализация не только земель, но и инфраструктур, создание муниципальных предприятий. Здесь уже появились дела житейские: "Проведение городского водопровода во все части города, особенно на окраины, и охрана естественных протоков - речек и ручьев. Расширение канализационной сети на все владения. Закрытие городских свалок и постройка мусоросжигателей для вывозимых из города отбросов и мусора. Издание обязательных постановлений против загрязнения воздуха дымом и копотью фабрик и мастерских. Борьба с пылью. Замощение всех уличных проездов, расширение площади городских насаждений".

Эти мечтатели вполне практичны: "Широкая строительная деятельность - постройка городских домов с дешевыми квартирами и комнатами для малоимущего и неимущего населения. Содействие строительным кооперативам, построенным на широких демократических началах. Организация жилищной инспекции для надзора за владениями и квартирами с участием квартиронанимателей". Не забыты "включённые в общую сеть национальные школы с обучением на родном языке... в самостоятельном заведовании демократических представительных органов соответствующей национальности, под общим контролем городского управления". Они очень практичны, но теоретическим образом: "Огромные задачи, стоящие перед городскими думами в крупных городах... настойчиво требуют разгрузки городского центра и привлечения районов к муниципальной деятельности... Широкая автономия должна обеспечить районным думам возможность взять на себя выполнимые в районах функции городского самоуправления".

Программа социалистов-революционеров огромна - она объемнее, чем у первых двух вместе. Очень детальна. Внимательна к определению исключительно судебных форм разрешения конфликтов между муниципальной и государственной властью. Эсеры особо настойчивы в том, что "принцип, который должен быть положен в основу взаимоотношений общегородского и районных управлений, - широкая децентрализация, возможно большее самоуправление районов". Эсеры думают об экономике города, об обеспечении его устойчивого развития: "Городские предприятия не могут быть источником чистого дохода, обращаемого на общие городские нужды, так как они должны служить исключительно для облегчения жизни трудящегося населения". Пытаются выстроить модель городского налогообложения: налог на обращение, т.е. "налог в пользу самоуправления при всякой мобилизации земельной собственности (купля, продажа, дарение, наследства), помимо лежащих на земле государственных налогов", налог на общую ценность, т.е. "прогрессивное обложение участков по их продажной ценности, а не по приносимому ими доходу, каковой может не отвечать действительной стоимости участка, вследствие малой его застроенности", налог на незаслуженный прирост ценности - "обложение тех собственников, которые получат крупные выгоды от устраиваемых муниципалитетом сооружений или улучшений...".

Вообще, честно говоря, скорее только стилистические поправки нужны для того, чтобы, не слишком мучаясь, перенести раздел "земельный и жилищный вопрос" да ещё пяток разделов в нынешние российские законоуложения. И всё же одно точно: масштаб должного никак не удается совместить с экономическим потенциалом 1917 года - что-то в этом очень знакомое.

Маргинальность Народно-социалистической партии замечательно проявилась и в её программе, где есть перечисление предметов в именительном падеже, но вопрос о способе работы с предметом даже не ставится.

Маргинальность же Партии народной свободы выражена прямо противоположным образом - видно, что её программу делали профи. Инженеры и экономисты, с реальным опытом работы в прежней Городской думе или работавшие в тесном контакте с ней, слишком много знают и, более того, наивно стремятся просветить избирателя, взывая к здравому смыслу:

"...Но необходимо при этом иметь в виду, что на такую реформу нет оснований возлагать особо радужные надежды. Высокое обложение недвижимости и торговли едва ли пополнит городскую кассу очень обильными средствами, вследствие того, что половина московских владений застроена небольшими домами, приносящими небольшие доходы... При условии фиксации квартирных цен чрезмерное обложение недвижимости имело бы своим последствием прекращение домостроительства... Те же соображения в ещё большей степени относятся к усилению обложения торговли и промышленности".

Сторонники народной свободы по причине хорошего воспитания опасно деликатны: "Приведенные соображения показывают, что усиление налогового бремени имущих классов не окажет того благодетельного влияния на городские финансы, которые рисуются составителям некоторых программ, незнакомых с московским городским хозяйством... неосмотрительное расходование заёмных средств на удовлетворение чрезмерных требований отдельных классов населения неизбежно повлечёт потерю кредита и полное расстройство городских финансов...".

И ещё свободолюбцы писали об устройстве гаваней и затонов для зимовки судов, привозящих продукты потребления... о подготовительных работах по предупреждению наводнений в низменных частях города... о противодействии чрезмерному росту земельных цен путем расширения городского земельного фонда и устройства новых поселений, связанных с городом скорыми путями сообщений...

Известно, что разум да и простой рассудок в 1917 году были обречены.

Никто не знает, будут ли найдены литературные формы выражения здравого смысла в новых программах новых политических партий.


Опубликовано в "Русском Журнале", 21.03.2005

См. также

§ О конструктивном отчаянии

§ Требуются 200 000 ангелов

§ Из-под крана

§ Контент-менеджмент

§ Социальное меню в программах российских партий

§ Quem Di Perdere Volunt...



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее