Москва: тенденции 90-х и альтернативные пути развития
Доклад экспертной группы "Московской Альтернативы"

8. Экологическая политика и профилактика здоровья

Несмотря на то, что в избирательной программе мэра в 1996 г. экологическое оздоровление Москвы было названо приоритетной областью деятельности столичного правительства, количество жалоб на ухудшающееся состояние городской среды по звонкам "горячей линии", равно как оценки независимых экспертов, указывают на усугубление проблемы. Наряду с традиционными уже жалобами на состояние атмосферного воздуха, в особенности в Юго-Восточном А.О., наибольшее число нареканий связано с формой организации розничной торговли на рынках, с формой ведения строительных работ в городе и с состоянием внутриквартальных пространств.

Как и в других разделах доклада, воспользуемся сжатой выборкой из монологов "горячей линии":

07.09. 20:57. Живу я по Красноярской ул., 15. Напротив нашего дома пруд, который погибает. Наши многократные обращения в московское правительство и муниципалитет с просьбой помочь очистить этот пруд и сделать маленький зелёный уголок для жителей не приводят абсолютно ни к чему.

18.08. 20:39. Я хотел бы сообщить вам следующее. Юрий Михайлович очень много плохого сделал для города Люберец. Он устроил свалку недалеко от ул. Толстого и Гоголя, возле Люберец, и создал невозможную экологическую обстановку - вонь, крысы, бомжи. Эта свалка расположена непосредственно около жилого микрорайона. Вывоз мусора, несмотря на возражения жителей, продолжается. Раньше, когда строились дорога и гаражи, вывозился песок, и дороги были испорчены тяжеловесными машинами. Люди должны были выехать на дачу, но даже из гаражей выехать не могли.

17.08. 14:49. Просьба привести в порядок дворовые территории, находящиеся в настоящее время в запущенном состоянии. С точки зрения современной программы по охране здоровья населения, создание третьего транспортного кольца диктует острую необходимость решения данной проблемы, поскольку сильная шумовая вибрация, загрязнение воздуха, а также наличие в непосредственной близости завода "Водоприбор" ведет к угрозе экологической катастрофы и, как следствие, - к частичной или полной потере здоровья. Надеемся на вашу помощь и поддержку при рассмотрении возникшей проблемы и принятии позитивного решения. С благодарностью, жители дома 112 по Проспекту Мира.

04.08. 19:34. Я звоню из района Чертаново. Нас постоянно беспокоит химический запах, который исходит по ночам от химкомбината в Бирюлево. Я звонила по тел. 952-72-88 - это экологическая городская оперативная инспекция. Номер заявки 1603 от 20.07.99 г. Только сейчас я разговаривала с этой экологической инспекцией, и они мне сказали, что вопрос не решен до сих пор. Я спросила, были ли звонки по этому поводу, они говорят, что были, но вопрос так и не решается. Я вас очень прошу серьёзно заняться этим вопросом, потому что и зимой, и летом нет житья от этих запахов. Там, в Бирюлево, находится ещё мусоросжигательный завод. Кто из них так отравляет нас, мы не знаем, но этот запах не даёт покоя ни днём ни ночью.

26.07. 14:21. Зимой посыпают солью мостовые. Образуется вредная для деревьев жижа. На Фрунзенской набережной погибла вся сирень на обочине шоссе, пропали яблони на Проспекте Вернадского.

21.07. 18:19. Звонит вам завотделом социальных проблем талдомской районной газеты "Заря" Ольга Юрьевна Виноградова. Хотелось бы обозначить две очень существенные проблемы для нашего района. Я не знаю, в курсе вы или нет, что из нашего района собираются перекачивать подземные воды в Москву согласно северному варианту переброски подземных вод. Лужков и Тяжлов подписали постановление, касающееся этого так называемого "проекта века". После подписания проводилась независимая экспертиза, которая дала отрицательное заключение. Но, как мы узнали недавно, северный вариант решили всё-таки в начале века осуществить. Все жители района против. У нас очень сложная обстановка, особенно в это лето, с поливной водой, а в случае водозабора район будет осушен полностью. Пожары нас одолеют. Помогите с решением этого вопроса. Москва должна использовать очищенные поверхностные воды, а не губить подмосковные сельхозрайоны.

17.07. 11:19. Мы живем в Северном Бутово, у нас здесь строят ЛЭП-500, которая проходит по улице Старобитцевская. Это рядом с жилыми домами, на расстоянии 60 м от жилых домов, что по результатам исследований очень даже небезопасно. Магнитные волны, которые будут проходить, неблагоприятно воздействуют на организм человека, а ведь у нас район молодой, в основном дети. Представляете, чем это все грозит? Во-вторых, по Старобитцевской улице при расширении МКАД вырубили лесополосу, которую до сих пор тоже не восстановили, и не поставили шумозащитные щиты. Нам и нашим детям просто нечем дышать.

08.07. 19:21. На улице Кедрова, дом 17 находится растворный бетонный узел, незаконно поставленный коммерческой структурой СУ-155. Идет безобразная стройка, она, правда, кончилась, но растворный узел уже третий год стоит. Мы задохнулись. Не сохраняется санитарно-защитная зона, которая составляет 100 метров, а здесь всего 30-50 метров до окон домов. Огромный поток машин - МАЗы, КРАЗы с прицепами - везут сюда сырье и вывозят железобетон. Мы задыхаемся, буквально задыхаемся. Наша улица Кедрова шириной всего 9 метров, а по ней идёт двусторонний поток огромных грузовых машин. Никто не обращает внимания. Временно разрешили, но это "временно" длится третий год. Нам перерыли детскую площадку, спортивное футбольное поле и поставили дом в 17 этажей, который закрыл нам инсоляцию. Но никто с этим абсолютно не считается. Порезали всю зелень. На оставшиеся деревья тоже посягают, хотят нам ещё поставить под окнами гаражи. Дети болеют, все болеют, целыми днями шум. Когда же людям отдыхать? Все инспекции, говорят: да, это безобразие. Они выписывают штрафы и уходят. А строители без конца платят штрафы и продолжают хулиганить.

08.07. 16:37. Меня беспокоит состояние небольшого леса, прилегающего к Шипиловскому проезду (Орехово-Борисово). Там постоянно разводят костры, ломают деревья. Кроме того, речка, которая проходит рядом по оврагу, заболочена и загрязнена. Её надо почистить, потому что из-за этих болот у нас в округе масса комаров. Может быть, лучше как-то оградить этот лес, брать деньги за вход, но привести его в порядок.

08.07. 16:01. Жителей Юго-Западного округа очень беспокоит судьба Воронцовского парка. Лет 10-15 назад его реконструировали, прочистили пруды, наполнили водой, следили за парком. Там проводилась посадка цветов, новых деревьев. А вот в последние годы парк пришел в запустение. Пруды совершенно не чистятся, они зацвели, превращаются в болота, к которым даже подходить страшно, не то что отдыхать около них. Парк грязный, везде мусор из-за засилия пищеблоков. Всякие кафе, а вокруг бутылки, банки - все валяется. Более того, есть слухи, что прямо в центре парка сделают ресторан с площадками для машин и прочим. Тогда парк вообще будет ликвидирован. Когда мы жалуемся в нашу префектуру Обручевского района, нам отвечают, что землю в парке купила одна организация, воду - другая организация, а все остальное - третья. И нет никого ответственного, никого, кто болел бы душой за этот парк. А ведь это - историческая достопримечательность Москвы.

08.07. 10:52. Добрый день! Я звоню из микрорайона Западное Дегунино. Рядом с нами находится мусороперерабатывающий завод, который выделяет в атмосферу диоксины. Сразу за кольцевой дорогой расположена очень большая промышленная свалка, её периодически жгут ночью, и воздух наполняется едким, удушливым дымом, от которого невозможно спрятаться. У нас ещё целый ряд вредных объектов. Их слишком много на такое малое жизненное пространство, и это очень опасно для людей, которые здесь живут. Надо как-то рассредоточить эти объекты, может быть, перенести куда-то мусороперерабатывающий завод.

06.07. 19:12. Мы живем на Преображенке, на самом берегу Яузы. У нас был единственный зелёный газон перед домом, но в прошлом году на нем построили бензоколонку. В 50-ти шагах от этой бензоколонки существует другая, тоже достаточно крупная бензоколонка. Мы обращались в префектуру, управу, к Лужкову и в Москомприроду. Нам ответили, что всё это законно, совершенно нормально, и мы должны дышать этим воздухом. Мы живем в промышленном районе. Поскольку никак нельзя было остановить эту стройку, мы заключили договор: они обещали нам посадить деревья. Прошел вот уже год. Никто нам помочь не может.

06.07. 15:49. Санитарная зона рублевской водопроводной станции незаконно захвачена дачниками. Непосредственно у водозабора этой станции находятся 1000 садовых и дачных участков. Там по закону ходить нельзя, не то что дачи строить. Воду рублевской станции пьет половина Москвы. Правительство Москвы мер не принимает.

05.07. 21:39. Хочу рассказать вот о чем. Погибает замечательная зона отдыха "Тропарево". Пруд не чистится, а многочисленные сооружения для питья и еды захламили и засорили маленький участок природы. Никто не спрашивал у жителей, хотят ли они такой, с позволения сказать, цивилизации. Нет знаков, которые запрещали бы въезд автотранспорта, выгул собак, разжигание костров и т.д. Считаю, что необходимо штрафовать за мусор и грязь, оставляемые в местах отдыха. Мы здесь купались и отдыхали 30 лет, а теперь все может погибнуть, если срочно не принять меры. Обидно и жалко.

03.07. 00:00. С вами говорит пенсионер, который живёт на Филёвском бульваре. Нас, как и всех москвичей, очень волнует состояние Москвы-реки, которая на протяжении всей своей длины загажена до предела. Она уже стала заболачиваться. Власти не принимают никаких мер. Кроме того, Филёвский парк, который примыкает к Москве-реке, превратился в сплошную помойку.

02.07. 00:00. Я живу в 1-м микрорайоне Братеево. Братеево стоит в низине, а нефтеперерабатывающий завод на возвышенности. Если ветер восточный, то нечем дышать, особенно в безветрие. У меня головные боли, тошнота. Лужков, отвечая на вопрос москвичей, говорил, что нам вечно придется жить рядом с этим заводом, т. к. строительство новой очереди - дорогое удовольствие. Почти все деревья погибли, т. к. сажают не вовремя, а потом не ухаживают.

24.06. 06:22. Здравствуйте, я звоню из Марьино. С экологией у нас обстановка невыносимая. Нефтеперерабатывающий комбинат по ночам делает выбросы, а сегодня дымка такая, что и днём дышать нечем.

8.1. C 1995 г. вырублено 350 тыс. деревьев, и вместо 18 кв. м зелени на одного жителя мы имеем теперь 16 кв. м. Фиксируется массовая гибель зелёных насаждений вдоль столичных магистралей - в первую очередь из-за использования технической соли для ускорения снеготаяния.

Несмотря на сокращение промышленных выбросов в атмосферу города, за счёт разрастания парка автомобилей и скверного их качества к 2000 г. прогнозируется увеличение выбросов загрязняющих веществ в 1,5 раза. Продолжается подтопление подвалов зданий и подземных коммуникаций, охватившее уже более 25% территории города. Катастрофические провалы грунта прогнозируемы на 15 крупных участках городской территории, выявлено 10 зон интенсивного оседания поверхности, что может привести к весомым техногенным катастрофам локального характера. Если в центре города можно увидеть стройки, затянутые защитными сетками, то на периферии города строительные площадки по-прежнему являются главным источником летней пыли (и провоцируемой ею аллергии и астматических заболеваний) и осенней грязи. По-прежнему лишь 10% рек и ручьев города имеют открытое русло. Фиксируется ухудшение шумового климата, улучшить который сугубо административными мерами уже не представляется возможным, несмотря на принятие закона по этому поводу, - здесь нужны новые технические решения в строительстве.

Принимая во внимание то обстоятельство, что усугубление экологических проблем Москвы во многом имеет объективный характер и часто имеет причиной ошибки, совершенные десятилетия назад, мы должны, тем не менее, обратить внимание на органический порок подхода московских властей к этим проблемам. Речь идёт о том, что к "экологии" сохраняется сугубо отраслевой подход, - можно сказать, что администрация понимает под "экологией" предмет ведения соответствующего комитета в рамках выделенных бюджетом средств по статье "Охрана окружающей природной среды и природных ресурсов, гидрометеорология, картография и геодезия". И только.

Согласно официальным данным об исполнении бюджета 1998 г., на указанную выше статью расходов было выделено 427,369 млн. руб., из которых 320 млн. поглощены сбором, транспортировкой и захоронением радиоактивных отходов, 18,3 млн. ушло на содержание экологических служб и 89 млн. - на капитальные вложения (не расшифровано). Любопытно при этом, что ни из 1,4 млрд. руб. Резервного фонда 1998 г., ни из 1 млрд. руб. свободного остатка бюджетных средств на 1 января 1998 г. на нужды экологии города не было выделено ни одной копейки, что вступает в явное противоречие с декларированной мэром приоритетностью экологии Москвы!

В бюджете 2000 г. расходы по той же статье увеличены до 647 млн. руб., (то есть с некоторым перекрытием ожидаемого уровня инфляции) с включением 300 млн. на озеленение и содержание зелёных насаждений, что надлежит приветствовать. Однако печально, что в разделе расходов на содержание объектов внешнего благоустройства не выделено ни рубля на содержание гидротехнических сооружений или на уборку акватории рек Москвы и Яузы, не говоря о прочих малых реках. Наконец, на ликвидацию свалок и капитальный ремонт полигонов твердых бытовых отходов выделена смехотворно малая сумма - 42,5 млн. руб. по всему городу, тогда как 2,6 млн. руб., выделенных на санитарно-эпидемиологическую службу Москвы в 2000 г. (против 2 млн. в 1999 г.) означают чрезвычайно низкую результативность надзора, сводящегося к сугубо административным проверкам.

Все это, однако, лишь сугубо внешняя сторона дела. Стоит вырваться за рамки формального отнесения проблем "по экологической части", как нам придется задать множество вопросов, элементарность которых поразительна:

  • Как получается, что стоимость текущего ремонта 1 кв. м дорог определена в 160 руб./на 1 кв. м, тогда как стоимость их капитального ремонта - в 180 руб./1 кв. м? К экологии этот вопрос имеет прямое и косвенное отношение. Прямое - так как в понятие "дороги" в данном случае включены все асфальтированные поверхности, тогда как весь мир последовательно сокращает асфальтированную поверхность, возвращаясь к мощению погодоустойчивой плитой или клинкерным кирпичом. Последнее имеет принципиальное значение, так как существенно улучшает состояние почв и зелени, снижает нагрузку на сети ливневой канализации.[1] Прямое - так как производство и укладка огромных масс асфальта существенно отягощает вредными выбросами атмосферу города. Косвенное - так как "удешевленный" ремонт, приводящий к бесконечному перекладыванию асфальта по "упрощенной" технологии, в действительности поглощает ежегодно порядка 500 млн. руб., фактически выбрасываемых впустую.

  • Косметический ремонт 4000 дворов весной 1998 г., по данным, приведенным в "АиФ-Москва" # 39 за 1999 г., полностью сведен к нулю за один прошедший год. Очевидно, что единственная выигрывающая от этого сторона - дорожные службы города, независимо от формы собственности фирм, производящие ежегодные псевдоремонты.

  • Как получается, что, несмотря на давно накопленный мировой опыт, в процессе т.н. внешнего благоустройства до сих пор не используется создание искусственного рельефа (с использованием вывозимого с немалыми расходами грунта и строительных отходов), что открывает возможность приподнять детские игровые площадки выше наиболее опасного для здоровья горизонта (1 - 1,5 м над уровнем проезжей части), организовать упорядоченные площадки для мусорных контейнеров, разделить зоны пребывания различных групп жителей с конфликтными интересами (автомобилисты, владельцы собак, родители с маленькими детьми и пр.)?

  • Как получается, что вопреки давно накопленному мировому опыту, продолжается практика пренебрежения энергосберегающими технологиями в строительстве и эксплуатации жилого фонда города, что многократно увеличивает нагрузку на экосистему Москвы, не говоря уже о перерасходе средств?

  • Как получается, что важнейший социальный вопрос о пересмотре нормы инсоляции оказался решен росчерком Главного санитарного врача города - без какого-либо обсуждения в городской Думе? Одна роспись - и разрешено встраивать новые жилые дома повышенной этажности в гущу старых кварталов с огромным ущербом для их экологического состояния, здоровья и собственности проживающих там людей?

  • Как получается, что Москва не переходит на мировые стандарты требований к питьевой воде, хотя проблема доочистки воды на квартальных станциях перекачки не относится к числу неразрешимых, а множество горожан тратят значительные средства на установку индивидуальных фильтров?

  • Почему до сих пор не устраивается обязательное заземление при ремонте электропроводки или установке новой электропроводки в обычных (не "элитных") жилых домах, когда вредное воздействие электромагнитного излучения от электроприборов давно установлено?

  • Почему типовые проекты жилых домов по-прежнему не предусматривают нормального режима внутриквартирной вентиляции, вследствие чего в течение значительной части года нижние квартиры вентилируются через открытые форточки верхних этажей - с огромным вредом для здоровья их обитателей и увеличением потерь тепла? И т.д.

Все подобные вопросы имеют сугубо риторический характер - дело в том, что московские власти видят в "экологии" административную службу с ограниченными возможностями, а не принципиальный подход к решению практически всех задач городского управления.

8.2. Небезынтересно, что острота экологических проблем Москвы отнюдь не подвигла городские власти на формирование городского заказа (по конкурсу) на эффективные технические средства борьбы с загрязнением окружающей среды. Вместо этого - с удовлетворением (не вполне понятным) отмечал министр экологии Москвы господин Бочин в интервью, опубликованном в "МК" 5 октября 1999 г., - как достижение представлено получение гранта от Федерального агентства окружающей среды США. Почти половина гранта в 100 тыс. долларов предназначена на закупку американского оборудования для замеров выбросов и снижения уровня загрязненности. При московских научно-технических ресурсах установление такого рода зависимости от зарубежного спонсора, как всегда преследующего в первую очередь интересы зарубежного же производителя, по меньшей мере странно.

Отметим, что при многочисленности московского чиновничества, ресурсы влияния и технико-кадровые возможности Москомприроды недопустимо малы, тогда как значение проводимых ею экспертиз в существенной мере нивелируется практической деятельностью строительного комплекса. Эффективность работы экологической полиции невелика, в частности, и потому, что масштаб нарушений экологического законодательства столь велик, что, скажем, разрушение внутридворовых зелёных насаждений неконтролируемой парковкой автотранспорта приобрело неуправляемый характер.

8.3. Бросается в глаза, что в определении экологической политики администрация уделяет значительно больше места бытовым отходам, чем отходам промышленных производств. Характерно, что, к примеру, официальный "Экологический профиль Москвы", изданный в 1998 г., практически не затрагивает вопрос о промышленных отходах. Даже в исходных материалах для подготовки этого документа содержались указания на следствия промышленных выбросов в виде загрязнения почв и воздуха, но не на их конкретные источники. Социологи фиксируют лишь очевидные для горожан отрицательные рейтинги московских предприятий по степени их влияния на городскую среду. В опросах такого рода давно и надёжно лидируют ЗИЛ, Нефтеперерабатывающий завод в Капотне, АЗЛК, "Серп и молот", "Каучук", Шинный завод, Дорхимзавод, завод химических удобрений в Капотне, завод полимерных красок - если ограничиться только первым десятком упоминаемых. Сложнее обстоит дело с менее заметными загрязнителями.

Тем не менее, анализ, осуществленный специалистами, показывает чрезвычайную серьёзность положения в ряде особо вредных производств и отсутствие городского контроля над экологической безопасностью предприятий всех форм собственности и принадлежности. Москва занимает одно из последних мест среди крупных городов России в деле учета промышленных отходов (за исключением радиационных материалов) и тем более - их обезвреживания, переработки и вторичного использования. К примеру, в Зеленограде на заводе пьезокерамики так и не была внедрена эффективная технология создания экологически чистых линий работы с ванадием и стронцием, давно и успешно используемая на предприятии того же профиля и того же объединения в Волгограде. Зеленоградское объединение "Донон" беспрепятственно отправляет в атмосферу мышьяк и чуть не всю таблицу Менделеева. Технология устранения мышьяка, эффективно используемая в Калуге, в Зеленограде так и не была внедрена.

При этом причины резко повышенной заболеваемости среди жителей Зеленограда санитарные ведомства до сих пор усматривали в особенностях местного водоснабжения (ныне положение исправлено), но не в деятельности местных промышленных предприятий. В России (Нижний Новгород, Волгоград, Казань) успешно работает оборудование для извлечения металла и повторного использования электролита в гальваническом производстве, для снижения слива хлорорганических соединений, однако в Москве не предпринимаются необходимые меры для внедрения соответствующего оборудования отечественного производства. За последние годы, несмотря на понятные трудности, существенно сокращены вредные выбросы и увеличено получение полезной продукции из отходов в Уфе и Челябинске (в частности, на печально известном металлургическом комбинате). Москва все заметнее отстает от России по этому ключевому вопросу.

Недопустимо низок объем утилизации вторичного сырья - в частности и потому, что эта переработка в принципе мало эффективна без внедрения исходной сегрегации бытовых отходов, на которую муниципальные предприятия по вывозу мусора оказались органически не способны.

Москва с её научным потенциалом занимает одно из последних мест в России по вторичному использованию отходов. Только в 1999 г., и только в Северном АО, предприняты робкие шаги по налаживанию вторичной переработки макулатуры, тогда как, к примеру, в подмосковных "Электроуглях" давно отработано получение из отходов высокоэффективной коллоидно-графитной смазки, дешевых сорбентов - поглотителей для очистки сточных вод, высокооктанового бензина, гибкой графитовой фольги и т.д. и т.п.

8.4. Позором для Москвы является сложившаяся в ней система уборки и вывоза бытовых отходов. Во-первых, так и не введена практика использования бумажных или из пластика, поддающегося разложению бактериями, тарных мешков под мусоропроводами. И это при том, что плата за вывоз мусора достаточна велика. Во-вторых, продолжается использование металлических контейнеров, не обеспечивающих герметичности временного хранения отходов, быстро выходящих из строя и являющихся источником раздражающих шумов при ночной вывозке. Продление на неопределённо долгий период этой глубоко порочной практики приводит к эффекту вторичного замусоривания уже убранных внутридворовых территорий - за счёт ветра. Это же обстоятельство приводит к интенсивному разрастанию популяции крыс. Наконец, это же обстоятельство способствует разрастанию популяции городских ворон, превратившихся уже в подлинную угрозу для биосферы Москвы. И это при условии, что химические предприятия российского Центра в любой момент были бы готовы наладить производство и поставку в Москву эффективных пластиковых контейнеров с герметичными крышками, бесшумных и устойчивых к коррозии.

Вместо кропотливой работы по сегрегации бытовых отходов правительство Москвы сделало ставку на повышение эффективности их уничтожения - прежде всего через строительство мусоросжигающих заводов, технологические особенности работы которых (с точки зрения выделения диоксинов) вызывали существенные возражения экологов. По нескольким строящимся заводам проведена дополнительная адаптация оборудования. Однако проверками Контрольно-счётной палаты Москвы 1998 г. установлено, что и эта программа не выполнена и что "Программа строительства санитарной очистки города на 1994-1998 гг., утвержденная постановлением Правительства Москвы от 18.10.94 # 94, не выполнена как по объему строительства, так и по вводу объектов в эксплуатацию. Пять мусороперегрузочных станций общей мощностью 872 тыс. тонн в год на день проверки не введены в действие, хотя окончание их строительства было предусмотрено в 1994-1995 гг."

8.5. Все последние годы правительство Москвы делало упор на обеспечение развития инфраструктуры личного автотранспорта (достаточно сопоставить 9 млрд. руб., выделенные в бюджете 2000 г. на участки третьего транспортного кольца, со всеми расходами на здравоохранение и физическую культуру - 10 млрд., со всеми дотациями на общественный транспорт - менее 3 млрд.) при явном сокращении внимания к общественному транспорту. Никем не подсчитан ущерб для здоровья миллионов людей, тратящих время и силы на ожидание автобусов и троллейбусов, на муки проезда в переполненных салонах. Но дело не только в этом: одно лишь отсутствие кондиционирования воздуха в поездах метрополитена и в автобусах не только бьет по нервам пассажиров, но и подвергает их непрерывной бактериальной и вирусной атаке. Общественный транспорт занимает одну из ведущих позиций в числе причин эпидемий гриппа и аллергии.

Достаточно указать, что в бюджете 2000 г. на физическую культуру и спорт выделено 217 млн. руб., чтобы получить ответ на вопрос о практически полном замирании работ по спортивным площадкам общего пользования. Физическая культура оказалась почти полностью роскошью, доступной лицам с высоким уровнем доходов.

Суммируя претензии к действиям московских властей в области экологии и профилактики здоровья жителей, мы вынуждены признать, что столица России вступает в XXI век в состоянии хотя и не катастрофическом, но никоим образом не отвечающем элементарным требованиям к качеству среды обитания в современных мегаполисах.


Альтернативы:

Трактовка экологического подхода как базисного критерия работы всех служб жилищно-коммунального хозяйства и комплекса развития города.

Принятие эффективных мер по сокращению автомобильного движения в центральной части города при повышении эффективности экологически безопасного общественного транспорта. Последнее предполагает формирование целостной концепции транспортного обслуживания города, в противовес нынешней практике раздельной трактовки метрополитена,[2] трамвая, троллейбусно-автобусных маршрутов и такси.

Сосредоточение усилий на снижении вредных выбросов от транспорта. В частности, речь идёт о переводе автобусного сообщения на газ и развитии системы маршрутных такси на электрической тяге.

Несмотря на относительную дороговизну иных препаратов, отказ от применения технической соли для снеготаяния на дорогах — возможно, за счёт введения городской надбавки к цене бензина.

Реорганизация системы уборки, вывоза и утилизации мусора, постепенный переход к сегрегации бытовых отходов. Реальные, предпринимаемые совместно с администрацией Московской области, меры по преобразованию свалок в цивилизованные полигоны, качественное повышение эффективности систем утилизации отходов.

Проведение жёсткой политики санации экологически грязных производств, разработка и реализация комплексной программы утилизации отходов через системы коммерческих предприятий.

Проведение эффективной реконструкции предприятий, ответственных за поддержание и качественное развитие зелёных насаждений, при квалифицированном взаимодействии с органами территориального общественного самоуправления.

Формирование и постадийное осуществление комплексной программы профилактики здоровья, охватывающей все качественные критерии оценки жилого фонда и общественного транспорта.


Оглавление доклада

§ Введение

§ 1. Статус Москвы и московской административной системы

§ 2. Стратегия развития города

§ 3. Структура и стиль городского управления

§ 4. Экономическая политика городских властей

§ 5. Инвестиционная деятельность московского правительства

§ 6. Бюджетная и финансовая политика

§ 7. Жилищная политика

§ 8. Экологическая политика и профилактика здоровья

§ 9. Социальная политика

§ 10. Политика в области здравоохранения

§ 11. Политика в области образования и культуры

§ 12. Стратегия развития и политика на рынке труда

§ 13. Потенциал общественного самоуправления

§ 14. Кадровая политика и управление в системе городской власти

§ 15. Открытость московской власти


Примечания:

[1]
Особо следует подчеркнуть, что до сего времени никто не потребовал от строителей и ремонтников организации правильного профиля внутриквартальных проездов, дорожек и площадок, что оборачивается не только малоприятными лужами, но также и замачиванием почв внутриквартальных пространств.

[2]
Характерной особенностью Московского метро как “государства в государстве” является планирование в логике наращивания числа станций и километража линий, тогда как реорганизация движения с созданием экспресс-линий, более плотная связка с пригородными рельсовыми путями, публичным образом ни разу не рассматривалась. Единственная новость для москвичей от управления метро все последние годы заключается в редком объявлении об открытии новых станций и частых — о повышении стоимости проезда и формы проездного документа. Только при разработке концепции третьего транспортного кольца просматривается связность коммуникаций на достойном уровне.