Предпосылки формирования архитектуры Москвы
как образцового коммунистического города
(очерк программы исследований)

В. Л. Глазычев, канд. философских наук, зав. сектором социальных проблем советской архитектуры ЦНИИТИА.

Поставленная ЦК КПСС задача - превратить Москву в образцовый коммунистический город, в силу беспрецедентности исключительной сложности требует глубокой теоретической разработки как конкретизованных стратегических целей, так и тактики их последовательного достижения.

I. Москва как образцовый коммунистический город не является, разумеется, конечной целью - речь идёт о построении и реализации модели коммунистического поселения, узла расселения коммунистической эпохи. Тем большее значение приобретает теоретическая разработка Программы формирования коммунистического Города, ибо наряду с учетом уникальных характеристик Москвы как столицы СССР названная модель должна в первую очередь выявить все то, что является обобщенной характеристикой узла расселения коммунистической эпохи в чистом виде.

Процесс преобразования Москвы в образцовый коммунистический город начался первыми мероприятиями Советской власти по перераспределению жилого фонда Москвы, по планированию и управлению всеми элементами городского хозяйства миллионного города. Этот процесс был в значительной степени подготовлен теоретическими разработками Маркса, Энгельса, Ленина; объектом этих разработок являлось расселение при капитализме и коммунизме, роль города в развитии общества, взаимоотношения городского и сельского уклада жизни. Эти вопросы получали дальнейшее теоретическое развитие в программных документах РСДРП, а затем ВКП(б) и в ряде практических мер, направленных на постадийную реконструкцию столицы. Первый Генеральный план Москвы и его реализация представляют собой следующую ступень в процессе преобразования Москвы дореволюционной в Москву социалистическую, подготовившем сегодняшнюю задачу - преобразовать столицу СССР в образцовый коммунистический город.

Коммунистический город - это не физический объект, обладающий конечными характеристиками (численность населения, структура труда и быта, уровень комфорта и т, п.). Подобный способ рассмотрения противоречил бы первичному требованию марксистско-ленинской методологии - рассматривать социальное явление как процесс становления, но не как завершенное состояние. Эта методологическая установка предельно чётко была выявлена Марксом и Энгельсом ещё в "Немецкой идеологии": "Коммунизм для нас не состояние, которое должно быть установлено, не идеал, с которым должна сообразовываться действительность. Мы называем коммунизмом действительное движение, которое уничтожает теперешнее состояние. Условия этого движения порождены имеющейся теперь налицо предпосылкой"[1].

Опираясь на эту методологическую установку, мы можем утверждать, что коммунистический город - есть процесс неуклонного развития поселения городского типа в условиях перехода общества к высшей фазе коммунизма. Соответственно, было бы ошибкой строить проект коммунистического города, предусматривающий его формы, детали его организации. Задачей является научно обоснованная программа города-процесса, способная служить основанием, последовательно меняющимся детальным планам.

Отдавая должное полезности многочисленных проектов "города будущего", создаваемых традиционными архитектурно-художественными средствами, мы тем не менее должны ясно видеть их изначальную ограниченность: эти проектные схемы отражают сегодняшние попытки представить будущее и не более того. Отказываясь от ложной задачи создания законченного проекта коммунистического города, мы сосредоточиваем усилия на научной разработке программы коммунистического города, понимаемого как процесс развития совершенствования поселения городского типа. Количественные изменения, накапливавшиеся столетиями в организме города, переходившие в качественный рывок при каждой смене общественной формации, приведшие к мощному качественному сдвигу с торжеством социализма, создают уже сегодня предпосылки нового качества - коммунистического расселения. Коммунистическое поселение-процесс выступает, таким образом, одновременно наследником всех достижений развития культуры и новым, не предвидимым в деталях выражением её развития в будущем.

В отличие от проектов и прогнозов, программа коммунистического города, имея начальную точку отсчета (структурные изменения города, вызванные социалистической революцией и социалистическим строительством), не имеет временной границы в будущем. Соответственно, научная разработка подобной программы включает прежде всего выявление наиболее общих структурных характеристик поселения-процесса таким образом, чтобы обеспечить реализацию модели коммунистического расселения оптимальным образом, то есть с наименьшими потерями времени и средств.

II. Методологическим образцом комплексных программ в строительстве социализма был и остается создававшийся под руководством В. И. Ленина план ГОЭЛРО, в котором социально-экономические, идеологические и общекультурные задачи максимальной обобщенности гармонически сочетались с конкретными техническими задачами развития всех отраслей народного хозяйства. Уже этот план был образцом соединения программируемого в целом и программируемого лишь в пределах с непрограммируемым в конкретности, в деталях реальным развитием - результатом творческой инициативы масс. Полемизируя со сторонниками частных, детализованных, не рассчитанных на длительную перспективу программ, Ленин писал: "Мы должны прийти к тому, чтобы принять известный план конечно, это будет план, принятый в порядке первого приближения... Эта программа каждый день, в каждой мастерской, в каждой волости будет улучшаться, разрабатываться, совершенствоваться и видоизменяться. Она нам нужна как первый набросок"[2].

Образцовый коммунистический город, поселение-процесс есть функционально-пространственное обеспечение реализации коммунистического принципа распределения духовных и материальных благ и соответствии с потребностями в них. Разумеется, и здесь речь идёт не об одномоментном состоянии насыщения потребностей, но о процессе, в границах которого как материальные, так и духовные потребности подвергаются углублению, развитию, дифференциации. "Путь к коммунизму есть путь к уничтожению разделения труда между людьми, к воспитанию, обучению и подготовке всесторонне развитых и всесторонне подготовленных людей, людей, которые умеют все делать. К этому коммунизм идёт, должен идти и придёт, но только через ряд долгих лет"[3].

Программа коммунистического города не может сводиться к совокупности детальных количественных параметров, но это не значит, что она лишается конкретности вообще.

Напротив, речь идёт о высшей степени конкретной программы, предписывающей общие направления, позволяющие планировать достижение промежуточных целей. "Конечно, "планы" вещь такая, по самой её сути, что говорить и спорить можно бесконечно, но не нужно допускать общих разглагольствований и споров о "принципах" (построения плана), когда надо взяться за изучение данного, единственно научного плана и за исправление его на основании указаний практического опыта и на основании более детального изучения"[4].

Руководствуясь этим ленинским принципом, мы стремимся к разработке программы исследований, результаты которых способны привести к действительному знанию как об актуальном состоянии Москвы, так и о системе шагов, необходимых для эффективного перехода от этого актуального состояния к следующему, закладывающему реальные основы коммунистического типа поселения городского характера.

Знания актуального состояния Москвы недостаточно для успешного решения поставленной задачи, сегодня мы имеем дело скорее со сводом данных по частным областям городского хозяйства Москвы при нехватке общих научных характеристик Москвы как единого целого. Задачей исследований, обеспечивающих программу коммунистического города, должно быть восполнение знания до необходимого. Это единственное средство преодолеть сложившееся к настоящему времени разобщение между планами социального развития городской среды и планами модернизации городского транспорта, между планами развития дошкольного обучения и планами развития градостроительной структуры селитьбы и т.п. "...кто берется за частные вопросы без предварительного решения общих, тот неминуемо будет на каждом шагу бессознательно для себя "натыкаться" на эти общие вопросы. А натыкаться слепо на них в каждом частном случае значит обрекать свою политику на худшие шатания и беспринципность"[5]. Этот принцип систематического решения прежде всего общих вопросов является смысловым каркасом как программы коммунистического города, так и необходимых для её построения специальных исследований в рамках комплексной программы.

В работе над программой коммунистического города и в необходимых исследованиях следует сочетать детальное знание актуальной ситуации, сложившейся в городской среде и методах её архитектурно-планировочного преобразования, со способностью подвергнуть сомнению все без исключения профессиональные способы работы с городской средой, как бы ни казались они в настоящее время устойчивыми и очевидными - "...всякая философия идёт дальше "здравого смысла", ибо здравый смысл не есть философия... здравый смысл - предрассудки своего времени"[6]. Эта запись в "философских тетрадях относится ко "всякой философии", ко всякой целенаправленной деятельности творческого сознания ленинская мысль о преодолении "здравого смысла" является одним из принципиальных условий разработки программы комплексных исследований, способных обеспечить программу коммунистического города в должной мере. В то же время, задачей программы отнюдь не является любое преодоление обыденности и здравого смысла, столь легко впадающее в утопизм: "Утопия возникает лишь тогда, когда пытаются "исходя из существующих отношений", предсказать форму, в которой должна быть разрешена та или иная противоположность, присущая существующему обществу"[7].

Итак, программа формирования коммунистического города - не конкретный проект, но и не утопическая схема. Единственным средством избежать этих двух крайностей является сочетание общеметодологических принципов марксизма-ленинизма с детальным анализом конкретного исходного материала. Москва даёт нам необходимый масштаб подобной конкретности, на её материале задачи, стоящие перед будущим, и функционально-пространственная реальность, сформированная прошлым, соединены в сложнейший узел проблем. Внесение аналитической ясности в эту совокупность проблем осуществимо только на основе глубокого изучения давнего и недавнего прошлого столицы. "Логический способ рассмотрения является тем же историческим способом, только освобожденным от его исторической формы и от нарушающих его случайностей"[8]. Сформулированный Энгельсом методологический принцип соотнесённости исторического и логического является одним из главных оснований, на которые должны опираться все звенья исследовательской работы, необходимой для научного обеспечения программы коммунистического города. Здесь особенно важно подчеркнуть, что историческое - это весь процесс развития до момента исследования, включая "настоящее", ведь результат конкретно-аналитического исследования (особенно когда речь идёт об объекте наивысшей сложности) - это всегда описание прошедшего состояния объекта. Если исследования истории Москвы до 1917 г. хотя и неполны, но всё же весьма обширны, то новейшая история столицы (период, в течение которого её функционально-пространственная структура претерпела наибольшие изменения неполна, фрагментарна и не позволяет строить во всех своих звеньях обоснованную теоретическую модель поселения-процесса) фундаментальное основание программы коммунистического города.

III. Естественным элементом предварительной работы по составлению комплексной программы исследований является анализ публикаций, посвященных развитию Москвы, в журналах и книгах, изданных в 70-е годы[9]. Следует констатировать, что в полном соответствии распыленности проектных и исследовательских работ в Москве публикации в основном посвящены рассмотрению существенных, но всё же частных вопросов, тогда как суждения по поводу фундаментальной структуры города по поводу Генерального плана или ПДП чрезвычайно редки. Мы сталкиваемся или с мало информативными утверждениями, например, что основой Генерального плана является "принцип правильного, рационального размещения производительных сил в Москве и Московской области... Этим была открыта подлинно научная методика дальнейшей разработки нового Генплана"[10]. Или же мы читаем резкие критические замечания, сформулированные в форме личного высказывания, не подкрепленного аналитическими материалами (что не означает необоснованности, но лишает суждение научной строгости): "Я против неубедительно решаемой структуры генерального плана города (который так по-настоящему и не обсуждался, а если где и обсуждался, то результаты обсуждения не учитывались)"[11].

Основная масса высказываний посвящена отдельным узлам города (проспект Калинина, гостиница "Россия", жилые районы).

Значительная часть высказываний по Генеральному плану развития относится непосредственно к застройке общегородского центра - здесь планировочный анализ и обсуждение конкретных построек пространственно смыкаются. Критические замечания в адрес застройки центра фиксируют как плановые неувязки, так и не всегда высокий художественный уровень застройки:

"...в большинстве случаев застройка центра ведётся выборочно. Дисперсное размещение отдельных общественных зданий не способствует созданию новых и завершению ранее начатых архитектурных ансамблей"[12].

"...объемы и высота ряда зданий, построенных в центре, нарушают целостность сложившейся архитектуры, не вписываются в окружающие ансамбли и ухудшают внешний вид магистралей и площадей города"[13].

Значительно более подробные материалы по анализу сегодняшнего состояния городской среды Москвы содержатся в материалах ГлавАПУ, НИиПИ Генплана, в материалах комиссии Госгражданстроя по оценке хода выполнения Генерального плана развития Москвы. Как в опубликованных, так и в рабочих материалах содержатся ценные сведения - их полный анализ является необходимым звеном предварительной работы по осуществлению исследования в рамках комплексной программы. Этот предварительный анализ позволит точнее определить наименее исследованные вопросы и сосредоточить усилия исследователей на разработке наиболее общей проблематики научного обеспечения программы формирования коммунистического города.

IV. Необходимым звеном теоретической подготовки названной программы является всестороннее исследование теоретического и проектного рассмотрения проблем крупнейших городов и городских агломераций в социалистических странах и наиболее развитых капиталистических государствах.

Естественно, что особое внимание привлекают углубленные проработки проблем расселения и городской среды, создаваемые в последние десятилетия в ряде социалистических стран - в первую очередь в Польше, ГДР, Венгрии и Болгарии. При близости идейной программы этих разработок с нашей исследовательской ориентацией детальный анализ[14] позволяет яснее определить, что является всеобщим и что специфическим, как взаимосвязаны всеобщее и тонкие различия в социально-культурной и природно-географической предпосылках формирования архитектуры городов развитого социализма и - в дальнейшем - коммунистического общества. Анализ опыта социалистических стран позволит в решении наших проблем существенно дополнить накопленный в СССР опыт крупномасштабного исследования и проектирования.

Безусловно, целесообразно тщательно изучить основные тенденции в процессах градообразования в развитых капиталистических странах, исследования и прогнозы относительно соотношения между сферами производства, торговли, услуг, науки, управления, образования, культуры, исследования, относящиеся к пространственному проявлению сдвигов в названных соотношениях (в частности, в работах Ж. Готтмана, К. Боулдинга, Р. Мейера, Д. Форрестера).

Важным объектом критического анализа являются описания сдвигов в повседневном жизненном укладе, вызываемых прямо или косвенно сдвигами в сфере производительных сил. Перестройка трудового процесса, нарастание технической оснащённости трудовых и бытовых процессов, увеличение информационного давления, рост разнообразия межличностных и межгрупповых контактов, увеличение пространственной подвижности населения - эти и многие другие следствия научно-технической революции, преломляясь через сознание и поведение индивидов и групп, оказывают существенное обратное влияние на функционально-пространственную организованность городской среды. Попытки описания, анализа и объяснения названных процессов, предпринятые ведущими специа-листами за рубежом, должны быть подвергнуты глубокому критическому анализу.

Наконец, специального рассмотрения заслуживают возникающие в последние годы многочисленные социал-реформистские программы "качества жизни", в которых необходимые задачи оздоровления жизненной среды, равновесие которой нарушено бесконтрольным развитием технологии, подменяют собой задачи коренного социального преобразования капиталистического общества.

Задачей критического анализа разнообразных теоретических концепций и программ в русле западной социологии города (обоснование планов-программ Большого Парижа, Нью-Йорка, Сан-Франциско, Токайдо и проч.) является обоснованное отделение их методологического содержания от идейного содержания, носящего окраску той или иной формы буржуазного реформизма. В отличие от идеологической платформы как методологические средства исследований, так и часть их конкретных результатов представляют собой объективную научную ценность и должны быть конструктивно использованы в работе над определением предпосылок формирования архитектуры поселения коммунистической эпохи.

Итак, опираясь на методологические средства марксистско-ленинской философии, на результаты первых фундаментальных исследований, осуществленных в нашей стране в области систем расселения, районной планировки, формирования технико-экономических обоснований генеральных планов городов, на результаты критического анализа зарубежного опыта, мы получаем достаточные основания для развертывания предварительных исследований по теме.

Фундаментом работы по теме должна служить развернутая Программа коммунистического города. Не имея до настоящего времени подобного фундамента, исследования по теме "Пути преобразования Москвы в образцовый коммунистический город" могут носить, разумеется, предварительный характер. В рамках этих предварительных исследований архитектурная теория способна осуществить ответственную конструктивную работу, опираясь на общие положения марксистско-ленинской философии и методологии, на документы КПСС, на профессиональные средства архитектуры. Ядром названной конструктивной работы является, во-первых, научное определение предпосылок формирования архитектуры коммунистического города, во-вторых, систематизация выявленных предпосылок и создание системно-структурной модели функционально-пространственной и образно-художественной основы образцового города, способного перерасти в коммунистический.

Подобная модель, охватывающая процесс преобразований во всех его составляющих в конкретных условиях Московского региона, должна удовлетворять ряду базисных требований:

а) построение модели требует единовременного и встречного движения от двух уровней, один из которых - идеальные требования к коммунистическому поселению вытекающие из содержания марксистско-ленинского учения на современном этапе его развития, другой - современная реальность Москвы и ближайшая перспектива её развития (в границах, очерченных Генеральным планом развития столицы и Схемой районной планировки Московской области). Только в результате подобного встречного движения - а оно порождает значительные методологические трудности - может быть создана теоретическая модель, обладающая практической ценностью для всех форм деятельности и их организации, предопределяющих ближайшее будущее столицы;

б) в отличие от проекта 1 генеральный план) и его технико-экономического обоснования в сложившихся ныне формах, модель должна развертывать содержание задачи не "центробежно" (от центрального ядра города к его условно очерченным границам, отсекающим собственно город от области), а "центростремительно" (отестественно-природных и функционально-экономических границ региона к его центральному ядру). Эта смена точки зрения имеет принципиальное значение, и хотя осуществить эту смену строго научным образом чрезвычайно сложно, её осуществление позволит получить методологический эффект от разработки структурной модели, сопоставимый с подобным эффектом, который в своё время был получен в разработке первого Генерального плана развития Москвы для всей советской архитектуры;

в) модель должна удовлетворять требованию к открытым системам- с тем, чтобы непредвидимые сегодня изменения социально-культурных потребностей и технических средств их удовлетворения не приводили к возникновению функциональных напряжений и разрывов чтобы городская среда могла сохранять свою целостность;

г) город-процесс как развивающаяся среда не может быть представлен иначе, как в пространственно-временной модели, что требует тщательной разработки методологических средств построения модели. Как показывает опыт постоянно возрастающих разрывов между модельными картинами развития городов, представляемых в форме генеральных планов, и действительной картиной развития тех же городов, линейные экстраполирующие схемы количественного приращения доказали свою неэффективность;

д) город-процесс, рассматриваемый как целостная на каждой ступени своего развития среда взаимодействия масс людей, требует отказа от априорных схем, сложившихся в практике и обобщении опыта градостроительства и приобретших характер нормы.

Учитывая перечисленные выше требования, необходимо отдать себе отчёт в качественной новизне теоретической задачи: объектом параллельной исследовательской и проектной работы по преобразованию Москвы в образцовый коммунистический город является не условный город-состояние, обладающий относительной завершенностью, а город-процесс, неостанавливающееся развитие. Необходимо, следовательно, подвергнуть специальному критическому анализу фундаментальные методические основания традиционного (действующего до настоящего времени) градостроительного мышления.

В самом деле, поставленная генеральная задача требует:

анализа фундаментальных категорий градостроительства. Дискуссионным оказывается уже употребление традиционного понятия "город" по отношению к многомиллионному поселению городского типа, являющемуся динамическим узлом системы коммунистического расселения. Смысловая и эмоциональная нагрузка этого понятия существенно затормаживает переход к системно-структурному методу урбанистического проектирования и прогнозирования.

Специальному рассмотрению подлежит понятие "зона" (зонирование), которое с момента распространения Афинской хартии остается в роли базисного методического средства рассмотрении городской среды. Радикальному пересмотру должно быть подвергнуто содержание понятия "функциональный анализ", понятия "обслуживание" (сеть обслуживания), понятия "ступенчатость" и им подобные;

необходимым обеспечением генеральной задачи должно служить специальное исследование совокупности социально-культурных функций, которые принимает на себя многомиллионная метрополии, являющаяся одновременно столицей СССР, экономическим, политическим и культурным центром общемирового значения. Подобное исследование служит необходимым условием предотвращения традиционного сведения особого качества (городская среда) к сумме или простой совокупности формальных подразделений (город - районы - жилые районы; город - промышленность - селитьба - обслуживание; город - центр - подцентры - периферия);

особой задачей исследования является отделение друг от друга жёстко программируемых[15], программируемых в лимитах[16] и непрограммируемых[17] качеств создаваемой городской среды;

поскольку арсенал традиционных средств исследования и проектирования, удовлетворительно работающих в малых масштабах, не может автоматически гарантировать продуктивность для уникального объекта - Москвы, обеспечение генеральной задачи нуждается в специальном исследовании средств оценки совокупности качества городской среды и средств экономической оценки реконструкции среды. В настоящее время известны лишь отдельные сопоставительные исследования по городам одного класса (в США), по столичным городам в противоположных социальных системах (исследования Франция - Польша), ни одного из завершённых к настоящему времени исследований не имеет комплексного, тем более систёмного характера. Без ответа на вопрос о показателе качества среды принцип объективной обоснованности проектирования городской среды не осуществим. Без ответа на вопрос о технике определения затрат на реконструкцию городской среды и эффективности этих затрат не может быть в полной мере осуществлен принцип долгосрочного планирования развития Москвы, перерастающий в поселение коммунистического типа;

необходимо подвергнуть специальному анализу принципиальный вопрос о конечном продукте урбанистического проектирования и технике его организации таким образом, чтобы в оптимальной степени добиться соответствия задач и профессиональных средств, находящихся в распоряжении, включённых в решение комплексной генеральной задачи видов исследовательской и проектной деятельности.

В настоящее время в роли подобного конечного продукта выступает т. н. проект детальной планировки. Тот факт, что ПДП пишется в целом удовлетворительным средством работы в малых масштабах (районы типа Лаздинай, города класса Шевченко и т.п.), отнюдь не означает его оперативности в гигантских масштабах Москвы. Неэффективность ПДП центра Москвы как инструмента планирования, контроля и управления (подтвержденная комиссией Госгражданстроя в её заключении от 1974 г.) заставляет специально рассматривать вопрос о продукте профессиональной деятельности: проект, программа, Функциональная схема, система нормативов или иные возможные документы.

Осуществленное выше перечисление исследовательских задач отнюдь не исчерпывает существа проблемы - напротив, сам состав подобных задач может быть определен в результате специального методологического исследования. Характер задачи методологическом разработки оснований системно-структурной модели Москвы как среды и процесса настолько специфичен, теоретические средства её решения настолько сложны, что ни одно из научных подразделений в системе институтов Госгражданстроя не способно решить её самостоятельно. Следовательно, предполагается, что подобная разработка должна быть осуществлена комплексной рабочей группой, составленной из ответственных специалистов ряда НИИ Госгражданстроя, каждый из которых обладает значительным опытом теоретико-методологической работы. Координацию работы группы целесообразно возложить на ЦНИИТИА при одновременном включении названной работы в планы соответствующих научных учреждений н обеспечении оперативной публикации результатов исследовательской работы со стороны Госгражданстроя.

Параллельно с упомянутой выше методологической разработкой целесообразно в возможно краткие сроки (2-3 года) осуществить выявление, анализ и первичную систематизацию предпосылки формирования архитектуры Москвы как образцового коммунистического города. Эта разработка, опирающаяся на уже имеющиеся разрозненные результаты исследований, а также формируемый параллельно координационный план исследований по теме должны по меньшей мере чётко очертить круг исследовательских задач и соотнесение имеющегося, недостаточного и отсутствующего знания по каждой из них. Данная работа будет осуществляться в ЦНИИТИА с помощью других институтов Госгражданстроя. Параллельно необходимо уточнение осуществляемых в настоящее время исследований по отдельным проблемам с учетом необходимости в проведении в первую очередь следующих подготовительных работ.

I.

1. А. Социально-функциональная структура Москвы. Уровень сегодняшнего знания о Москве далеко не удовлетворителен, поэтому разработка структурной модели Москвы как города-процесса нуждается в комплексном исследовании этого процесса на историческом и актуальном материале, с особым вниманием к анализу изменений социально-функциональной структуры города в процессе социалистических преобразований.

Результаты названного исследования способны обеспечить в дальнейшем построение обоснованной программы постадийной (послойной) реконструкции городской среды Москвы, построение и реализацию оптимальной стратегии срастания исторического наследия с настоящим и будущим в городской среде коммунистического поселения.

Практика показала равную неэффективность как формирования списка охраняемых зданий и сооружений (изоляты), так и номинального очерчивания (как это сделано в ПДП центра Москвы) так называемых заповедных зон - без систёмного планирования социально-культурных функций исторического наследия в настоящей и будущей городской среде Москвы. Одно лишь физическое сохранение зданий и сооружений не может удовлетворить сегодняшних и возможных в будущем требований к городской среде. Адаптация исторического наследия к текущим нуждам (внесение их в реестр нежилых помещений) является паллиативом и также не может служить методическим образцом решения принципиальной задачи.

Б. Современное состояние социально-функциональной структуры Москвы, включая ближайшую перспективу, нормативно определённую Генеральным планом развития. Разнообразие социально-культурных ролей, которые принимает на себя городская среда Москвы (среда обитания, производственная среда, идеологический, политический, административный и торговый центр, ядро Московской агломерации, узел коммуникаций общенационального и общемирового масштаба) требует построения многослойной модели функционирования Москвы. Названные роли городской среды Москвы в настоящее время находятся в сложном взаимодействии друг с другом, при том, что эта сложность усугубляется неравномерным качеством городской среды, представленной в сосуществующих разновременных слоях.

Среди частных аспектов названной исследовательской проблемы с необходимостью выделяется несколько ключевых. Это пространственное и функциональное взаимоотношение производственной, коммунальной и общественных "зон" Москвы - уже предварительный анализ материалов Генерального плана показывает деформацию пропорций за счёт разрастания производственных территорий и нерационального их использования и резкого отставания общественных пространств от коммунальных (селитьба) территорий. Это также количественное и качественное взаимоотношение нагрузки городской среды Москвы, испытываемой ею под воздействием массы жителей города и дифференцированной массы приезжих[18]. Не меньшее значение приобретает остающийся открытым вопрос о центре (центрах) Москвы, о способе распределения функций между различными территориями и их ценностными характеристиками в настоящее время. Исследования центра до настоящего времени имеют поверхностный и приблизительный характер, соответственно, наличное знание не может быть сочтено удовлетворительным для построения оснований системно-структурной модели Москвы.

В. Оценка городской среды Москвы в сознании современников. Этот принципиальный аспект общей проблематики абсолютно не исследован научными средствами, тогда как генеральная задача построения Москвы как модельного узла коммунистического расселения требует особо тщательного построения обратной связи: жители Москвы, жители страны - проектирование, планирование и программирование реконструкции городской среды Москвы.

Поставленная исследовательская задача требует строгого вычленения репрезентативных групп обследуемых, строго научного выбора техники обследования по ряду групп: москвичи третьего, второго и первого поколений (только в этом случае можно уловить эффект накопления традиции восприятия[19]); приезжие (дифференцированно); возрастные группы; профессиональные группы.

Исследования должны охватить широчайший круг вопросов, совокупность которых позволила бы модельно изобразить оценку городской среды Москвы по всем её составляющим: жилище, обслуживание, транспорт, труд, сфера духовных потребностей. Сложность задачи усугубляется тем, что задачей исследования является не получение "моментальной фотографии", но модель процесса преобразований, динамики оценок и установок восприятия, что, в частности, предопределяет обязательную многократную повторность исследований через оптимально выбранные промежутки времени.

Г. Исследования систем обслуживания, достигших относительно развитой стадии. Задачей исследования является комплексная оценка ныне действующих проектных и плановых норм как основа для формирования целостной системы обслуживания. Ныне распространенная априорная модель ступенчатого внутригородского обслуживания сложилась в конкретных исторических условиях, под воздействием ныне устарелых методологических средств и на объектах проектирования малого и среднего масштаба. Соответственно, перенос подобной модели на уникальный объект не имеет логического обоснования и вопрос о способе организации целостной системы обслуживания в рамках города-процесса, узла коммунистического расселения требует специальных и тщательных теоретических исследований[20].

Формирование системно-структурной модели Москвы предполагает предварительное рассмотрение всех аспектов модели системы обслуживания уникального поселения, выполняющего множественные функции. Номенклатура и иерархия услуг при ориентации на постепенную реализацию коммунистического принципа потребления, совмещенного с активным участием в общественной жизни, представляет собой специфический объект специального исследования.

Д. Специальную задачу представляет собой выработка единого показателя (уровень комфорта) для сопоставления оценки условий проживания в городской среде. Совокупный показатель комфорта должен свести воедино все факторы, влияющие на удовлетворение потребностей во всём их многообразии.

В настоящее время нет прецедента применения подобного инструмента, хотя в ряде научно-исследовательских программ осуществляются близкие разработки[21]. Социологические исследования, результатом которых является определение региональных различий в тех или иных показателях (уровень рождаемости, бюджет времени, уровень профессиональной квалификации и т.п.), могут рассматриваться только как фрагментарные разработки, являющиеся подготовкой единого совокупного измерителя.

Так, обследования бюджетов внерабочего времени, проведенные по единой методике в ряде городов СССР (Москва, Свердловск, Новосибирск, Кострома и др.), дали ряд конкретных сравнительных характеристик условий жизни: бытовые нагрузки, общение, культурный досуг и проч. Другим примером является сравнительное изучение бюджетов времени по международной программе (СССР, США, ФРГ, Франция, Болгария, Венгрия, Польша, Югославия и др.).

Е. Теоретическая модель жилой среды. Решение этой задачи требует осуществить переход от нынешних представлений о базисном "кирпичике" городской среды (жилой район, микрорайон) к модельному представлению целостного функционирования обжитого людьми пространства в его функциональной (но отнюдь не обязательно пространственной) дифференцированности. Именно в этом направлении работ мы можем рассчитывать на преодоление обособленности в рассмотрении личного (сегодняшняя квартира), коммунального (нынешнее внутрирайонное пространство) и общегородского, в рассмотрении сетей (например, сетей обслуживания), элементов (ячеек) и каналов связи (например, транспортных коммуникаций).

Обсуждение конкретной наполненности жилой среды не может обсуждаться в рамках работы над программой исследований - нужно лишь подчеркнуть, что опираясь на положительный и негативный опыт организации "селитьбы", работа над моделированием среды необходимо начинать с критического переосмысления всех нормативных ограничений. Так, проблематичен радиус пешей доступности (краеугольный камень ступенчатой системы районирования), так как резервы НТР ещё не задействованы практически в городской среде. Проблематична завершенность здания - функционально-пространственного "атома" организации жилой среды. Проблематична техника пространственного зонирования "по горизонтали", определяющая сегодняшнюю градостроительную практику и т.п.

Особое место в рассмотрении проблем жилой среды как городской среды в целом должно занять критическое обсуждение разобщения производственной деятельности от жилищно-бытовых процессов - разобщения, являющегося в настоящее время аксиомой градостроительного знания.

Негативный опыт проектирования и строительства т. н. Домов нового быта (замкнутые системы жилья - обслуживания не соответствуют современным, тем более перспективным потребностям) заставляет с особой тщательностью отнестись в работе над моделированием городской среды к специальным тонким исследованиям демографической структуры Москвы в её динамике. Уже имеющаяся статистика обнаруживает значительные отклонения общедемографической и семейной структуры Москвы от средней по стране. В частности, низкая рождаемость, повышенная доля одиноких пенсионного возраста, повышенная доля механического ввоза новых жителей, высокая интенсивность процесса образования и распада семей оказывают сильнейшее влияние на формирование потребностей в типах жилища, в типах организации жилой среды. Соответственно, модельные построения среды должны опираться на уточненные исследования и прогнозы, научный уровень и полнота которых ещё значительно отстают от требований к ним.

2. Отдельную, чрезвычайно существенную линию исследований образуют исследования организационной и экономической системы, регулирующей формирование городской среды Москвы.

А. Анализ экономики поселения-процесса на основании исследований и прогнозов, формируемых в автономных подсистемах городского хозяйства Москвы (жилищное и коммунальное строительство, транспорт, торговля, культура и т.п.). Опыт крупнейших городов мира, предварительные исследования по крупнейшим городам СССР дают основания считать, что собственных средств городского бюджета недостаточно для радикальной реконструкции городской среды. Общественный фонд потребления в пересчете на город достаточен для обеспечения расходов на текущее поддержание наличного уровня комфортности среды и частичную, локальную её реконструкцию.

В то же время, очевидно, что пересчет капиталовложений на реконструкцию уникальной городской среды Москвы как модельного выражения будущего коммунистического поселения городского типа должен осуществляться с учетом их конечной социальной эффективности. Столичный город является ведущим генератором общекультурных ценностей (управление, наука, техника, искусство), поступающих во всеобщее обращение. Следовательно, обеспечение оптимальной реконструкции городской среды и достижение оптимального уровня её комфорта за счёт государственного бюджета является естественным и необходимым. В отличие от капиталистического общества, где бюджет городов есть результат сложной игры спекулятивных капиталовложений, биржевой игры, налогового обложения и т.п. экономика реконструкции среды в развитом социалистическом обществе требует строгого научно обоснованного планирования рациональной стратегии капиталовложений.

Б. Есть основания предположить, что основой необходимых экономических расчетов может послужить приведенная стоимость квадратного метра общей площади. Под приведенной стоимостью мы будем иметь в виду совокупную стоимость городского хозяйства Москвы, деленную на общую площадь жилья[22].

Введение подобного усредненного показателя является необходимым оперативным средством, дающим возможность представить процесс реконструкции городской среды на простом временном графике. Исходной позицией этого графика могла бы быть установлена величина приведенной стоимости для 1947 г. (денежная реформа), промежуточными позициями - соответствующая величина для 1955 г. (развертывание массового жилищного строительства на сборно-типовой основе), 1975 г. (завершение 9-й пятилетки, начало реализации Постановления ЦК КПСС о преобразовании Москвы в образцовый коммунистический город), 1985 г.

В. Необходимым звеном экономических расчетов процесса реконструкции городской среды Москвы является построение модели комплексной организационной структуры, необходимой для обеспечения оптимальной по затратам времени и средств перестройки городского хозяйства. Несмотря на значительную конструктивную работу Мосгорисполкома, существующий тип взаимосвязи и взаимообеспечения между различными органами планирования, прогнозирования, проектирования, контроля и реализации по всем формам жизни города не является ни окончательным, ни оптимально соответствующим масштабу новых задач.

Г. Особое значение приобретает анализ организации архитектурного проектирования и строительства в Москве в их связи с прогнозами и текущими исследованиями. Анализ организации проектирования в рамках задачи реализации Генерального плана развития (реализация ПДП центра Москвы в образцовый коммунистический город должно потребовать радикальной перестройки названной организации по всем её уровням.

Если учесть, что задачи, стоящие перед отдельными видами деятельности (архитектурное, техническое проектирование, организация производства, управление, контроль, планирование в сфере культуры и проч.), решаются существенно различающимися профессиональными средствами, то очевидно, что названная организационная проблема требует не только текущего практического, но и теоретического рассмотрения.

3. Разумеется, попытки с помощью научных средств представить конкретный облик коммунистического поселения-процесса, являются методологическим абсурдом, заранее обреченным на неудачу. Однако уже в границах научного знания оказываются предпосылки, способные обеспечить соответствие идейно-художественных средств формирования городской среды, её новой социально-функциональной организации.

Здесь два чётко определённых канала исследовательской работы.

Один - детальные исследования композиционной структуры исторически развивавшегося городского ландшафта Москвы. За исключением немногих микрозон, прилегающих к избранным памятникам архитектуры, подобные исследования (для современного состояния городской среды) практически отсутствуют. Отсутствие данных композиционного анализа связей между пространствами и ориентирами, связей между меняющимися плотностями информации, получаемой визуально со статичных точек, при пешем и моторизованном движении, является сегодня одной из существенных причин образных неудач нового строительства в столице. Названные исследования в полном объеме, с охватом всей территории Москвы и её пригородов, являются реальной объективной основой для разработки творческих художественных программ развития городской среды Москвы.

Второй - детальные исследования, непосредственно сопряженные с постоянным творческим экспериментом. Лишь в процессе эксперимента, развертываемом в большом градостроительном масштабе, возникали во всей практике советской архитектуры и могут возникать в дальнейшем качественно новые идейно-художественные результаты.

Неудовлетворительная сегодня взаимосвязанность градостроительного и "объемного" проектирования, разобщённость между архитектурным проектированием и всеми видами пространственного оформления (монументально-декоративное искусство, визуальные коммуникации, все формы дизайна среды) являются сегодня серьёзнейшим препятствием достижению художественной целостности Москвы. Тем большим препятствием становится эта разобщённость для работы над целостным образным строем поселения коммунистической эпохи.

Преодоление недостатков сегодняшней практики осуществимо через массированный экспериментально-проектный поиск, исследование результатов такого поиска с целью отбора и систематизации необходимых методологических средств работы на будущее.

Поселение-процесс требует выработки эффективных форм проектирования-процесса, целью которого является не достижение одномоментного "идеального" состояния фрагментов среды, а художественной интегральное™ процесса её преобразований. Сегодня этих эффективных форм ещё нет.

4. В силу того, что некоторые из необходимых предварительных исследований (например, сети обслуживания, траспортные коммуникации) значительно продвинуты к настоящему моменту, иные (методологические основания системно-структурной модели, оценка среды её потребителями и проч.) едва начаты, мы не имеем возможности чётко обозначить сроки, необходимые для формирования системно-структурной модели поселения-процесса.

Сроки указанной работы находятся в прямой зависимости от организации необходимых исследований в необходимых масштабах, так как обилие конкретного материала, нуждающегося в теоретической обработке, и методологические сложности систематизации результатов дифференцированных исследований исключают возможность проведения всего объема работ узкой группой специалистов. В настоящее время, как уже указывалось выше, можно ожидать предварительную систематизацию предпосылок формирования архитектуры Москвы как образцового коммунистического города через два года или чуть более. Результат этой работы, его обсуждение позволят вернуться к вопросу сроков и организации исследований на новом уровне.

Почти полвека назад исследовательская и экспериментальная работа над Генеральным планом развития Москвы стала этапом развития советской архитектуры. Реализация Генерального плана показала принципиальную правильность расчетов на период трёх десятилетий. Возникшая сегодня новая задача означает, что как и в первом случае существует проблема принципиального решения, способного на значительную перспективу служить образцом методологической грамотности и творческой смелости для всей советской архитектуры.

Грандиозность поставленной генеральной задачи несомненно превосходит опыт и воображение отдельных авторов и отдельных коллективов. Глубокое принципиальное обсуждение необходимых научных и проектных усилий, обсуждение роли достигнутых на сегодня результатов является насущно необходимым условием подхода к решению генеральной задачи, серьёзная деловая подготовка этого обсуждения - профессиональная обязанность научно-исследовательских и архитектурно-проектных организаций Москвы.


Из сборника "Пути формирования архитектуры Москвы как образцового коммунистического города".
Москва, 1976

Примечания

[1]
К. Маркс, Ф. Энгельс. СС, т. 3, с. 34.

[2]
В.И.Ленин, ПСС, т. 42, с. 157 - 158.

[3]
В.И.Ленин, ПСС, т. 41, с. 33.

[4]
В.И.Ленин, ПСС. т. 42, с. 344.

[5]
В.И.Ленин, ПСС, т. 15, с. 368.

[6]
В.И.Ленин, ПСС. т. 29, с. 244 - 235.

[7]
К. Маркс и Ф. Энгельс. СС, т. 18, с. 277.

[8]
К. Маркс. К критике политической экономии. Предисловие. М., 1953, с. 236.

[9]
Анализ 35-ти публикаций, разумеется, не исчерпывает материалы, однако в первом приближении даёт общую картину суждений.

[10]
М. Посохин. Город для человека. М., 1973, с. 91.

[11]
М. Бархин. Об архитектуре Москвы.-"Архитектура СССР", 1969, № 3.

[12]
Б. Тхор.- "Строительство и архитектура Москвы", 1970, № 2.

[13]
Бюро МГК КПСС и исполком Моссовета. - "Строительство и архитектура Москвы", 1973, № 2.

[14]
Особый интерес представляют, в частности, разработка районной планировки или Варшавского и Катовицкого воеводств (Польша), перспективного плана раз-пи,;., Будапешта н района оз. Балатон (Венгрия), перспективные программы реконструкции промышленных районов ГДР и т.п. новейшие работы.

[15]
Минимум комфортности среды в расчётный срок.

[16]
Максимум и минимум плотности среды.

[17]
Характер внутренней организованности первичной "единицы" среды.

[18]
В настоящее время только в области транспортных коммуникаций достигнутый уровень знания, опирающегося на крупномасштабные исследования, может рассматриваться как достаточный для подготовки системно-структурной модели Москвы как города-процесса.

[19]
Как показал выборочный и фрагментарный анализ подобной оценки осуществленный Сектором социальных проблем архитектуры ЦНИИТИА ("Проблемы теории советской архитектуры", 1974 г.), скорость изменения оценок по поколениям и этапам реконструкции Москвы значительно выше, чем можно было предложить, и масса новой застройки обладает значительной мощью, влияющей на восприятие исторической части Москвы.

[20]
Известную ценность в решении настоящей задачи имеют как разработки ЦНИИЭП торгово-бытовых зданий и МНИИЭП объектов культуры, так и предложения Киевгипрогора, основанные на исследовании крупных городов УССР (в частности, для участия внегородского населения в потреблении услуг: свыше 50% учащихся вузов, до 25% покупок, свыше 50% больных в стационарах и т.п.).

[21]
В ИСИ АН СССР под руководством И. Бестужева-Лады (максимальное приближение к выявлению совокупного социально-культурного показателя), в ЦЭМИ под руководством Б. Грушина (ориентация на совокупный экономический показатель уровня городского комфорта).

[22]
Общая (полезная) площадь избрана потому, что она более точно, чем жилая, позволяет строить кривую повышения реальной комфортности проживания. Приведенная стоимость квадратного метра полезной площади более оперативный инструмент, чем стоимость на душу населения, ибо позволяет не фиксировать жёстко норму количества городского населения. Для первого этапа реконструкции городской среды Москвы представляется целесообразным ориентироваться на условно-расчётную норму 20 м2 полезной площади на жителя, что соответствует принятым в настоящее время 12-15 м2 жилой площади.

Норма жилой площади не может рассматриваться как единственный или основной показатель для растянутого во времени процесса преобразования Москвы в образцовый коммунистический город.


См. также

§ Очерк Программы для Москвы (1997)

§ Заключение на проект закона города Москвы “Жилищный кодекс города Москвы”

§ Лекция 1 "Генеральный план г. Москвы" из курса "Проектные формы креативного мышления"

§ Московская альтернатива

§ Экспертный доклад "Московской альтернативы"

§ Интервью "Московские проблемы глазами москвичей"

§ Интервью "Смета не поспевает за дырой в крыше"

§ Рим №3 и его окрестности



...Функциональная необходимость проводить долгие часы на разного рода "посиделках" облегчается почти автоматическим процессом выкладывания линий на случайных листах, с помощью случайного инструмента... - см. подробнее




Скопировать